ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 783 подписчика

Свежие комментарии

Напасти, от которых вплоть до 20 века теряли жизни арктические путешественники, маячники, работники радио- и метеостанций

Арктика — земля разнообразных опасностей. И холод — далеко не самая страшная напасть.

 

Шкуры медведей
Шкуры медведей
Новоземельские промысловики
Новоземельские промысловики

 

По крайней мере к холоду люди были хотя бы готовы, а о многих вещах, за неимением практического опыта, даже не подозревали.

 

Архангельскъ 11 января 1915 г., №008:
Архангельскъ 11 января 1915 г., №008:
Архангельскъ 11 января 1915 г., №008:
Архангельскъ 11 января 1915 г., №008:

 

 

Архангельскъ 13 января 1915, №009:
Архангельскъ 13 января 1915, №009:
Архангельскъ 26 апреля 1915 г., №91:
Архангельскъ 26 апреля 1915 г., №91:

 

 

Итак, первая опасность — цинга

Из-за нее массово страдали вплоть до ХХ века не только участники полярных экспедиций, но и промысловики и даже маячники, а также работники полярных радио- и метеостанций. Именно цинга мешала освоению Арктики и поражала практически всех людей, пытающихся зимовать в диких, ненаселенных местах. Причем, даже запасы более-менее разнообразной пищи им мало помогали.

А знаете почему? Оказывается, несмотря на то, что способы борьбы с цингой были известны уже в 1754 году, когда эдинбургский врач Джеймс Линд написал «Трактат о цинге», все равно, то, что цинга вызывается исключительно недостатком витамина C и ничем иным, было доказано лишь в 1932 году! Теория инфекционного характера заболевания долгое время доминировала среди людей.

Поэтому люди просто не подозревали, что им достаточно набрать побольше лука, кислой капусты или клюквы, и болезни почти наверняка можно было бы избежать.

Да и государство обеспечивало их достаточно скудным набором продуктов само по себе. В основном это были мука, сухари, масло, горох, крупа, некоторые консервы, кофе (чай, какао). А в остальном, если удавалось, приходилось добывать еду самим, например, охотиться, собирать ягоды. Но и тут были свои сложности.

Так на Моржовце в 1857 году умерла от цинги вся команда — смотритель с женой и двое служащих. Причем, только этим маяком дело не ограничилось. На Терском-Орловском маяке погибло два техника. А в первую же зимовку на Святоносском маяке цинга унесла из восьми человек персонала семерых. На следующую зиму, несмотря на принятые меры, в живых опять остался один смотритель. После этого три года личный состав маяка вывозили на зиму за 300 километров в селение Варзуга. На других же маяках все оставалось по-старому.

Что касается радио- и метеостанций, то первые радиостанции стали строить в Арктике в 1911 году: в Архангельске, на Югорском Шаре, на Вайгаче, и на Маре-Сале (западный берег п-ова Ямал). За время строительства и введения станций в эксплуатацию люди столкнулись с неожиданными сложностями.

 

Радиостанция Югорский Шар
Радиостанция Югорский Шар
Радиостанция Вайгач
Радиостанция Вайгач

 

На недостроенном объекте зимовать остались два сторожа, имея годовой запас продуктов. Летом следующего года пароход «Дан», доставивший на остров грузы, строителей и партию монтажников, вышел встречать едва державшийся на ногах сторож. Высокий, широкоплечий и крепкий мужчина, каким знали его по прошлому году, оказался тяжело больным цингой. Его напарник же вообще не мог передвигаться и все дни лежал на полатях в бане.

Причем, это никого ничему не научило и впоследствии и другие работники станций также болели. А об этой проблеме к 1915 году даже писали в газетах:

«Деятельность новых радиотелеграфных станций, – возмущался корреспондент «Нового времени», – началась с отчаянной телеграммы, сообщающей, что все сторожа, как и предыдущие, оказались больны цингой. <…>В довершение всего в новых постройках, сделанных из пустотелого кирпича, царил страшный холод и их никак не удавалось натопить.

На сделанный запрос о количестве провизии последовал ответ, что в наличии осталось 12 мешков муки, 88 пудов сухарей, 7,5 пуда масла, горох, крупа, немного консервов, кофе, какао. Словом, та провизия, которая обеспечивает вновь прибывшим в самом недалеком будущем цингу».

Конечно, эту напасть в итоге уже при СССР все-таки побороли, как следует продумав рацион полярников, однако получается, что вплоть до первой третьи ХХ века от цинги погибали не просто промысловики, у которых, допустим, не хватило еды на зимовку, но и очень, очень многие служилые люди, которым запас продуктов обеспечивало государство.

Вторая опасность — печень белого медведя

Путешественники-первооткрыватели, участвующие в арктических экспедициях, в высокоширотной Арктике раньше не бывали, и многих ее специфических особенностей еще не знали.

Охотились люди как могли, но многие предпочитали подстрелить именно белого медведя. Думаю, причин тут было две: во-первых, они знали, что мясо бурого медведя (а значит, скорее всего и белого) - вполне съедобное. Во-вторых, медведь огромный и одного добытого зверя хватит на долгое время. Но была одна проблема, которую поняли люди не сразу, из-за чего даже гибли.

Тут надо сделать оговорку: касается эта проблема, конечно, не местных, которые, наверняка, узнали о ней издревле. Речь дальше пойдет в основном о путешественниках-первооткрывателях, участниках арктических экспедиций, которые в высокоширотной Арктике раньше не бывали и многих ее специфических особенностей еще не знали.

Так вот, печень белого медведя содержит огромное количество витамина А и люди, съевшие ее, погибают от гипервитаминоза. Кстати, касается это не только медведя, но и печени тюленя, кита, моржа, акулы, морского зайца.

    "Если в небольшом объеме витамин А не только безвреден, но даже необходим, то при употреблении в чрезмерном количестве он становится смертельно опасным ядом.

    Например, всего 100 г печени белого медведя содержит около 400 тыс. мкг, то есть в пятьсот раз больше дневной нормы. Таким образом, употребление небольшой, даже микроскопической порции практически гарантирует отравление витамином А".

К счастью, в основном люди были более-менее осторожны, пробуя новую для себя пищу. Как писал в своем дневнике Валериан Альбанов:

"Когда мы еще были на «Св. Анне», у нас ходили слухи, что медвежью печень есть нельзя, так как от нее человек заболевает. Хотя мы и не особенно доверяли этим слухам, но все же не ели, за исключением нескольких человек, самых «вольнодумцев». Теперь мы все ели печень, и могу сказать по личному опыту, что печень вредна. У всех так сильно ломит голову, что можно подумать, что мы угорели и даже хуже. Кроме того, у меня во всем теле сильная ломота, а у многих – расстройство желудка. Нет, теперь довольно есть печень!"

Врач полярной экспедиции на Землю Франца-Иосифа в 1884 - 1897 гг. Кетлиц отмечал те же симптомы - головную боль и бессонницу у лиц, поевших медвежью печень, а у тех, кто съел ее в большем количестве, даже тошноту и рвоту. Такое состояние продолжалось у них 7-8 часов а бессонница проходила через сутки.

Причина этого заболевания долго оставалась невыясненной. Полагали, что его вызывают неизвестные токсические вещества. Только в 1901 году доктор А. Бунге высказал предположение, что причиной интоксикации является витамин A, который содержится в медвежьей печени в большом количестве.

В 1943 г. К. Родаль и доктор Мур впервые описали случай гипервитаминоза A у человека, съевшего значительное количество жира печени рыбы палтуса.

И только лишь экспериментальными исследованиями, проведенными в 50-х годах, было окончательно доказано, что заболевание, вызванное употреблением в пищу печени животных и рыб, не что иное как гипервитаминоз A (Перфильев, Баркаган, 1957; Hillman, 1956; и др.).

А вот и третья напасть — угарный газ

Оказывается, люди в Арктике (и Антарктике) очень часто угорали. Многим удавалось спастись, но бывало, что гибли целые экспедиции, десятки человек.

Как известно, при повышении концентрации СО до 0,32 % возникает паралич и потеря сознания (летальный исход наступает через 30 минут). А при концентрации выше 1,2 % сознание теряется после двух-трёх вдохов, человек умирает менее чем через 3 минуты.

Случаи подобных отравлений — не редкость:

Например, зимой 1596-1597 годов арктическая экспедиция Виллема Баренца построила для зимовки на берегу целый дом с каменным очагом внутри. Команда Баренца чуть было не угорела из-за неисправности вытяжной трубы. Лишь в последний момент кто-то из моряков сумел открыть входную дверь и тем самым спасти товарищей.

И даже опытный и удачливый Амундсен писал в одной из своих книг, как однажды он угорел от керосиновой лампы в одном из своих научных домиков, и потом очень долго от этого оправлялся.

А вот и не такой удачный случай. Конечно, гибель от отравления угарным газом — только версия, но она выглядит достаточно достоверной. Речь идет об английской торговой экспедиции под руководством Уиллоби. Мореходы дошли до Новой Земли, вернулись на Кольский полуостров, где и зазимовали. А весной корабль нашли поморы. Никто из членов экспедиции не выжил. Причем выглядело происходящее очень и очень странно.

Причиной гибели всего экипажа предположительно стало отравление угарным газом. Из-за него люди могли впасть в состояние комы, а потом уже замерзнуть.

А накопиться угарный газ мог из-за того, что углям не хватило кислорода для полноценного окисления. Возможно, экипаж законопатил для зимовки все щели судна, и затопив в очередной раз печи на судне, мгновенно угорел.

Но эта проблема, в отличии от цинги, встречается и в наше время. Лично мы слышали рассказы и об удачных случаях — при которых людям в последний момент удавалось открыть дверь, и о неудачных, когда охотники или рыбаки останавливались в промысловых избах, ложились спать, и закрывали заслонку у непрогоревшей печи, и уже не просыпались никогда.

Таким образом, опасности подстерегали людей буквально на каждом шагу. Это сейчас мы, основываясь в том числе и на их негативном опыте, знаем - как лечиться от цинги, и почему нельзя есть печень белого медведя. А ученые об этом достоверно узнали только в середине ХХ века.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх