ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 773 подписчика

Свежие комментарии

  • Валер Крюков
    Они не по своей воле рушат творение и естественно они и все подобные им будут изощренно изничтожаться из человеческой...Мистическая истор...
  • Валер Крюков
    Да очень похоже, кстати таких не отпевают и на общем кладбище как правило не хоронят. Собачка у меня умерла дак взял ...Мистическая истор...
  • Александр Всезнают
    Если бы это работало, то крематорий, в котором сжигали тушку Ёлкина, разнесло бы пыль! Такая сволочь была!! А Горбато...Мистическая истор...

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Виллем ван де Вельде Младший. Бой между английским кораблём и берберийскими пиратами на лодках

Жесточайшее противостояние христианских государств Европы с берберийскими пиратами, о котором было рассказано в предыдущих статьях, продолжалось на протяжении всего XVII столетия. В это время корсары Магриба уже активно действовали и в Атлантическом океане, совершая рейды к берегам Британии, Ирландии, Исландии, Канарским островам и острову Мадейра. В статье «Европейские корсары исламского Магриба» мы говорили о «подвигах» выходивших за Гибралтар Симона де Дансера и Питера Истона, экспедициях Мурат-реиса Младшего к берегам Исландии, Ирландии и Англии. Но были и другие. В 1645 году некий ренегат из Корнуолла наведался даже в свой родной город – лишь для того, чтобы захватить в нём несколько сотен пленных, в том числе 200 женщин. Пираты из Сале захватывали и плывущие к берегам Америки корабли европейских переселенцев. Так, в 1636 году их добычей стало судно «Литл Дэвид», на котором направлялись в Вирджинию 50 мужчин и 7 женщин. А 16 октября 1670 года 40 мужчин и 4 женщины были захвачены уже на французском судне.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Жан Антуан Теодор Гюден. Атака берберийских пиратов на французский корабль

Османская империя слабела на глазах, и правители государств Магриба всё меньше внимания обращали на указания из Константинополя.
Алжир, Тунис, Триполи из турецких провинций превращались в полусамостоятельные пиратские государства, которые претендовали на установление собственных правил войны на Средиземном море.

Франция и пиратские государства Магриба


В это время резко ухудшились отношения пиратских государств Магриба с Францией, которые до тех пор были скорее дружественными: несмотря на отдельные эксцессы и постоянные трения, с 1561 года на границе Алжира и Туниса существовала процветающая французская торговая фактория, в которой вполне легально совершались операции по скупке награбленных товаров. Однако времена изменились, и французы были вынуждены искать союза со своими традиционными врагами-испанцами. В 1609 году франко-испанская эскадра нанесла удар по Голете, где было уничтожено много тунисских кораблей. Проблему берберийского пиратства это не решило, и 19 сентября 1628 года французы подписали с Алжиром мирный договор, согласно которому обязывались выплачивать ежегодную дань в размере 16 тысяч ливров. Французская фактория возобновила свою деятельность на североафриканском берегу, а корсары Магриба, в том числе и алжирские, продолжили нападать на французские корабли.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Шебека XVIII века, модель

Не надеясь на собственное правительство, одна из «благородных» французских семей начала собственную войну против пиратов. Снаряженный на частные средства корабль в 1635 году захватил два алжирских судна, но на этом удача и закончилась: в бою против двух корсарских кораблей, к которым на помощь подошли ещё пять, французы потерпели поражение, попали в плен и были проданы в рабство. Домой выжившие матросы того корабля вернулись лишь через 7 лет.

Масштабные боевые действия против корсаров Магриба Франция начала во времена Людовика XIV, который организовал 9 походов против Алжира. Во время первого из них, в 1681 году, эскадра маркиза де Куфне атаковала пиратскую базу на триполитанском острове Сцио: стены крепости были разрушены бомбардировкой, в гавани удалось сжечь 14 пиратских кораблей.

В 1682 году алжирские корсары захватили французское военное судно, экипаж которого был продан в рабство. Адмирал Авраам Дюконь, в качестве ответной меры, атаковал Алжир. При обстреле он использовал новые разрывные снаряды, которые нанесли огромный ущерб городу, но заставить крепость капитулировать не смог. Его действия в 1683-1684 гг. были более удачными: Алжир теперь обстреливался мортирами специально созданных «бомбических галиотов».

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Бомбический галиот в гавани Марселя

Дей Баба Хасан было дрогнул, начал переговоры с Дюконем и даже отпустил на свободу часть находившихся в плену французов (142 человека).

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Ф.-А. Биард. Адмирал Дюконь освобождает христианских рабов из плена после обстрела Алжира в 1683 году

Но боевой дух защитников крепости был очень высок, сдаваться они не собирались. Поведение Хасана вызвало взрыв возмущения в Алжире, и трусливый дей был свергнут. Адмирал Али Мецоморто, заменивший его на посту правителя Алжира, сообщил Дюконю, что, в случае продолжения обстрела, он прикажет заряжать крепостные орудия оставшимися в его распоряжении французами – и выполнил своё обещание: роль «ядра» пришлось сыграть не только пленникам, но и консулу. Ожесточение достигло своего пика: почти разрушенный Дюконем город держался до тех пор, пока французские корабли не истратили все снаряды.

25 октября 1683 года Дюконь вынужден был отвести свои корабли в Тулон. Принудить Алжир к миру удалось другому адмиралу – де Турвилю, который привёл французскую эскадру к Алжиру в апреле 1684 года. При посредничестве посла Османской Порты было заключено соглашение, согласно которому алжирцы освободили всех христиан и выплатили французским подданным компенсации за потерянное имущество.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Эжен Делакруа. Анн Илларион де Турвиль

В 1683 и в 1685 гг. подобным образом французы бомбардировали и гавань Триполи – и тоже без особого успеха.

Мирное соглашение с Алжиром было нарушено уже в 1686 году, когда были возобновлены нападения на французские корабли, а новый консул арестован и брошен в тюрьму. Уже знакомый нам Турвиль в 1687 году водил свои корабли на бомбардировку Триполи и разбил алжирскую эскадру в морском бою.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Жан Антуан Теодор Гюден. Бой между французским линейным кораблём и двумя галерами берберийских корсаров

А на штурм Алжира в 1688 году французский флот повёл адмирал д’Эсгре. Здесь повторились события 5-летней давности: эскадра д’Эсгре подвергла Алжир разрушительным бомбардировкам, во время одной из которых был ранен даже Али Мецоморто, алжирцы заряжали свои пушки французами – в качестве ядер были использованы консул, два священника, семь капитанов и 30 матросов. Д’Эсгре ответил казнью 17 корсаров, тела которых он отправил на плотах в городскую гавань. Захватить Алжир либо принудить его к капитуляции не удалось и на этот раз.

Большого значения эти победы, всё же, не имели. А поражение французского флота (которым командовал Турвиль) в морском бою против англичан при Ла-Хог в 1692 году привело к новому витку противостояния берберийских пиратов и Франции на Средиземном море.



Действия английских и голландских эскадр


В 1620 году свои боевые эскадры в Средиземное море отправили Англия, Испания и Голландия: никаких значимых столкновений с кораблями берберийских пиратов в этот год не было. Англичане, в основном, патрулировали караванные пути. Обстрел Алжира, предпринятый испанцами, урона крепости почти не нанёс. Атака английских брандеров в мае 1621 года оказалась неудачной из-за дождя, который помог алжирцам потушить, загоревшиеся было суда.

Более эффективными оказались действия голландского адмирала Ламберта, эскадра которого пришла в Средиземное море в 1624 году. Каждый раз, захватив пиратское судно, его корабли подходили к Алжиру или Тунису и вешали пленных на реях в виду города. Эти психологические атаки, длившиеся до 1626 года, вынудили Алжир и Тунис отпустить голландских пленников и признать торговые суда этой страны нейтральными.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Ливе Питерсзон Версхюр. «Голландские корабли бомбардируют Триполи в ходе карательной экспедиции против берберийских пиратов»

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Г. Корнелиус. Голландский корабль таранит галеру

В 1637 году английская эскадра блокировала порт Сале в Марокко: были уничтожены 12 пиратских кораблей и достигнута договорённость об освобождении 348 христианских рабов.

В 1655 году англичанам удалось сжечь 9 корсарских судов в Тунисской гавани Порто-Фарина, но и в Тунисе, и в Алжире английских пленных пришлось выкупать, потратив на это 2700 фунтов стерлингов.

В 1663 году произошло знаменательное событие: правительство Османской Порты официально разрешило англичанам проводить карательные операции против алжирских пиратов, тем самым, фактически признав неподконтрольность Алжира власти султана. И в 1670 году союзная англо-голландская эскадра под командой герцога Йоркского (будущий король Яков II) в битве у мыса Спарел (Спартель – примерно в 10 км от города Танжер) уничтожила семь больших пиратских кораблей, четыре из которых были 44-пушечными.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Питер Лели. Портрет короля Якова II Стюарта

В следующем году новая эскадра англичан сожгла ещё семь кораблей, на одном из которых находился главнокомандующий алжирским флотом. Корсары этого государства на время ослабили натиск, но в Средиземном море продолжали хозяйничать пираты Туниса и Триполи. В 1675 году эскадра адмирала Нарбро бомбардировала Триполи и сожгла четыре корабля, что вынудило пашу этого города согласиться на уплату английским купцам компенсаций в размере 18 тысяч фунтов стерлингов. Но к этому времени восстановили свою активность алжирцы, которые в 1677-1680 гг. захватили 153 британских торговых судов. Нападения совершались до 1695 года, когда эскадра капитана Бича разорила побережье Алжира, уничтожив 5 кораблей и вынудив местного пашу к заключению очередного соглашения.

Берберийские пираты в XVIII столетии


На рубеже XVII-XVIII веков обострились отношения между исламскими государствами Магриба. Это стало причиной нескольких войн. В 1705 году дей Алжира Хаджи Мустафа напал на Тунис и разгромил армию местного бея Ибрагима, но взять город не смог (Тунис был подчинён Алжиру в 1755 году). А в 1708 году алжирцы отбили у испанцев Оран.

В 1710 году в Алжире были перебиты три тысячи турок, а в 1711 году последний османский наместник был выслан в Константинополь – Алжир, фактически, стал независимым государством, управляемым деями, которых выбирали янычары.

Между тем качественный состав военных флотов европейских государств неуклонно менялся. На смену галерам приходили большие парусные корабли, на которых уже не использовался труд гребцов. Раньше всех перестали использовать галеры в Испании – в 20-х годах XVIII столетия. Во Франции последние галеры были списаны в 1748 году. Парусно-гребные суда ещё использовали исламские государства Магриба и Венеция, которая до конца XVIII века держала эскадру галер на острове на Корфу.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Строительство кораблей в Венеции

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Строительство испанских кораблей

А в исламских государствах «Варварского берега» в это время можно было наблюдать некоторую деградацию боевого флота. В Алжире, например, уменьшилось количество больших парусных кораблей, которых было довольно много в XVII веке. Теперь же основу боевого флота составляли небольшие парусно-гребные пинки, шебеки и галиоты, прекрасно приспособленные к действиям в прибрежных водах, но малоподходящие для плавания в океане.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Испанский пинк рядом с трёхмачтовым датским кораблём

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Средиземноморская шебека, 1796 год

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Генуэзская шебека

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Испанская шебека (в центре) атакует 2 алжирских галиота, 1738 год

Так, флот Алжира в 1676 году состоял из двух 50-пушечных кораблей, пяти 40-пушечных, одного 38-пушечного, двух 36-пушечных, трёх 34-пушечных, трёх 30-пушечных, одного 24-пушечного и большого количества более мелких судов, имевших на вооружении от 10 до 20 орудий. А в 1737 году самые крупные военные корабли Алжира имели 16 и 18 орудий. На пинках было от восьми до десяти пушек, на шебеках – 4-6, галиоты несли от одного до шести орудий. В 1790 году самый большой корабль Алжира имел 26 орудий.

Дело в том, что, после захвата англо-голландской эскадрой Гибралтара в 1704 году корсары Алжира и Туниса уже не могли свободно выходить в Атлантику, и сосредоточились на грабеже торговых судов в Средиземном море. И, для того, чтобы грабить здесь торговые суда, большие боевые корабли были не нужны. От европейских военных эскадр корсары укрывались на мелководье либо в своих хорошо укреплённых портах, взять которые долгое время не удавалось. Уступая европейским флотам по размеру, тоннажу и вооружённости кораблей, пираты Магриба по-прежнему практически безнаказанно хозяйничали на Средиземном море, христианские государства Европы демонстрировали бессилие в борьбе с ними.

На просторах Атлантического океана пока ещё пытались промышлять корсары Марокко, базировавшиеся в Сале: этот город располагал эскадрой, в которой было от 6 до 8 фрегатов и 18 галер.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Stefano della Bella. Разгрузка галеры. Гравюра 1645 г. На переднем плане – три галерных раба

Пираты Сале честно платили «налоги» марокканским султанам, и те до поры не особенно интересовались происхождением поступающих в их казну средств. Но ключевой порт Марокканского побережья – Сеута, был в руках европейцев (вначале им владела Португалия, потом – Испания), так что уже и салийцы чувствовали себя не очень уверенно.

Основными противниками берберийских пиратов в то время были Испания, Королевство обеих Сицилий, Венеция и Мальтийский орден.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Венецианский флот

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Испанский галеас и венецианская галера. С фрески на стене зала морских сражений в монастыре Эскориал

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Бой между мальтийскими и турецкими галерами

В 1775 году испанцы направили против Алжира армию из 22 тысяч солдат, но захватить крепость не смогли. В 1783 году их флот обстреливал Алжир, но большого урона этой, уже независимой от Османской империи, цитадели пиратов нанести не удалось.

В 1784 году не достигла особых успехов выступившая против Алжира союзная эскадра, состоявшая из испанских, португальских, неаполитанских и мальтийских кораблей.

Неожиданное сражение русских моряков с пиратами Магриба


В 1787 году началась очередная русско-турецкая война (7-ая по счёту, если считать с Астраханского похода Касима-паши). К этому времени русскими войсками и российским флотом уже были одержаны победы, навсегда вошедшие историю военного искусства.

А. В. Суворов разгромил турок на Кинбурнской косе, в союзе с австрийцами победил при Фокшанах и Рымнике, захватил Измаил. В 1788 году пали Хотин и Очаков, в 1789 – Бендеры. В 1790 году был разбит турецкий десант у Анапы и подавлено восстание горцев.

На Чёрном море русский флот побеждал у Федониси (остров Змеиный), в Керченском проливе, у острова Тендра.

В августе 1790 года «вничью» закончилась последняя русско-шведская война, и Россия смогла сосредоточить все усилия на борьбе против османов. Но, в том же году умер союзник России – австрийский император Иосиф II, а принц Кобургский был разбит под Журжей. Новый император пошёл на подписание сепаратного мира. Систовский мирный договор, который был заключен в августе 1791 года, оказался очень выгоден Турции: Австрия отказалась от всех завоеваний этой войны. Султан Селим III надеялся, что хотя бы одна громкая победа турецких войск над русскими изменит соотношение сил и Османская империя сможет достойно выйти из войны, заключив почётный мир.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Султан Селим III, портрет, Австрийская национальная библиотека

Большие надежды этот султан связывал с действиями своего флота, усилить который должны были алжирские и тунисские корабли. Османским флотом командовал капудан-паша Гиритли Хуссейн, магрибским – знаменитый пиратский адмирал Сейди-Али (Саид-Али, Сеит-Али), имевший опыт сражений с европейскими эскадрами и носивший прозвища «Гроза морей» и «Лев Полумесяца». Общее командование осуществлял Хуссейн, Сейди-Али был старшим вице-адмиралом («главным патрона»).

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Кадр из советского фильма «Адмирал Ушаков», 1953 год. В роли алжирского адмирала Сейди-Али – Владимир Этуш

В мае 1790 года Сейди-Али разгромил греческую каперскую эскадру, которая с 1788 года перехватывала турецкие корабли в Средиземном море, затрудняя снабжение и действующей армии, и Константинополя.

Русский капер и греческий корсар Ламбро Качиони


В России этого человека знают под именем Ламбро Качиони, в Греции же его называют Ламбросом Кацонисом. Он был уроженцем города Ливадия, расположенном в области Беотия (Центральная Греция).

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Город Левадия на карте Греции

В возрасте 17 лет он с братом и «прочими единоверцами» поступил на службу волонтером в средиземноморскую эскадру адмирала Г. Спиридова. Потом служил в егерском корпусе, в 1785 г. получил дворянское звание. С началом Русско-турецкой войны, воевал вначале на Чёрном море и в ночь с 10 на 11 октября 1787 г. у Гаджибея (Одесса) его отряд, посаженный на лодки, захватил большое турецкое судно, названное им в честь вельможи, симпатизировавшего этому греку – «Князь Потемкин-Таврический».

В феврале 1788 году с каперским свидетельством, выданным Потёмкиным, добрался до австрийского порта Триест, где снарядил первый корсарский корабль. Скоро в его эскадре насчитывалось уже 10 каперских кораблей, сам он говорил: «По всей Турции гремит, что Архипелаг наполнен русскими судами, но на самом деле в Архипелаге нет более корсаров, чем я сам и 10 моих судов».

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

«Турецкие пленные преклоняются перед Кацонисом». Картина неизвестного художника. Национальный исторический музей, Афины

Для охраны торговых путей туркам пришлось отправить в Архипелаг 23 корабля, но удача улыбнулась именно алжирскому адмиралу Сеит-Али, которому удалось потопить 6 кораблей Качиони, в том числе флагманский – 28-пушечную «Минерву Северную».

Полностью прекратить каперские действия Качионе туркам не удалось – пусть и в меньших масштабах, он, всё-таки продолжал беспокоить их на торговых путях.

После заключения Ясского мира в 1791 году, этот авантюрист проигнорировал приказ разоружить свои суда, объявил себя королём Спарты и занялся откровенным пиратством, захватил даже 2 французских торговых корабля. В июне 1792 года его эскадра была разгромлена, сам он в 1794 году прибыл в Россию. Несмотря на некоторые «тёмные пятна» в его биографии, Качиони пользовался покровительством Екатерины II, которой был представлен на балу 20 сентября 1795 года. Греческий корсар произвёл на императрицу такое впечатление, что ему было разрешено носить феску с вышитым серебром изображением женской руки и надписью «Под рукой Екатерины».

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Портрет Ламбро Качиони в той самой феске с вышитой рукой императрицы

В 1796 году императрица 5 раз приглашала бывшего греческого корсара (теперь русского полковника) за свой стол, что вызывало недоумение и зависть у более высокопоставленных и титулованных особ. Особое расположение Екатерина стала испытывать к нему после того, как смогла вылечить какую-то сыпь на ногах ваннами из морской воды, которые ей порекомендовал Качиони. Недоброжелатели грека (в частности, придворный врач Робертсон) утверждали, что именно эти ванны способствовали апоплексическому удару, ставшему причиной смерти императрицы. Впрочем, эти обвинения оказались бездоказательными, и никаких репрессивных мер с воцарением Павла I против Качиони не последовало.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Памятник Л. Кацонису в Ливадии, Греция

Вернёмся теперь к алжирцу Сейди-Али, который пообещал султану, что доставит к нему адмирала русских Ф. Ушакова в Стамбул в клетке или с петлёй на шее.

Сражение у мыса Калиакрия


В османском флоте на тот момент насчитывалось 19 линейных кораблей, 17 фрегатов и 43 мелких судна. Обращение Селима III за помощью к магрибским корсарам, большинство судов у которых, как мы помним, были небольшими и слабовооружёнными, говорит о многом: и о высоких «ставках», сделанных на новое морское сражение, и о страхе и неуверенности султана в его исходе.

Турецкий флот вышел в море в начале мая 1791 года. В поход отправились 20 линейных кораблей, 25 фрегатов, шесть шебек, пять бомбардирских судов, десять кирлангичей и 15 транспортных судов. Целью его движения была Анапа: османская эскадра должны была доставить в эту крепость припасы и подкрепления, и оказывать гарнизону поддержку с моря.

10 июня, получив сведения о том, что у Днестровского Лимана обнаружен большой неприятельский флот, навстречу ему вышла эскадра контр-адмирала Ф. Ушакова. В его распоряжении были 16 линейных кораблей, два фрегата, три бомбардирских корабля, девять крейсерских судов, 13 бригантин и три брандера.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Прижизненный портрет адмирала Ф.Ф. Ушакова. Неизвестный художник. Эрмитаж. 1807 г.

Согласно российским историческим источникам, турецкий флот был обнаружен 11 июня у южного берега Крыма (мыс Айя), и на протяжении 4-х суток преследовался эскадрой Ушакова. Турецкие историки утверждают, что на протяжении этих дней эскадры бездействовали из-за штиля. Сражение тогда не состоялось, так как, по утверждению Ушакова, от его эскадры из-за различных поломок отстали 6 линейных кораблей. 16 июня русская эскадра вернулась в Севастополь, где повреждённые суда ремонтировались больше месяца.

Снова в море Ушаков смог выйти лишь 29 июля. На этот раз у него было 16 линейных кораблей, два бомбардирских судна, два фрегата, один брандер, одно репитичное судно и 17 крейсерских судов. Флагманский флаг он держал на 84-пушечном линейном корабле «Рождество Христово» – самом мощном в эскадре. Этот корабль был построен на Херсонской верфи, на торжественной церемонии его спуска на воду в 1787 году присутствовали Екатерина II и австрийский император Иосиф II, в честь которого он и получил своё первое название. Переименован он бы по инициативе Ушакова – 15 марта 1790 года. Тогда же получил девиз «С нами Бог, с нами Бог! Разумейте, языцы, и покоряйтеся, яко с нами Бог!» (слова из Рождественского Великого Повечерия).

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Линейный корабль «Рождество Христово». Иллюстрация из книги А. А. Чернышёва «Российский парусный флот»

Турецкий флот был обнаружен 31 июля у мыса Калиакрия.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Mys Kaliakra, Bulgaria

Капудан-паша Хуссейн находился на линейном корабле «Бахр-и Зафер» (число артиллерийских орудий этого корабля, по разным оценкам, составляло от 72 до 82). «Лев Полумесяца» Сейди-Али держал флаг на 74-пушечном «Муккаддиме-и Нусрет». «Патрона Тунус» (тунисский вице-адмирал) шёл на 48-пушечном линейном корабле, в распоряжении «рийале Джезаир» (алжирского контр-адмирала) был 60-пушечный корабль, «патрона Джезаир» (алжирский вице-адмирал) вёл приватирское судно, число пушек которого неизвестно.

Турецкая эскадра состояла из большего количества кораблей, но она была разнородной, состояла из судов разного ранга, корсарские экипажи, мягко говоря, не отличались дисциплинированностью. Кроме того, из-за больших потерь, понесённых в 1780-1790 гг., и дезертирства, экипажи многих османских судов были недоукомплектованы (даже команда флагманского корабля Хуссейна).

На момент встречи, направление ветра было северным. Турецкий флот стоял за мысом Калиакрия в трёх колоннах, вытянутых с юго-запада на северо-восток. Эскадра Ушакова, также тремя колоннами, двигалась на запад.

Вместо того, чтобы выстроить свои корабли в линию, Ушаков направил их между берегом (где стояли турецкие батареи) и судами противника – было 14 часов 45 минут. Данный манёвр, в котором корабли ближней к берегу колонны, прикрывали от огня береговых батарей суда двух других, а русская эскадра – оказалась в наветренном положении, для турок стал полной неожиданностью: они пытались выстроить свои корабли в линию, но сделать им это удалось только около 16.30. Тогда же развернулись в линию и русские корабли.

Ушаков на «Рождестве Христовом» атаковал Сейди-Али, корабль которого он счёл «капуданией» (флагманским): на этом судне были разбиты бушприт и руль, сбиты фор-стеньга и грота-рей,.Сейди-Али получил тяжёлое ранение (утверждают, что щепа от фор-стеньги ранила его в подбородок), но, прикрываемый двумя фрегатами, «Муккаддиме-и Нусрет» вышел из боя. Его отступление экипажами других турецких судов было воспринято, как сигнал к бегству, и в 20.00 османский флот бежал, в 20.30 сражение прекратилось.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Сражение при Калиакрии

Турецкие историки виновным в поражении объявляют именно Сейди-Али: якобы он, вопреки приказам Хуссейна, отошёл с алжирскими и тунисскими судами к югу, из-за чего османский флот оказался разделён на две части. А потом, также самовольно, атаковал авангард русских и был окружён. Некоторые турецкие суда бросились на помощь терпящим поражение союзникам, и окончательно сломали строй. Потом 8 турецких кораблей последовали за бегущим к Константинополю «Львом Полумесяца», лишив капудан-пашу Хуссейна возможности перегруппировать свои силы и продолжить бой на следующий день.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

А. Депальдо. «Сражение у мыса Калиакрия»

В результате, потерявший 28 кораблей османский флот оказался рассеян по Анатолийскому и Румелийскому побережью. Десять кораблей (из них – 5 линейных) пришли в Константинополь, где «Муккаддиме-и Нусрет», флагман Сейди-Али, затонул на глазах потрясённых жителей города. Вид остальных был жалок и ужасен одновременно.

Селима III о поражении известили словами:

«Великий! Твоего флота больше нет».

Султан ответил:

«Мой командующий флотом и капитаны моих кораблей просто оскорбили меня. Я не ожидал от них такого поведения. Горе моему уважению, которое я к ним питал!»

Некоторые утверждают, что в клетку, приготовленную для Ушакова, был посажен неудачливый алжирский адмирал Сейди-Али. А капудан-паша Хуссейн долго не решался показаться на глаза разгневанному султану.

Российская эскадра в этом бою не потеряла ни одного корабля. Невелики были и людские потери: 17 человек убитых и 27 раненных – в то время, как только на корабле Сейди-Али погибло 450 человек.

Алжирский пират против контр-адмирала Ушакова и русский корсар Качиони

Ф. Ф. Ушаков, памятник на мысе Калиакрия, Болгария

Г. Потёмкин, получив известие о победе при Калиакрии, разорвал уже практически готовый мирный договор, надеясь подписать новый, более выгодный.

В заключительной статье цикла будет рассказано о Берберийских войнах США и окончательном разгроме пиратских государств Магриба.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх