ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 760 подписчиков

Свежие комментарии

  • Андрей Жадовский
    Мне очень понравилось объяснение некоторых ученых, что и в строительстве пирамид, и при создании монументальных соору...3 момента из древ...
  • Виктор zz
    Судя по грубым и совершенно нелепым грамматическим ошибкам, автор плохо учился в школе (или еще учится). Пиши лучше...Почему нам не рас...
  • Юрий Колобродов
    А куда же делся керосин и фреон, когда ледяной панцирь был просверлен? Давление в 400 атм. все это выдавило наружу? ...Почему нам не рас...

Генерал Иисуса

Генерал Иисуса

Истории ордена иезуитов, столь богатой интригами, заговорами, убийствами и т. п., не существовало бы вовсе, если бы в 1491 году на севере Испании, в баскской провинции Гипускоа, не родился основатель этого ордена - богатый испанский идальго дон Иньиго Лопец де Рекальдо Лойола.
Его мать, подражая Богородице, удалилась разрешаться от бремени в хлев и положила новорожденного в ясли. Когда возник вопрос об имени для малютки, то, как рассказывают биографы-иезуиты, ребенок сам внезапно громко произнес: "Меня зовут Иньиго!"
Он происходил из древней дворянской семьи, обласканной при испанском дворе и наделенной большими привилегиями. Отец Иньиго, или в устоявшейся русской транскрипции Игнатия, был грандом, который принадлежал сразу к двум старейшим родам аристократии басков. Он владел обширными поместьями и, кроме того, получал значительные доходы от близлежащих железоделательных заводов. Игнатий, самый младший из 13 детей гранда, еще совсем юным был определен пажом в дом губернатора крепости Азевало Хуана Веласкеса де Куэльяр, с которым часто бывал при дворе короля Фердинанда V. Стройный, ловкий, находчивый болтун, Игнатий, подобно другим молодым людям благородного происхождения своего времени, отдавал обильную дань игре, дуэлям, вину, прекрасным дамам и отнюдь не стремился жить как благочестивый христианин.


Но была у него одна особенная страсть: чтение рыцарских романов. Вдобавок он был беспредельно честолюбив, пылок и безумно храбр. Эти черты характера очень пригодились ему в жизни: в царствование Фердинанда V военные действия почти не прекращались. И Лойола, голова которого была забита историями о невероятных подвигах рыцарей, со всем пылом молодости окунулся во все превратности военнопоходной жизни.
Вскоре он стал офицером личной охраны старого друга своего отца герцога де Нахера - одного из самых могущественных и богатых грандов Испании. При защите города Памплоны во время войны с французами в 1521 году наш герой был тяжело ранен - ядро раздробило ему обе ноги. Победители, однако, отнеслись к раненому Лойоле по-рыцарски благородно и, оказав первую по-
мощь, доставили в отцовский замок, где его подвергли многочисленным мучительным операциям. Страшную боль он переносил с удивительным мужеством, но на всю жизнь так и остался хромым.
От скуки во время лечения Лойола принялся читать четырехтомную "Жизнь Христа" и объемные "Жития святых". Описания их страданий так подействовали на пылкое воображение молодого человека, что он решил сделаться духовным воином Христа, Богоматери и Святого Петра. Но, как известно, дьявол просто так не сдается: в голове у Игнатия происходили настоящие сражения - то он часами мечтал о какой-нибудь прекрасной даме, разрабатывая планы, как ее соблазнить, то, одумавшись, начинал каяться и молиться. Во время этих "битв" Лойола впервые начал фиксировать свои психические состояния и заниматься духовными упражнениями, постепенно приходя к пониманию, что мир поделен между Богом и дьяволом, которые возбуждают в душе человека импульсы к добру или злу, коим он может сопротивляться или, наоборот, предаваться.
Однажды ночью, когда Лойола лежал без сна, он, по словам летописцев, увидел Деву Марию с ее Божественным Сыном. И ощутил страстную ненависть к прегрешениям своей прошлой жизни, особенно к грехам плоти. И тогда же дал обещание в будущем не уступать подобным желаниям, - и сдержал его, "не испытав больше ни малейших похотливых побуждений".
Немного подлечившись от ран, в 1522 году он отправился на богомолье в большой бенедиктинский монастырь близ города Барселона, где хранился чудотворный образ Богородицы. Добравшись до монастыря, Игнатий целую ночь простоял с оружием в руках перед новой дамой своего сердца - Девой Марией. А наутро положил на алтарь перед образом Марии меч и кинжал, принял святые дары, подарил нищему свою богатую одежду гранда, подпоясался веревкой и в рубище решил идти в Палестину, дабы обратить неверных в христианство.
Через год бывший герой Памплоны, побираясь Христовым именем, достиг наконец Иерусалима. С благоговением посетив все места, связанные с земной жизнью Спасителя, он обратился за благословением в деле обращения неверных к местному настоятелю ордена Францисканцев. Прежде чем дать благословение на такое опасное дело, этот умный и осторожный человек решил задать самозваному проповеднику несколько вопросов, но быстро убедился, что Лойола местных языков не знает, с мусульманским вероучением не знаком, а в христианской доктрине более чем неуч. Настоятель, пригрозив отлучением, бесцеремонно выпроводил его из Иерусалима.
Вернувшись на родину, Лойола некоторое время изучал богословие в Саламанке, а затем отправился в Париж, где продолжил богословское образование. Там он познакомился и довольно близко сошелся с будущими активными членами своего ордена: Петром Лефевром, Френсисом Ксавьером, Лайнесом и другими многообещающими молодыми людьми. При их участии и поддержке прочих единомышленников Лойола разработал проект монашеского ордена "Общества Иисуса", позднее получившего название "Ордена иезуитов" от латинской формы имени Иисус - Jesus.
В 1537 г. Игнатий принял священнический сан и вскоре отправился в Рим. В двух милях от Вечного города он посетил полуразрушенную часовню, где, по свидетельству сопровождавших его единомышленников, ему явился Бог-Отец и сказал: "Я буду к вам в Риме благосклонен". Так и произошло. Правивший тогда в Ватикане Папа Павел II! повелел Лефевру преподавать Писание, Лайнесу - теологию, а Лойолу после личного свидания, длившегося целый час, милостиво отпустил. Во время этой встречи Игнатий представил Папе разработанный проект своего ордена и устав, в котором к трем обычным монашеским обетам -целомудрию, бедности, послушанию - присоединил еще и четвертый: постоянное служение Христу, папе и римской церкви. В подтверждение этого на гербе оржя.а была сделана многозначительная надпись: "Во имя Иисуса да согнется всякое колено".
"Здесь виден перст Божий!" - воскликнул Папа, и 27 сентября 1540 года устав ордена иезуитов был им утвержден, а через год Лойолу единодушно избрали первым генералом ордена. Фанатик католической церкви, он утверждал: "Чтобы достичь истины во всех вещах, нам надлежит всегда быть готовыми поверить, что все то, что я вижу белым, является черным, если так определяет его церковь". От новых членов ордена его генерал все годы своего командования требовал слепого и безоговорочного повиновения. Наделенный поразительным организаторским талантом, он создал могущественную полувоенную организацию, чья деятельность была страшна и таинственна.
Игнатий умер в 1556 году, а в 1622 г. его канонизировали. Хотя сам он и покинул сей мир, дело его продолжало жить и набирать обороты. Кстати сказать, после своей кончины генерал иезуитов оставил не только мощную организацию, но и массу вопросов, на которые не могли найти ответов. К примеру, почему Папа сразу же дал новому ордену чрезвычайные привилегии и почему во главе монахов поставили генерала? За какие выдающиеся заслуги всего Лойолу причислили к лику святых? Ведь любая церковь обычно подходит к вынесению подобных решений достаточно взвешенно и осторожно.
В ответах на эти вопросы и кроется одна из главных тайн "Общества Иисуса". Дело в том, что, разработав проект нового монашеского ордена, Лойола предложил Папе создать... католическую политическую разведку - полувоенную структуру с жесткой дисциплиной.
Встав во главе этой структуры, монах-генерал начал формировать армию шпионов, исповедовавших вовсе не христианское милосердие, а беспощадный принцип: "Цель оправдывает
средства". Будучи полувоенной организацией, орден делился на разряды. Первый составляли испытуемые. В течение двух лет они проходили суровую школу, не допускавшую даже мысленных сомнений и малейших колебаний при выполнении приказа вышестоящего иезуитского начальника: неважно, шла ли речь о доставке тайного послания или убийстве неугодного человека. Ко второму, более высокому в иезуитской иерархии разряду, относились схоластики. В течение пяти лет они изучали общие науки и богословие. Причем далеко не все испытуемые, а лишь особо доверенные и способные становились схоластиками и получали весьма основательное по тем временам образование. Кроме того, им давались навыки конспиративной работы, а также практические знания, необходимые для того, чтобы стать "ловцами душ", то есть вербовщиками новой агентуры. Испытуемые и схоластики, хотя и являлись членами ордена, могли, ничем не выделяясь, свободно жить в миру. Именно из таких законспирированных иезуитов состояла обширнейшая шпионская сеть "Общества Иисуса”.
В третий разряд входили коадъюторы, которые принимали монашеские обеты и вели соответствующий образ жизни. В свою очередь, коадъюторы гоже делились на два разряда. Одни принимали духовный сан и занимались воспитанием юношества, миссионерством и проповедничеством. По линии тайной деятельности в их обязанности входил негласный поиск подходящих кандидатов для привлечения в ряды членов ордена, а также выведывание всевозможных тайн и распространение нужных иезуитам сведений и слухов. Существовали и светские коадъюторы, работавшие экономами, поварами, управителями и т. п. На первый взгляд кажется странным, что люди, получившие университетское образование, столь редкое в Европе в то время, шли в услужение. Однако эта странность объясняется просто: в руках экономов и управляющих со временем оказывались огромные средства, а от поваров-иезуитов зависела жизнь политических деятелей. Так что "Общество Иисуса" могло распоряжаться и тем и другим.
Самую высшую степень посвящения в ордене представляли так называемые профессы, принимавшие, кроме трех обычных монашеских обетов, еще и четвертый - обет безусловного повиновения Папе. А заодно и генералу ордена. Профессы, как правило, назначались миссионерами в какую-либо страну, то есть становились профессиональными разведчиками-резидентами, руководившими всей агентурной сетью. В "странах еретиков" - таких как, например, Россия, профессы были духовниками при дворах влиятельных особ, где вербовали иезуитам сторонников. Примечательно, что в год смерти Лойолы в ордене насчитывалось около 1000 иезуитов, а в конце 90-х годов XX века - более 30 тысяч.
Иезуитам, помимо всего прочего, принадлежат тысячи престижных средних и высших учебных заведений, в которых обучается свыше 800 000 человек. Орден издает тысячи газет и журналов, официально действуя в 112 странах. Утверждают также, что с XVIII века иезуиты избирают не одного, а двух генералов: один настоящий властелин ордена действует со своим тайным сове том в Америке, а другой - подставной, живет в Риме и руководит политикой Пал.

Автор: В.Потапов
Источник: "Интересная газета. Загадки цивилизации" №23 2013 г

Картина дня

наверх