Профессор Александра Кочеткова: Человечество в шаге от бездны. Но спасение есть

Профессор Александра Кочеткова: Человечество в шаге от бездны. Но спасение есть

 
Фото: sdecoret / Shutterstock.com

Перед человечеством нависла самая серьёзная угроза гибели. Цифровой мир набирает обороты, предъявляя новые требования к человеку, который уже и сам готов стать гаджетом, официально закончив своё существование на планете

Как не допустить восстания машин, что необходимо делать для того, чтобы выжить в «цивилизации 2.0», как развивать бизнес и заставить технологии служить людям, когда нас ждёт следующий скачок развития технологий, во что нам верить и чего бояться?

На все эти вопросы Телеканалу «Царьград» ответила доктор философских наук, кандидат экономических наук, профессор кафедры общего и стратегического менеджмента Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС при президенте России, трансформатор, специалист в области эволюции организации людей и антикризисного управления Александра Кочеткова.

Царьград: Александра Игоревна, здравствуйте! Не секрет, что человечество сейчас делает шаг в новую эру высоких технологий, ускоряются все процессы, в том числе бизнес-процессы. Обостряются вызовы, стоящие перед человечеством, и порой кажется, что мы не понимаем, в каком мире живём. Как правильно назвать эту эпоху?

Александра Кочеткова: Дело даже не в определениях – всегда есть множество желающих давать эти определения. Но по совокупным ощущениям с точки зрения бизнеса, с точки зрения мира и философии — это эволюционный предел, когда человечество должно выбрать для себя путь на ближайший, довольно длительный период времени.

КочетковаА. Кочеткова. Фото из личного архива Александры Кочетковой

И если мы выбираем путь потери части человеческих параметров: сострадания, милосердия, если отказываемся от развития собственных талантов и способностей в угоду срастания с машиной, то это тоже будет выбор. Этот выбор люди делают сейчас — шаг либо в сторону развития человеческой природы, восстановления планеты, создания более гармоничного будущего, либо это шаг в сторону полного подчинения искусственному интеллекту, машинам. Это первый момент.

Второй момент состоит в том, что, как в любой эволюционный предел, этот этап является периодом активизации естественного отбора. Если бы этих технологий не было, картина была бы радикально другой. Они обусловили необходимость выбора: либо эволюция, либо деградация.

Ц.: Это значит, что мы не должны расслабляться, поручая черновую работу высоким технологиям?

А.К.: Да, о риске такой деградации высказалось огромное число учёных ещё на рубеже XIX-XX веков. Потом — в 1950-60-е годы, когда отдельные провидцы предсказывали, куда нас ведёт технический прогресс. Об этом писал и Стивен Хокинг, уходя из жизни с большой тревогой. Все учёные пишут о выборе. Об этом выборе говорят и политические течения, в том числе ожесточившаяся борьба за экологию, даже в детском исполнении Греты Тунберг. Предлагается сделать необходимое своими руками, а не ждать появления каких-то волшебных бактерий, которые разлагают пластик, и продолжать при этом мусорить.

Водораздел между созиданием и потреблением незаметен большому числу людей. Но люди, занимающиеся проблемами консьюмеризма, видят, что нам предлагается либо эволюционировать, перейдя в режим созидания новых объектов в политике, экономике, искусстве, либо утонуть в бесконечном консьюмеризме, который деградировал до банальных «хлеба и зрелищ». Причём эти зрелища — низкопробные, да и хлеб — синтетический.

Мы движемся к безлюдным технологиям. Как говорил Герман Греф, если вас уволить, то это ведь ничего страшного, вы всё равно придумаете, чем заняться. И в этой фразе есть большое лукавство. Нет, отупевший и зависимый от гаджетов человек не придумает, чем ему заняться. Ускорение развития технологий, роботизация, цифровизация действительно приведут к высвобождению времени для человечества. Если мы умножим это количество времени на рост числа людей на планете, то возникают вопросы о том, чем же будут заниматься все эти люди, какая у нас будет социальная организация, что будет с преступностью, как у нас будут распределяться блага, если у нас никто ничего не делает, а работают роботы.

Сторонники консьюмеризма говорят, что люди очень нужны, потому что они являются потребителями. Но если мы перейдём к роботизированному производству с возможностью регулировать себестоимость, то не факт, что у нас сохранятся деньги как эквивалент всего сущего на Земле. Например, таким эквивалентом может стать время. И тогда не факт, что производителям будет нужно такое количество потребителей. Тем более что они напрягают планету.

 

Вопрос: мы действительно верим, что власть предержащие будут сохранять численность людей на Земле?

роботыФото: Hendrik Schmidt / Globallookpress       

Ц.: Вы говорите, что этот выбор существует. А нет ли у вас ощущения, что такой выбор на самом деле уже сделан?

А.К.: С одной стороны, этот выбор сделан. Но у нас есть достаточно адептов и того, и другого. А между ними в неопределившемся состоянии «плавает» большое количество людей, миллионы между этих двух полюсов. Ещё некоторое время будет так. Но буквально через 10 лет следующим скачком технологий мы будем поставлены в более жёсткие условия. Потому что люди, определяющие прогресс, уже сделали свой выбор. Они не собираются останавливаться, они не будут добры к тем, кто, например, не захочет сращивать себя с машиной. И в этом просматривается определённая логика, которая ведёт к концу этого выбора.

Рэймонд Курцвейл (известный изобретатель и футуролог — Прим. Царьграда) писал, что к 2099 году произойдёт глобальная технологическая сингулярность (технический прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным пониманию — Прим. Царьграда). Произойдёт срастание человека с машиной, и, я обращаю внимание, — прекращение существования биологического вида под названием «человек» на планете Земля. Потому что получившийся урод уже не будет человеком.

Ц.: Илон Маск запустил стартап Neuralink и уже собирается вживлять чипы в мозг человека...

А.К.: Огромное число испугавшихся и ленивых людей, не желая никак напрягаться, сейчас поверят вот в это и побегут срастаться с машиной. Огромное число псевдотворцов будут использовать эту машину, потому что достаточно просто нажать кнопку и она сама предложит восемь тысяч стихотворений про радугу.

Конечно, это большой бизнес. Но в хаосе бизнес будет бесконечно экспериментировать, люди будут зарабатывать друг на друге на удивительных вещах. Но это не стоит осуждать, это тот же выбор и большое искушение — либо пиши сам, либо нажми на кнопку и всё тебе будет, будет счастье. Ты, правда, заплатишь собой, но ты не поймёшь этого, а когда поймёшь, будет поздно. Это чудесная игра.

Ц.: У нас есть шанс не играть в эту игру?

А.К.: Нет, уже слишком поздно. Но у нас есть шанс в ней выиграть. Слишком масштабные интересы уже пропитывают всё, что связано с компьютерами. Более того, IT-компании уже создали свой мир без человека, и он работает на них. Обратите внимание на то, какая профессия у нас будет всегда востребованной. Айтишник. Кто у нас будет на коне? Производители «железа» и «софта». Кто будет править миром? Создатели дополненной реальности.

Ц.: Как скоро мы ждём нового витка развития технологий, и что тогда произойдёт с экономикой, бизнесом, обществом?

роботФото: Axel Heimken / Globallookpress       

А.К.: Моментом нового рождения сознания человека о своём месте в мире станет появление в экономике киборгов и андроидов в большом количестве. Я думаю, что мы можем этого ждать в разных областях примерно к 2040-2042 году. Потому что прогрессирующая быстрее других порноиндустрия создаёт такие кибербордели уже прямо сейчас. Общепризнано, что в этой области киборги и андроиды развиваются быстрее, чем во всех других. Но ни о каком глобальном развитии речь не идёт. Речь идёт банально о зарабатывании денег на очень одиноких людях.

И хотя сейчас говорят о несовершенстве VR-технологий, я скажу вам, что в этой сфере произойдёт большая революция, как только на Земле родятся два продукта. Это дополненная реальность по человеческим воспоминаниям и дополненная реальность, построенная по человеческим мечтам. Ловушка захлопнется с обеих сторон.

В итоге у людей больше не будет необходимости жить в реальном мире. И не надо будет ничего, только закрыть глаза и мечтать. Не нужно будет работать, принимать участие в мировых процессах, а просто закрыть глаза и уплыть в прекрасное далёко.

По всей видимости, это и будет конец. Это будет окончательным выбором, потому что выхода из долгого мечтания у человека уже не получится. Жизнь будет казаться жёсткой, сложной, ужасной, как другая планета. И разработка подобного программного обеспечения началась примерно года три назад. Программное обеспечение, которое позволяет реально оживить мечты — это не очень сложно.

Мы же понимаем, что каждый захочет увидеть свою умершую собачку? Ну вот и всё. Причём это совершенный симулятор, он попадает прямо в нервную систему, даже датчики не нужны, потому что, например, будет впрыскиваться определённое вещество и дальше наступит управляемый наркотический сон.

Ц.: Таким образом произойдёт восстание машин, но совершенно по-другому, нежели об этом всегда говорила популярная фантастика?

А.К.: В третьеразрядной фантастике обычно достаточно точно отражаются те идеи, которые прорабатывают создатели прогресса. Давайте посмотрим на традиционный американский пост-апокалипсис. Могущественная компания дала всем счастье и безжалостно уничтожает остальных, кто пытается выйти из-под её влияния. Это классический рефрен фантастических фильмов 1990-х, 2000-х годов и даже сейчас.

И тем не менее не надо запугивать друг друга. У нас есть позитивная часть прогресса. В медицине, в области продуктов питания, в экологии, у нас есть те великие, по-настоящему созидательные тенденции и изобретения, в которых виден человеческий гений. Будущее удивительно вариативно, и мы должны сделать его таким, каким захотим. Но если люди поверят, что мы рождены, чтобы бесконечно поглощать, то так оно и будет.

Я могу сказать как верующий человек, что мудрость Господа неисповедима, он дал людям то, что они хотели — полную свободу. Они так хотели отсутствия ограничений, ну что ж, теперь ограничений нет. Поэтому и бессмертие уже предлагается в режиме дня сурка — бессмысленное поглощение, от которого человек устанет через полгода, но умереть не сможет. Мы теперь уже многое можем, пусть мы не победили большинство болезней и никогда их не победим, но мы наконец-то имеем возможность ответить на вопрос о том, а зачем мы вообще живём.

роботФото: David Wimsett / Globallookpress       

Ц.: Что должен делать современный человек, например, руководитель компании, чтобы совершить правильный выбор?

А.К.: У нас есть мир — скоростной, эволюционный, хаотический, опасный. Этот мир имеет определённые параметры, которые я отчасти уже перечислила. Компания для того, чтобы выжить, должна иметь адекватные параметры. То есть если мир скоростной, то и компания, с внутренними процессами, людьми, должна быть скоростная. Это касается креативности. Если вокруг высокий риск, то и внутри он должен быть наряду с высокой смелостью.

Таким образом мы получаем новые параметры у человека. То есть человек медленный, слабый, трусливый, надеющийся на кого-то, видимо, не будет адекватным. Мир предлагает живым существам определённые условия. Если ты адаптируешься, то выживешь, а если нет, то покинешь историческую сцену.

Обратите внимание на гибель большого числа компаний сейчас, потому что они не смогли адаптироваться. И на рост человеческих смертей от трёх факторов: группа инсультов и инфарктов, онкология и диабет. То есть люди у нас уже не выдерживают давления и накала современных скоростей.

Ц.: То есть эволюция в бизнесе всё-таки зависит от конкретных людей, которые адаптировались и перестраивают бизнес?

А.К.: Этот процесс подтолкнут вперёд настоящие сверхлюди — это представители новых поколений. Это люди, для которых ценность власти равна нулю, а сила не имеет на них воздействия. Они смотрят на орущего менеджера, пожимают плечами и увольняются. Он не обиделся, просто не надо на него орать, ему это не нравится. Это также люди, которые больше ориентированы на смысл, а не на деньги. Они хотят делать работу, которая им действительно интересна, и не согласны «есть что попало», как писал Омар Хайям.

Что мы будем делать с этими людьми? Такой вопрос я задаю управленцам. И не без удовольствия вижу в их глазах растерянность. Потому что если есть растерянность, то компания будет эволюционировать вместо того, чтобы стоять на месте с руководителем, который говорит, что все люди одинаковые, и не хочет ничего менять. Но эти люди не одинаковые, они уже сильно другие. И когда придёт это осознание, мы увидим рождающийся новый мир.

Ц.: То есть в мире произойдёт разделение на высших и низших, успешных и аутсайдеров? Это шаг к антиутопии?

А.К.: Нет никаких утопий и антиутопий. Всё зависит от того, какой выбор делаешь конкретно ты. Обратите внимание на современную культуру. Там 60% пространства занимают волшебные герои. Почему на Земле распространяется бум существ, кажущихся ирреальными? Начиная со всяких мутантов и заканчивая старинными богами и сказочными персонажами. Чего не хватает человеку? Не хватает полиморфности, изменчивости.

роботФото: Mykola Holyutyak / Shutterstock.com   

Посмотрите на этих созданий. У них есть свойства, которых нет у обычного человека. Но если современный человек послушает нейрофизиологов, то он с удивлением обнаружит, что эти свойства у него есть. Человек может развивать разум, энергетику, внутренний мир, душу, дух. В это нужно просто поверить.

Ц.: Это значит, что в цифровом мире останется место творчеству и иррациональному?

А.К.: Конечно. Компьютер, какой бы он ни был, даже квантовый, не способен мыслить и создавать. Он никогда не сможет решить нестандартную задачу, у него нет интуиции, нет озарений, у него есть только логика. Поэтому нам нужно постичь принцип работы головного мозга, прежде чем вживлять в него чипы, а мы как ничего не знали об этом, так и не знаем.

Если человеку дать задание, например, написать оду, то первая может получиться плохо, вторая — плохо, третья — лучше, пятая — шедевр. Но машина так не может. Она будет комбинировать из бесконечного числа вариантов и напишет сносно, но не оригинально. Она не может ничего родить, а будет бесконечно копировать, это будет чудесный арифмометр.

Если человеческий мозг не генерирует высокочастотных колебаний, в нём начинают образовываться белки определённого типа. Именно они являются источником болезни Альцгеймера. Даже если мы берём немыслящее существо, вживляем ему в мозг гаджет, то оно от этого мыслящим не становится, токи высокой частоты в его мозгу не возникают.

Высокочастотные колебания — это решение нестандартных задач, это творчество. И если существо этого не делает — не важно, с железякой в голове или нет, — то их не будет. Мне хочется посоветовать всем просто почитать труды по нейрофизиологии о происхождении болезни Альцгеймера. И вы поймёте, что её победить можно только творческой деятельностью. И если бы люди с таким же упорством, как тренировки мышц в фитнес-центрах, качали бы интеллект, то мы давно бы уже жили в другом мире.

Ц.: Мы уже проходили подобные эволюционные потрясения?

А.К.: Конечно. Когда был изобретён атом, когда был изобретён печатный станок или порох. И когда был изобретён унитаз. Обратите внимание, это одно из величайших изобретений мира, которое остановило распространение по Земле чумы. Если мы посмотрим на все древние цивилизации, то мы увидим ливневую канализацию, и город умирал тогда, цивилизация умирала тогда, когда канализация переполнялась. И ничего с этим сделать было нельзя, потому что город был построен на экскрементах. И в какой-то момент мы создаём уникальный предмет, который обеспечил будущее всего человечества.

И мы многократно так эволюционировали, однако именно компьютеры, интернет уже слишком сильно перевернули нас вверх тормашками. Но это не должно нам помещать по-прежнему верить в себя, ценить человеческие качества, испытывать чувства. Вы только посмотрите, какая у человечества тоска по теплу, по нормальным отношениям. Как вы думаете, что стоит за смешной всеобщей любовью к котикам? Я вам скажу. Одиночество. Это то, что несут с собой технологии. Сюда же относится и постоянный поиск людьми друг друга.

Ц.: Каким образом человечество может противостоять самоуничтожению посредством технологий?

А.К.: Действительно, мы впервые оказались перед экзистенциальной границей в такой форме. Как показывает практика, Земля ещё не оправилась от ядерных испытаний, от взрыва «Малыша», тем не менее нас это не сильно чему-то научило. Мы сдерживаем рост ядерных вооружений, но они есть и совершенствуются. Применительно к технологиям мы на самом деле пока ничего не понимаем. Мы с одержимостью слабоумного, с дурацким недетским смехом мчимся на санках в пропасть.

Особенно это видно по генетике. Мы ничего не знаем о том, как работают гены в геноме, но мы разрешили операции, потому что один из миллионов вариантов влияния гена на состояние организма позволил сказать, что этот ген связан с какой-то болезнью. То есть мы, имея просто гипотезу, разрешили операции. Мы кто после этого?

Но люди должны понять простую вещь. Если путь выбран, и мы хотим сохраниться, то надо непрерывно наблюдать за миром, развиваться и совершенствоваться, научиться реагировать на вызовы мира, держа в себе свою правду, свою веру. Ничего другого нет, во все времена человечество выживало только одним способом. И тогда, возможно, родятся фантастические решения, которые обнулят весь этот кошмар. Когда человечество начнёт понимать своё место, ценить себя и любить по-настоящему, кошмар рассеется.

роботФото: KPA / Globallookpress       

Мы вдруг увидим, что технологии — это просто такой же инструмент, как шариковая ручка. Мы разбудим свой потенциал, потенциал своих компаний, своих детей, мы увидим, что мы бесконечно сильнее любых технологий. Нужно верить в Бога (в том числе в себе), а не только в технологии.

Поэтому я скажу верующим — крепитесь, да пребудет Он с вами, и всё будет. Просто верьте, и ничего другого не надо, И мы увидим, как наука сливается с древними знаниями.

А вот остальным, мечущимся людям, я скажу — начните верить хотя бы в себя. В то светлое и созидательное в себе, которое делает нас сильными. Мы не рождены слабыми, а рождены с огромным потенциалом, который есть у каждого.

Источник ➝

Тихое очарование Словакии

Тихое очарование Словакии Словакия, Братислава, Путешествия, Маршрут, Совет, Длиннопост

Если спросить о Словакии, то немногие смогут ответить на вопрос – что это за страна, чем она интересна, какие исторические и культурные объекты можно увидеть, приехав сюда. Большинство и вовсе знает о Словакии только то, что она являлась частью союзного государства – Чехословакии, и вряд ли правильно назовёт её столицу.

 

К сожалению даже те, кто любит путешествия, предпочитает проверенные маршруты и страны. Однако, есть немало стран незнакомых широкому русскому туристу, но достойные того, что бы их посетить и рассказать о них.

Именно к таким странам относится Словакия.

 

По приезду в Словакию вас не оставляет ощущение домашнего праздника. Вы испытываете радость и удивление. А после отъезда, на душе остается тепло и спокойствие, как после встречи с родными.

 

Если в Чехии, стране, которая ранее была со Словакией единым целым, отдыхает множество наших туристов, то Словакия пока только мечтает о такой популярности у русских. А вот европейцы давно оценили ее почти домашнюю атмосферу, широкие возможности для многих видов отдыха и более дешевые, чем в «раскрученных европейских странах» цены на все, включая отели и апартаменты.

Тихое очарование Словакии Словакия, Братислава, Путешествия, Маршрут, Совет, Длиннопост

Словакия это то место, где любители разного досуга могут найти себя. Благодаря разнообразному горному ландшафту, большому количеству целебных источников, очень красивой природе и изумительно чистому воздуху Словакия практически круглый год является привлекательным местом для отдыха. Наличие на ее территории замков, интересных архитектурных сооружений и исторических областей так же добавляет интереса к этой стране. Замки, церкви, музеи, иные исторические памятники раннего и позднего средневековья поджидают вас на каждом шагу.

Тихое очарование Словакии Словакия, Братислава, Путешествия, Маршрут, Совет, Длиннопост

В столице Словакии Братиславе ритм жизни спокойный, размеренный и старомодный. Узкие улочки старого города, где булыжные мостовые помнит массу событий из его жизни, манят спокойствием и уютом. Вместе с тем Братислава имеет своё неповторимое лицо и характер, заметно отличающий ее от других европейских столиц, и располагает достаточной инфраструктурой для того, чтобы принимать туристов любого уровня более чем достойно.

Тихое очарование Словакии Словакия, Братислава, Путешествия, Маршрут, Совет, Длиннопост

Немало в Словакии и замков разных времён и эпох. Старых средневековых городков, как будто застывших на столетия. Конкурентоспособными становятся и горнолыжные курорты страны. Качество обслуживания на них улучшается и это приводит к увеличению цен, но они еще намного дешевле, чем у некоторых соседей по Европе.

 

Ещё одно обстоятельство будет приятно для туристов из России. В Словакии многие люди, особенно старшего поколения, неплохо понимают русский язык, поэтому проблем в общении в это стране для наших соотечественников не возникает.

 

В завершение хочется отметить, что поездка в Словакию обязательно принесет вам множество впечатлений, положительных эмоций и навсегда останется в памяти...

 

Источник: https://100dorog.ru/guide/articles/6999207/

«Учебное полотно» великого мастера

Василий Иванович Суриков. «Покорение Сибири Ермаком». Холст, масло, размер — 599x285 см. Русский музей

«Возьмем, товаищи, кайтину Суикова «Покойение Еймаком Сибии». Слева – казаки, спьява – татаы. Гьемят казацкие самопалы – бах-бабах-бах. Свистят татайские стъелы – вжик, вжик, вжик. Все напьяглось, все в движении! Еще минута – уяааа! Сибий покоена!»
(Искусствовед в спектакле Аркадия Райкина)


Искусство и история. Мы продолжаем цикл статей, посвященных теме историзма изображения оружия и доспехов на полотнах великих мастеров.
Картины здесь рассматривались самые разные, и лишь немногие из них в этом плане были одновременно и историчны, и реалистичны, и… пафосны! В иных было слишком много «а я так вижу», в других эпичность просто зашкаливала, в-третьих, все портили одна-две детали. И вот тут возникает закономерный вопрос, а есть ли, ну, скажем так, такая картина, в которой всего этого в меру и которая гармонична как раз слиянием историзма, знания специфики одежды и вооружения, и эпичности? То есть это должна быть талантливо написанная картина. Причем это должно быть именно батальное полотно, задачей которого является изображение битвы наших предков за свои кровные интересы. И надо заметить, такая картина есть. И она хорошо всем известна. Причем известна настолько, что попала и в статью на «ВО» («» «Как Ермак Сибирь покорял», 23 декабря 2010 г.), и в спектакль Аркадия Райкина еще советских времен.




Один из последних эскизов картины

Идея написать эту картину возникла у Сурикова в 1889 году, но идея идеей, а непосредственно работать над ней он начал только в 1891 году. Недаром говорят, что любая идея должна созреть. Причем, что интересно, по его собственному признанию, летописей он не читал, а видение картины у него, тем не менее, сложилось. Впрочем, это неудивительно. А как иначе показать противоборство двух сил и победу одной из них, как не через их столкновение и не доминирование одной на другой посредством изображения персонажей одной «силы» крупнее, чем персонажей другой? «Наши» расположены у Сурикова слева, потому особенности нашего художественного восприятия таковы, что взгляд у нас скользит по полотну именно слева направо. И они крупнее, чем противники казаков – «кучумовцы».


А вот здесь мы наблюдаем явный поиск колористики картины – быть ей ярче или темнее?

Работу над картиной художник начал в 1891, а завершил в 1895 году. И она сразу же стала знаковым событием 23-й выставки Товарищества передвижников, ее купил император Николай II, а затем 1897 году передал ее Русскому музею, где она находится и сегодня.


А начиналось все вот с такого эскиза…


Затем он приобрел такой вид…


А затем и вот такой, уже с ярким красным «пятнышком»

Картина показывает нам кульминационный эпизод Сибирского похода Ермака Тимофеевича (1581—1585) — битву 1582 года между казаками Ермака и войском сибирского хана Кучума. В одном из ее описаний мне попалась замечательная фраза: «В трактовке художника это событие представлено как народный подвиг, художник подчёркивает неразрывную связь русских воинов с их предводителем». Ну, это все дань социалистическому реализму, потому что все то же самое, если подумать, можно описать и совсем по-другому: перед нами столкновение варварства и цивилизации. Более развитые в техническом и социальном плане люди подчиняют себе более отсталых, ставших тормозом на пути прогресса. Кто они, эти люди слева? Люди вне закона, типичные конкистадоры, пришедшие сюда «за зипунами». Кто их вождь? Такой же конкистадор, как Кортес или Писарро? Разница есть? Есть! Нашим людям требовались меха, то есть ясак, прекращение грабительских набегов, то есть покорность аборигенов «белому царю», а там – живите как хотите, о душах сибирцев пока что речь еще не шла. У испанцев, помимо жажды золота, в сердце была еще и забота о душах индейцев. Креститесь, веруйте, а там живите как хотите… В любом случае походы и конкистадоров, и казаков были выгодны и главам их государств, да и самим государствам: много новой землицы, запасы золота и «меховая валюта» — это всегда хорошо. Так что не будем о «народном характере» и «народном подвиге». Иначе у нас каждый удачливый «пахан» будет считаться народным героем… Но сути картины и ее эпичности это не умаляет, как и личности самого Ермака. Это кем надо быть, какой харизмой обладать, чтобы сплотить всех этих «весьма специфичного нрава людей» и повести за собой в неведомые земли на бой и на смерть!


Каждая деталь картины прорабатывалась художником в этюдах! Вот лодка с казаками! Приклад у стрелка справа ужасен, конечно, но ведь это же всего лишь «тренировка»

И художник это понимает и ставит Ермака в центр картины, да еще и изображает его в профиль, с указующей вперед рукой. И его самого, и все его воинство осеняют хоругви с ликом Спаса и конной фигурой Святого Георгия. Знамена, развевавшиеся, скорее всего, и на поле Куликовом, и на реке Угре…Ну а теперь вот они развеваются здесь, то есть наши предки до своего «Берлина» дошли!


Компоновка фигур на полотне (1891 год)

И мастерски показано войско Кучума. Там кого только нет: и татары, и эвенки, с остяками, воины и шаманы, но у всех луки и стрелы, хотя у одного и виден арбалет. Но очевидно, что вся эта масса противостоять казакам не может… Недаром, правда, по другому поводу, было очень верно сказано, что «никакая выносливость, никакая физическая сила, никакая стадность и сплоченность массовой борьбы не могут дать перевеса в эпоху ружей и пушек!»

«Учебное полотно» великого мастера
Этюд к картине — знамя из арсенала Московского Кремля

Очевидно, что художника в первую очередь привлекали образы людей. Да это, собственно, и была тогда традиция – рисовать всех с натуры. Нет бы обложиться фотографиями, набрать чужих полотен с нужными лицами… Но нет: писать, так писать! И художник едет на Обь, а также в Тобольск, а летом 1891 года рисует уже эскизы с эвенков и остяков в Туруханском крае. В письме к брату он сообщает, что выбрал и размеры полотна: «8 аршин и 4», то есть это примерно 5,6×2,8 метра. А затем вновь поездки… В 1892 году он едет на Дон — писать портреты казаков. И вновь Сибирь, Минусинский край, золотые прииски, где он нашел «своего Ермака», писал образы татар, а в Минусинском музее с этнографической коллекции делал зарисовки одежды туземцев, расшитой бисером и узорами из кожи. Здесь же он написал и этюд «На реке», на котором изобразил стрелка, стоявшего в воде.


«Лица ворогов»

В 1893 году Суриков приехал в станицу Раздорскую писать этюды с местных казаков, имена которых сохранились до наших дней. Это были Арсений Ковалёв, Антон Тузов, Макар Агарков, и лица их потом попали на картину. Причем именно Арсений Иванович Ковалёв как раз и стал прототипом итогового образа Ермака, а Макар Агарков послужил прототипом есаула Ивана Кольцо. Здесь же, на Дону он зарисовал и большую казачью лодку, также оказавшую затем на картине. И в этом же году он опять отправился на север Сибири: теперь уже рисовать портреты остяков. В 1894 году Суриков вновь посещает Тобольск и плавает по Иртышу. Вот, в общем-то, у кого надо учиться нашим художникам писать исторические картины. Нужны остяки, или, там, якуты – берешь и едешь в Сибирь писать остяков, чукчей или якутов. Решил написать свое видение утопления Разиным княжны – плаваешь по Волге и Дону, ищешь типажи, ну а за наконечниками стрел и кинжалами скифов – добро пожаловать в Золотую кладовую Эрмитажа и в Минусинскую котловину. И посмотреть, и «пропитаться духом» этого места. Денег вот много надо, но как раз Суриков их имел. Не бедствовал, потому везде и ездил. Ведь за одну только «Боярыню Морозову» он получил 25 тысяч рублей. Если учесть, что полному генералу в начале ХХ века платили 770 рублей, а генерал-лейтенант получал 500!


А это его знаменитая «Боярыня»


Опять головы… Старый татарин и молодой…


Автор:
Вячеслав Шпаковский
Статьи из этой серии:
Куликовская битва в образах и картинах
«Битва при Ангиари» и «Битва при Марчиано»: ученик против учителя, символизм против реализма
«Битва при Ангиари» и «Битва при Марчиано». Леонардо да Винчи и Джорджо Вазари
Павел Корин. «Александр Невский». Неразрешимая задача мятущейся души
«Битва при Грюнвальде» Яна Матейко: когда эпичности слишком много
«Богатыри» Васнецова: когда в картине главное эпичность

Картина дня

))}
Loading...
наверх