ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 847 подписчиков

Обмен разумом. Грустная история со счастливым концом

Обмен разумом. Грустная история со счастливым концом

Стояло жаркое лето. В городе от нагретого асфальта припекало, а сверху палило солнце. Найти прохладное место было проблематично. Тенистый сквер не спасал, а в общежитии можно было задохнуться даже с открытыми окнами. Да и что было делать там на койке с продавленной скрипучей сеткой.

Сложная и трудная судьба сложилась у Алешки к 35 годам. Всего не перескажешь. А получилось так, что никого у него не было – ни родных, ни друзей, и с женским полом не ладилось. Бывает. Жил в маленьком городишке, работал слесарем в управляющей компании и ходил по квартирам, занимаясь мелким ремонтом. Повезло с общежитием, было где жить. Но народ там обитал большей частью случайный, шумный. А Лешка, скромный и тихий, чувствовал себя чужим, но приходилось терпеть.

Дома в городке были старыми, каждый день что-нибудь да случалось. Вот и сегодня Лешка обошел несколько квартир, где в основном жили старички, поменял прокладки в смесителях, протекающий шланг у душа. А что дальше? Сел на скамейку у подъезда старого трехэтажного дома и задумался о своей жизни.

Ничего Лешка не мог изменить в своей судьбе. Стало ему жалко самого себя, и он чуть не расплакался. Да, да, и такие люди живут среди нас. Может мы их просто не замечаем, серых и пришибленных, неустроенных.

Лешка прутиком гонял мелкие камешки на песке, когда из травы выбежала приличных размеров сороконожка, обежала его правую ногу и остановилась напротив. Такие хищные насекомые живут на нашем юге. Лешка просто хотел смахнуть сороконожку прутиком обратно в траву. Уж больно страшный вид был у нее, но рука замерла.

Бусинками черных глаз на тонких стебельках насекомое внимательно разглядывало Лешку. Что-то в этом взгляде было притягательное. А потом в его голове прозвучало: «Привет!» Ничего не понимая, Лешка посмотрел по сторонам, рядом никого не было. «Это, я, я. Смотри! Я бегаю перед тобой,» - сороконожка пробежала по кругу между ботинками Лешки и опять уставилась на него черными бусинками. «Привет! - то ли испугавшись, то ли удивившись ответил Лешка и добавил, - Ты кто?»

- Сколопендра. А ты? – раздалось в голове.

- Человек! – удивился Лешка.

- Вижу. Зовут как?

- Лешка, - по привычке отозвался Алексей.

- Алексей значит?

- Я больше привык как Лешка. Подожди. Сколопендра – вроде как название насекомого?

- Когда-то меня звали Сергеем.

- Серегой?! Так ты тоже был человеком?

- Давно.

- А как… там оказался? – Лешка показал прутиком на насекомое.

- Осторожно! - Оно тут же ловко отпрыгнуло в сторону.

- Ой, извини.

- Ничего, тут научишься быть ловким. Зато не скучно. Когда-то поменялись телами с другим парнем. Приключений захотелось.

- Не надоело еще?

- А ты что, хочешь попробовать?

Лешка задумался: «А что? Что мне терять в этой жизни?» И сам не ожидая от себя, крикнул: «Давай!»

Лешка увидел перед собой каменистое поле и лишь через несколько секунд понял, что это обычные песчинки, превратившиеся в булыжники. Мир вокруг сразу стал большим. Подняв усики глаз вверх, он увидел перед собой гигантскую постройку. Это была скамейка, на которой он только что сидел. Но теперь она опустела. Серега поспешил сразу уйти, Лешка так и не увидел свое тело со стороны.

Сначала новое тело управлялось плохо. Сознание Лешки не могло к нему привыкнуть, особенно к большому количеству ног. Но надо было как-то приспосабливаться. Надо было научиться выживать. Раздался грохот. Это хлопнула дверь подъезда. В его сторону шел великан, обычный человек, который мог просто наступить на него и не заметить. С большим трудом Лешка забежал под скамейку и скрылся в зарослях травы.

К движению в теле сколопендры Лешка привыкал долго, так и не освоив его полностью, особенно в узких щелях растрескавшейся стены дома. Правда, на концах лапок имелись крохотные коготки, они хорошо цеплялись за неровности.

Пространство впереди он ощупывал тоненькими усиками с чувствительной бахромой. Глаза, висящие на тонких стебельках, в темноте помогали плохо, их надо было беречь.

Лешка научился ходить, потом бегать, научился охотиться. Тело требовало пищи. Теперь размышлять о своей никчемной жизни было некогда. Опасности поджидали постоянно. Простой воробей стал грозным хищником. Как и обещал Серега, было не скучно, но и не весело.

Шло время. Седьмая и тринадцатая нога по левой стороне не слушались и просто волочились. Справа давали сбои четвертая, девятая и пятнадцатая, подгибались при каждом шаге. Две пары последних ног просто отсутствовали, сказывались последствия схватки с черным пауком. Брюшко, переходящее в короткий хвост, провисло и волочилось по земле.

Как ни странно, самыми опасными были не большие черные пауки, от них можно было забиться в узкую трещину стены дома. Муравьи представляли более серьезную угрозу. Их разведчики проникали в самые дальние уголки лабиринта ходов в стене дома, и, обнаружив добычу, тут же приводили подмогу. Остатки хитиновых панцирей собратьев встречались часто.

Лешка не любил забираться в лабиринт, но в один из дней жильцы опрыскали химикатами газон у дома. Муравьи быстро скрылись в своих подземных городах. Лешка, один из немногих, успел скрыться в стене дома.

Углубляясь в лабиринт все дальше, он потерял ориентировку. Красный туман, Лешка так видел последствия обработки, распространялся не только над газоном, но проникал по трещинам все дальше вглубь стены. Приходилось спешить, что было трудно с плохо действующими ногами.

Лешка выбирал более широкие ходы, щели между кирпичами, они тянулись дальше и дальше вглубь стены. Двигаться приходилось быстро короткими рывками, замирая и внимательно осязая уходящий вперед ход.

Усики помогали только на близком расстоянии, осязание работало иначе. Лешка чувствовал пространство вокруг себя и передвижения других существ. Как это происходило, неизвестно. Но в какие-то моменты он представлял себя исследователем, помещенным даже не в тело, а в сложное устройство.

Такой самообман помогал ненадолго. Лешка не раз пожалел об обмене телами и своем скоропалительном решении. Теперь покинуть тело он не мог, и не мог знать, сколько еще предстояло существовать. Могло получиться и так, что сознание затухнет, исчезнет, растворится в бездне. Выход был только один. Найти человека и также обменяться телами.

На грани осязания в боковом, более узком проходе, ощутилось какое-то подобие движения. Лешка насторожился. Лезть туда не хотелось, но это движение не предвещало опасности, а тело требовало подпитки органикой. Всасывания крохотных капель влаги со стен явно не хватало.

Существо, скрывшееся в боковом проходе, было небольшое. Оно тоже почувствовало Лешку и решило спрятаться. Ход явно был тупиковым. Скоро крохотный паучок забился в самый его конец и замер, выставив перед собой маленькие клещи, приготовившись обороняться.

Лешка хотел напасть, но вдруг кроме обычного страха насекомого уловил и обрывки мыслей существа высшего порядка. Это была обреченность и просьба о помощи к высшим силам.

Волна эмоций существа, находящегося в теле паука, захлестнула. Лешка остановился сначала в нерешительности, а потом, поддавшись давно забытому чувству жалости, протянул вперед свой усик и прикоснулся к дрожащему тельцу.

Жвала паучка несколько раз сжимались, но Лешка ловко отдергивал усик, посылая добро и спокойствие. Оказывается, он еще был способен на такое, просуществовав в мире естественного отбора. Паучок перестал дрожать и замер.

- Кто ты? - мысленно спросил Лешка. В ответ донеслось, что-то похожее на всхлипывания. - Ты тоже обменялся телами?

- Мое тело украли во сне. Я давно здесь, сил больше нет. У меня осталось только четыре ноги.

- Цепляйся за меня, я и тебя смогу утащить дальше. Скоро сюда придет красный туман!

- Нет. Я устала.

- Устала?

- Ты был мужчиной, я женщиной. Осталась ночевать у подруги... и вот.

- А я сам решил попробовать другой жизни, и мы просто поменялись телами.

- Тебя обманули.

- Может и так. Как тебя зовут?

- Света. Спеши! Прощай! Я просто усну здесь.

- Может твой разум не пропадет бесследно.

Лешка вернулся в главный ход, он все больше уводил вверх. И как горько ему было осознавать, что встретив разумное существо, с ним тут же пришлось расстаться.

Грозное дыхание красного тумана чувствовалось все сильнее. Не разумом, а чутьем Лешка ощущал, что спасение может быть, если он заберется по трещинам как можно выше. На очередном разветвлении сверху слегка подуло свежим воздухом, и он начал протискиваться в узкий вертикальный проход.

Постоянный приток свежего воздуха ободрил. И самое главное, туман не мог проникнуть сюда. Сначала Лешке показалось, но потом он ощутил свет. Глаза на стебельках сами настроились в направлении источника, подниматься стало гораздо проще.

Наконец передо Лёшкой открылось громадное светлое пространство, его невозможно было объять, это был новый, абсолютно другой мир. Хотя где-то в глубине памяти он и казался знакомым. В этом мире было тепло и безопасно, здесь была еда. Похоже Лешка нашел свой рай.

-----------------------------------------------------------------------------------------------

Игорь сидел в кресле у телевизора, когда услышал истошный крик жены из кухни. Жена просто так кричать не могла, в ее голосе слышался неподдельный испуг. Он вскочил и бросился к ней.

Ирина стояла на стуле, верещала и пальцем показывала в угол комнаты. Из-за плинтуса выползла большая черная сколопендра и замерла, словно оглядывая комнату. Не долго думая, Игорь снял тапочек и замахнулся на страшное насекомое, непонятно как пробравшееся в дом.

И тут на грани своих ощущений он уловил чью-то мысль: "Пощади!" Игорю даже показалось, что он увидел грустный взгляд, исходящий от двух бусинок на тоненьких стебельках. Его рука безвольно опустилась, и на миг все пропало.

-------------------------------------------------------------------------------------------------

Лешка стоял на кухне с тапком в руке и сначала ничего не понимал. Потом он увидел, как черная сколопендра юркнула за плинтус и пропала. Он помог спуститься Ирине со стула. Память быстро восстановила навыки управления человеческим телом. А затем он понял, что произошло.

Ирина понравилась Лешке. Правда сначала она никак не могла понять, что такое произошло с ее мужем. Из ленивого увальня, сидящего у телевизора с банкой пива, он превратился в мастера, который принялся за ремонт их старенькой квартиры. Первым делом заделал все щели за плинтусами, а потом отремонтировал и вечно текущие краны.

А Лешка с той поры ходил осторожно и поглядывал себе под ноги, иногда шепча что-то невнятное. К этой его новой странности Ирина быстро привыкла.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх