ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 772 подписчика

Свежие комментарии

  • Александр Всезнают
    Если бы это работало, то крематорий, в котором сжигали тушку Ёлкина, разнесло бы пыль! Такая сволочь была!! А Горбато...Мистическая истор...
  • Александр Всезнают
    Если бы это работало, то крематорий, в котором сжигали тушку Ёлкина, разнесло бы пыль! Такая сволочь была!! А Горбато...Мистическая истор...
  • Александр Всезнают
    Если бы это работало, то крематорий, в котором сжигали тушку Ёлкина, разнесло бы пыль! Такая сволочь была!! А Горбато...Мистическая истор...

Трагедия Французского Алжира

Трагедия Французского Алжира

Покидающие Алжир французские солдаты ожидают погрузки на корабль. Город Бона

В этой статье мы завершим рассказ о многолетней и кровавой алжирской войне, расскажем о бегстве из Алжира «черноногих», evolves и harki и о некоторых печальных событиях, последовавших за обретением этой страной независимости.

Конец Французского Алжира


Несмотря на отчаянное сопротивление «черноногих» и OAS, на референдумах во Франции (8 апреля 1962 года) и в Алжире (1 июля 1962 года) большинство проголосовавших высказалось за предоставление независимости этому департаменту, которая и была официально провозглашена 5 июля 1962 года.

Самым возмутительным было то, что от участия в апрельском референдуме 1962 года были отстранены люди, более всего заинтересованные в его итогах, – «черноногие» Алжира и местные арабы, имевшие право голоса: это было прямым нарушением третьей статьи Конституции Франции, и легитимным данное голосование считаться не могло.

Одним из последствий этого акта стал исход (фактически бегство) более миллиона «черноногих», сотен тысяч арабов-лоялистов (evolves), десятков тысяч евреев и свыше 42 тысяч военнослужащих-мусульман (harki) из Алжира во Францию.

На самом деле речь идёт об одной из самых трагических страниц истории французского народа, о которой нынешние «толерантно настроенные» власти этой страны хотели бы забыть навсегда.
Об этом исходе библейского масштаба помнят сейчас в основном лишь потомки этих людей.

Всего тогда покинули Алжир около 1 380 000 человек. Это бегство осложнялось нехваткой мест на теплоходах и в самолётах, к тому же ещё и забастовали работники водного транспорта Франции, шкурные интересы для которых оказались выше цены крови алжирских французов. В результате в Оране день объявления независимости Алжира был омрачён масштабной резнёй европейского населения – по официальным данным, признанным самими алжирцами, было убито свыше трёх тысяч человек.

В этом городе ещё в 1960 году проживало 220 тысяч «черноногих» и 210 тысяч арабов. К 5 июля 1962 года в Оране ещё оставалось до 100 тысяч европейцев. Эвианские соглашения, которые были заключены между правительством Франции и Фронтом национального освобождения Алжира 16 марта 1962 года, гарантировали им безопасность. Но де Голль в мае 1962 года заявил:

«Франция не должна нести никакой ответственности в деле поддержания порядка… Если кто-то будет убит, это дело новой власти».

И всем стало понятно, что черноногие Алжира, а также местные арабы-evolves и harki обречены.

Действительно, сразу после объявления о независимости Алжира в крупных городах на них началась настоящая охота.

По грубым подсчётам, были убиты около 150 тысяч человек («грубым» – потому, что учитывались только мужчины, тогда как вместе с ними часто истреблялись также женщины и дети из их семей).

Простите за эту фотографию, но, посмотрите, что делали боевики ФНО с оставшимися в Алжире harki:

Трагедия Французского Алжира

А это не Алжир и не Оран, а Будапешт 1956 года, и венгерский коммунист зверски убит не «дикими кабилами» из ФНО, а «цивилизованными» европейскими повстанцами:

Трагедия Французского Алжира

Очень похоже, не правда ли? А вот отношение к этим событиям и у нас, и за рубежом почему-то всегда было очень разным.

На этом фоне харьковскому депутату от Партии регионов в декабре 2014 года, конечно, очень «повезло»: нынешним «активистам» незалежной Украины пока ещё далеко до их кумиров времён Шухевича и Бандеры:

Трагедия Французского Алжира

И на этой фотографии на коленях перед беснующейся толпой стоят не harki Алжира, а бойцы украинского подразделения милиции специального назначения «Беркут» во Львове:

Трагедия Французского Алжира

В Алжире или Оране 1962 года им бы, конечно, перерезали горло через 5 минут после этой «фотосессии» – там в это время было очень страшно.

Наибольшие масштабы резня европейцев обрела в Оране: людей с европейской внешностью расстреливали на улицах, резали в собственных домах, пытали и истязали.

Трагедия Французского Алжира

Осмелевшие боевики ФНО на улице Орана, 5 июля 1962 года

Французским солдатам было запрещено вмешиваться в происходящее, и этот приказ осмелились нарушить лишь два офицера: капитан Жан-Жермен Крогеннек и лейтенант Рабах Келлиф.

Капитан Крогеннек был командиром 2-й роты Второго зуавского полка. А вот лейтенант Рабах Келифф (Rabah Kheliff), командовавший 4-й ротой 30-го мотопехотного батальона, – араб из семьи evolves, его отец был офицером французской армии. Сам Келифф служил с 18 лет и участвовал в сражении у Дьенбьенфу, где был тяжело ранен.

Трагедия Французского Алжира

На этой фотографии лейтенант Рабах Келифф справа

Узнав, что у здания префектуры боевики ФНО загоняют в грузовики «черноногих», Келифф обратился к командиру полка и получил ответ:

«Я прекрасно понимаю, что вы чувствуете. Действуйте по вашему усмотрению. Но я вам ничего не говорил».

Наплевав на возможные последствия, Келифф повёл своих солдат (всего половину роты) к указанному месту, где обнаружил сотни европейцев, в основном женщин, детей и стариков, которых охраняли вооруженные боевики ФНО. Освободить «черноногих» оказалось очень легко: осмелевшие теперь «революционеры» очень хорошо помнили, как совсем недавно французские солдаты гоняли их по горам и пустыне. Келифф нашёл префекта (!) и сказал:

«Я даю вам три минуты на то, чтобы освободить этих людей. Иначе я ни за что не отвечаю. Префект молча спустился вместе со мной и увидел часового из ФНО. Переговоры длились недолго. Парни из ФНО погрузились в грузовик и уехали».

Проблема была в том, что освобождённым людям было некуда идти: в собственных домах дома их ждали те же самые боевики. Келифф опять же самовольно выставил патрули на дорогах, ведущих в порт и аэропорт, и на служебном джипе лично перевозил беженцев в порт. Во время одной из таких поездок он был схвачен боевиками и получил ранение, но солдаты отбили его.

Из статьи «Алжирская война Французского Иностранного легиона» мы помним, что большинство оранских «черноногих» имели испанское происхождение. Поэтому помощь в их эвакуации оказали и власти этой страны, предоставив суда, которые вывозили их в Аликанте. Тридцать тысяч оранских беженцев навсегда остались в Испании.

Рабаху Келиффу тоже пришлось покинуть родной для него Алжир, в том же 1962 году. Он служил во французской армии до 1967 года, уйдя в отставку в чине капитана, умер в 2003 году.

Война с памятниками


Избавившись от «проклятых колонизаторов», активисты ФНО начали «освобождать» доставшуюся им страну от французских памятников.

Этот памятник военнослужащим Иностранного легиона ранее стоял в алжирском городе Сидоне. Уходившие из Алжира «черноногие» забрали его с собой, чтобы спасти от надругательства. Сейчас его можно увидеть в корсиканском городе Бонифацио:

Трагедия Французского Алжира

Памятник военнослужащим Иностранного легиона, город Бонифацио, Корсика

Вот так выглядел созданный Полем-Максимилианом Ландовски (автор статуи Христа Спасителя в Рио-де-Жанейро) памятник павшим в I мировой войне до 1978 года: Франция, солдат-европеец и солдат-араб держали щит с телом убитого героя:

Трагедия Французского Алжира

Алжир. Памятник павшим в I мировой войне до 1978 года

А вот как он выглядит сейчас: бетонный куб и сжатые в кулаки руки, разрывающие оковы:

Трагедия Французского Алжира

Так, наверное, «гораздо лучше», как вы думаете?

На этой фотографии – памятник павшим в I мировой войне, который с 1925 года стоял в алжирском городе Тлемсене. Фигуры символизируют европейского и алжирского солдат и Францию:

Трагедия Французского Алжира

В 1962 году он был перевезен во французский город Сент-Эгюльф:

Трагедия Французского Алжира

Здесь активисты ФНО разбивают один из французских памятников:

Трагедия Французского Алжира

Примерно так же сейчас за пределами России обращаются с советскими памятниками. Вот, например, город Цехоцинек в Польше. 30 декабря 2014 года здесь был уничтожен памятник Благодарности и Братства Советской Армии и Войска Польского:

Трагедия Французского Алжира

Польша, 30 декабря 2014 года, город Цехоцинек, снесен памятник Благодарности и Братства Советской Армии и Войска Польского

А это – Одесса, 4 февраля 2020 года: националисты рушат последний барельеф Г. К. Жукову:

Трагедия Французского Алжира

И совсем недавние события в Праге. 3 апреля 2020 года здесь демонтировали памятник советскому маршалу Коневу, войска которого первыми вошли в покинутый власовской дивизией Буняченко и всё еще контролировавшийся немцами город:

Трагедия Французского Алжира

Да и у нас тоже после «победы демократии» зомбированные экстремисты валили памятники – не будем забывать об этом.

Это Москва, 22 августа 1991 года, под вопли пьяной толпы сносят памятник Ф. Дзержинскому:

Трагедия Французского Алжира

Самодовольные карлики, попирающие каменного гиганта:

Трагедия Французского Алжира

И Киев, 8 декабря 2013 года. Вандалы разбивают памятник В. Ленину:

Трагедия Французского Алжира

Очень похожие картинки, не так ли?

Деградация независимого Алжира


Провозглашение Алжирской Народно-Демократической Республики датируется 20 сентября 1962 года. На президентских выборах в 1963 году победил Мухаммад Ахмад бин Балла (Ахмед бен Белла) – участник II мировой войны в составе французской армии и несостоявшийся центральный полузащитник марсельского футбольного клуба «Олимпик», один из руководителей ФНО, который выучил арабский язык лишь во французской тюрьме, где сидел с 1956 по 1962 гг.

И уже через год независимый Алжир сцепился с независимым королевством Марокко. Причиной конфликта стали претензии марокканцев на месторождения железной руды в провинции Тиндуф.

К осени 1963 года советские специалисты безвозмездно разминировали основную часть границы Алжира и Марокко (один человек погиб, шесть получили тяжёлые ранения), и теперь ничто не могло помешать соседям немного повоевать.

14 октября 1963 года армия Марокко нанесла удар в районе Коломб-Бешара, продвинувшись вперёд на 100 км. Обеими сторонами использовались танки, артиллерия и авиация, причем у марокканцев на вооружении оказались советские МиГ-17, а у алжирцев – МиГ-15, подаренные Египтом. 15 октября по одному МиГу противоборствующих сторон даже вступили в бой, закончившийся безрезультатно. А 20-го октября 1963 года марокканские истребители вынудили приземлиться «заблудившийся» алжирский вертолёт Ми-4, на котором оказалось 5 египетских «наблюдателей», что стало для Марокко поводом обвинить Египет в военном вмешательстве.

На стороне алжирцев тогда выступил и кубинский контингент во главе с Эфихенио Амейхейросом. Этот конфликт удалось остановить лишь в феврале 1964 года, когда на чрезвычайной сессии Совета министров Организации африканского единства была достигнута договоренность о прекращении военных действий и отводе войск на исходные позиции. Сторонам конфликта было предложено совместно разрабатывать данное месторождение. Ратификация этого соглашения затянулась: правительство Алжира сделало это 17 мая 1973 года, а марокканцы – лишь в мае 1989-го.

Но вернёмся к Ахмеду бен Белле, который любил говорить:

«Кастро мне брат, Насер – учитель, а Тито для меня образец».

Однако первого президента Алжира потом сравнивали не с этими выдающимися деятелями, а с Никитой Хрущёвым, который перед отставкой успел вручить ему не только международную Ленинскую премию мира, но и звезду Героя Советского Союза.

Как и в СССР при Хрущёве, при новом президенте в Алжире начались экономические проблемы, и целые отрасли экономики быстро пришли в упадок.

Алжир, который при французах отправлял продовольствие на экспорт, теперь обеспечивал себя продуктами питания лишь на 30%. Более или менее стабильно работали только предприятия нефтедобычи и нефтепереработки, но после падения цен в 80-х гг. Алжир лишился практически единственного источника валютных доходов. Социальное расслоение и напряжённость в обществе нарастали, увеличивалось влияние исламистов. Очень скоро простые алжирцы уже с завистью смотрели на своих соотечественников, живущих во Франции. 19 июня 1965 года Ахмед бен Белла был смещён с поста президента и арестован. При новом президенте Бумедьене оставшиеся в стране евреи были обложены дополнительными налогами, исламисты начали кампанию бойкота еврейских предприятий и магазинов.

5 июня 1967 года Алжир объявил войну Израилю. Верховный суд Алжира даже объявил, что евреи не имеют права на судебную защиту. А 23 июля 1968 г. боевиками Народного фронта освобождения Палестины был захвачен самолет израильской гражданской авиакомпании «Эль-Аль» 426, следовавший из Рима в Тель-Авив. Упомянутую организацию, кстати, создал в 1967 году арабский педиатр и христианин Джордж Хабаш.

Угонщики заставили пилотов посадить воздушное судно в Алжире, где их гостеприимно встретили власти этой страны, разместившие заложников на одной из военных баз. Персонал авиалайнера и пассажиры-мужчины были задержаны, несмотря на официальные протесты генерального секретаря ООН, лидеров ряда западных стран и бойкот Международной ассоциации пилотов гражданской авиации, объявленный Алжиру 12 августа. Последняя мера, видимо, оказалась наиболее действенной, потому что 24 августа заложники были всё же освобождены – в обмен на 24-х террористов, осуждённых в Израиле. Пытаясь «сохранить лицо», министр иностранных дел Израиля Абба Эвен заявил, что этот «гуманитарный жест» не являлся выполнением условий боевиков НФОП.

На этом «достижении» ФНОП, впрочем, не остановился. 29 августа 1969 года авиалайнер TWA 840, следовавший из Лос-Анджелеса в Тель-Авив, был захвачен и направлен в Дамаск двумя террористами, предполагавшими, что этим рейсом летит посол Израиля в США И. Рабин. Руководила этой операцией 23-летняя Лейла Хамед, которой так понравилось захватывать самолёты, что 6 сентября 1970 года она сделала ещё одну попытку, но была обезврежена и передана британским властям в аэропорту Хитроу.

Трагедия Французского Алжира

Лейла Хамед

Хамед отделалась лёгким испугом: 1 октября её обменяли на заложников других четырёх захваченных 6-8 сентября самолетов, четыре из которых были посажены в Иордании на самовольно захваченном палестинскими боевиками аэродроме около города Ирдиба. Закончилось это тем, что король Иордании Хуссейн, осознавший, что палестинцы намереваются захватить власть в стране, 16 сентября начал против них военную операцию, в ходе которой было «утилизировано» 20 тысяч боевиков и изгнано ещё около 150 тысяч («Чёрный сентябрь», об этом было коротко рассказано в статье «Российские волонтеры Французского Иностранного легиона»).

Хамед в ранге национальной героини, пообещав «вести себя хорошо», поселилась в Аммане, вышла замуж, родила двух детей и в одном из интервью даже назвала ДАИШ (ИГИЛ, запрещено в РФ) «агентами мирового сионизма».

Но вернёмся в Алжир, где в 1991 году на первом туре парламентских выборов победил образованный в 1981 году Исламский фронт спасения, после чего результаты голосования были отменены, ИФС был запрещен и начал масштабную кампанию террора против правительственных чиновников и мирных граждан.

1991-2001 гг. вошли в историю Алжира как «Черное десятилетие» (по-другому это время называют «Десятилетием террора», «Годами свинца» или «Годами огня») – фактически всё это время шла война между правительством и исламистами.

В 1992 году в стране произошёл новый государственный переворот, в результате которого к власти пришел генерал Ламин Зеруаль, бывший командующий ВВС и сухопутными вооруженными силами Алжира, выпускник военных училищ в Москве (1965 год) и в Париже (1974 год).

В 1993 г. Исламский фронт спасения объявил в Алжире «войну против иностранцев, в ходе которой были убиты, например, 19 католических священников и монахов (всем отрезали головы).

Бывший офицер алжирской армии Хабиб Суаидия о событиях тех лет написал книгу «Грязная война», в которой обвинил министра обороны Алжира, члена Высшего Государственного Совета Хамеда Неззара и других алжирских генералов в «ответственности за убийства тысяч людей, осуществленных не без участия Исламской вооруженной группы». Международная «Ассоциация по борьбе с безнаказанностью» Trial утверждает, что при Халеде Неззаре в Алжире проводились

«кровавые репрессии в отношении политических оппонентов, массовые пытки, насильственные исчезновения и внесудебные казни по отношению к ним. Результатом стали 200 000 смертей, исчезновение 20 000 человек и насильственное перемещение более 1,5 миллиона человек».

В свою очередь Неззар заявил, что:

«Исламская оппозиция из ФИС, включая Хосина Айт Ахмеда, залила Алжир кровью, за исключением отдельных случаев убийств, армия к этому непричастна».

Независимые исследователи сходятся во мнении, что на счету Исламского фронта и алжирских силовиков примерно одинаковое количество жертв. На протяжении 19 лет, с 1992 по 2011 гг., в Алжире действовал режим чрезвычайного положения.

Новая активизация фундаменталистов произошла в 2004 году, страну сотрясали громкие теракты с большим количеством.

Трагедия Французского Алжира

Алжир, декабрь 2007 года, 47 человек погибли в результате двойного теракта

Трагедия Французского Алжира

Место взрыва школьного автобуса, Алжир, 11 декабря 2007 года

Не забывали алжирские исламисты и о «проклятых колониалистах» из Франции.

24 декабря 1994 года 4 террориста захватили вылетевший из Алжира в Париж аэробус A-300 авиакомпании Air France, на борту которого находились 12 членов экипажа и 209 пассажиров. Этот самолёт они хотели взорвать над Эйфелевой башней, но при дозаправке в Марселе «Группа вмешательства национальной жандармерии Франции» взяла авиалайнер штурмом, уничтожив всех террористов.

Трагедия Французского Алжира

Штурм аэробуса группой GIGN

3 декабря 1996 года боевики алжирской Исламской вооружённой группы взорвали газовый баллон, начиненный гвоздями и металлической стружкой, в вагоне на станции парижского метро «Порт-Руаяль»: 4 человека погибли, более ста получили ранения.

Были во Франции и другие инциденты с участием алжирцев.

В феврале 2019 года в результате народных волнений, охвативших Алжир, от участия в президентских выборах вынужден был отказаться Абдель Азиз Бутефлика, который занимал этот пост с 1999 года. И в настоящее время ситуация в Алжире далека от спокойной: это государство входит в список 10 самых опасных для посещения стран мира.

Прочитавшие статью «Время парашютистов» и «Je ne regrette rien» помнят, что Шарль де Голль заявил в 1958 году:

«У арабов – высокая рождаемость. Это значит, что если Алжир останется французским, то Франция станет арабской».

Его попытка закрыть Францию от Алжира не удалась. Почти сразу после победы ФНО эмиграция во Францию стала мечтой и смыслом жизни многих борцов за независимость, их детей и внуков.

В 2006 году Марсель Бижар, человек, ставший легендой французской армии (о нём мы уже несколько раз говорили в статьях этого цикла) написал книгу «Прощай, моя Франция», в которой есть такие строки:

«Прощай, моя Франция, которая стала страной глобальной спекуляции всем без разбора, страной безработицы, исламизма, полигамии, вседозволенности, безнаказанности, распада семьи».

Не думаю, что современные французы услышали эти слова одного из последних своих героев, о котором американский историк Макс Бут сказал:

«Жизнь Бижара опровергает популярный в англоязычном мире миф, что французы – трусливые солдаты».

Он назвал Бижара «совершенным воином, одним из великих солдат столетия».

Трагедия Французского Алжира

Марсель Бижар с женой и дочерью, 1960 год

Но не будем о грустном.

В следующих статьях мы поговорим о Французском Иностранном легионе второй половины XX века и начала XXI столетия, операциях, проведенных им на территории Конго, Мали, Чада, Габона, Центральноафриканской Республики и некоторых других стран. А также о том, как некоторые французские легионеры во второй половине ХХ века нашли новую область приложения для своих талантов, о знаменитых кондотьерах ХХ века, удивительных и увлекательных африканских приключениях «диких гусей» и «солдат удачи».

При подготовке статьи использованы материалы блога Урзовой Екатерины:
История о Рабахе Келиффе.
История о Пьере Шато-Жобере.
Часть фотографий взята из этого же блога, в том числе снимки автора.
Автор:
Рыжов В.А.
Статьи из этой серии:
Рыжов В. А. «Псы войны» Французского Иностранного легиона
Рыжов В. А. Российские волонтеры Французского Иностранного легиона
Рыжов В. А. Самые известные российские «выпускники» Французского Иностранного легиона. Зиновий Пешков
Рыжов В. А. Самый успешный российский «легионер». Родион Малиновский
Рыжов В. А. Французский Иностранный легион в I и II мировых войнах
Рыжов В. А. Иностранный легион против Вьетминя и катастрофа при Дьенбьенфу
Рыжов В. А. «Пожар в империи». Иностранный легион после II мировой войны
Рыжов В. А. Алжирская война Французского Иностранного легиона
Рыжов В. А. Битва за Алжир
Рыжов В. А. Командиры Иностранного легиона на алжирской войне
Рыжов В. А. «Время парашютистов» и «Je ne regrette rien»
Рыжов В. А. OAS и Delta: против де Голля и ФНО
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх