ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 781 подписчик

Свежие комментарии

  • Андрей Бодибилдер20 января, 3:41
    В Японии самое большое количество курильщиков в мире и самая низкая смертность от рака легких. А все потому что японц...15 Интересных фак...
  • Андрей Бодибилдер20 января, 3:23
    Зато сейчас Сталина восхваляют. А сколько тогда было уничтоженоСколько же он не ...
  • Надежда Сергеева (Вахрамеева)19 января, 17:19
    согласна с вами.Сколько же он не ...

Страшный заклад

Страшный заклад

Давно дело было.

Справила бабушкина родня новый дом на дальнем хуторе, хозяйство поднимать стала, обживаться потихоньку. Семья была большая – отец с матерью, бабка с дедом да восемь детей, погодков.

Отец, из терских казаков, как порох вспыхивал, если что не по его – сразу рукам волю давал, всей семье доставалось. Да и с соседями случалось ему споры затевать… на кулаках. Такой жёсткий был человек.

Вот зажили они потихоньку. А через месяц – началось. Вздохи по ночам, тени по стенам корявые, непонятно откуда взявшиеся. То с грохотом крючок на двери откинется, то шаги по комнате зашаркают. И главное – взрослые ничего не замечают, только дети. Меж собой обсуждают, а сказать о том боязно, знают ведь нрав отцов. Спать плохо стали. Дёргаются от каждого шороха. Но помалкивают.

И вот как-то вечером старшая девочка не выдержала – побелела вся, крик подняла.

- Полено! Полено! – твердит и на зыбку показывает. – Подменили братика!

Схватила дитя и потащила вон, хотела за дверь выбросить. Дело было поздней осенью, холода пошли, снег. Еле отобрали! Младенец орёт, и она рядом криком заходится. Бьётся об пол, повторяет без конца:

- Неживое оно, неживое! Деревяшка!

Такая падучая девчонку накрыла, что никак успокоить не могут.

Бабка на неё святой водой брызгала, и чем-то лицо смазывала. Всё без толку. Сказала, что без знающих не справится с этим. И послала отца к шептунье, что в соседнем хуторе проживала. Дело ночью было, в мороз…

Что у них с шептуньей за разговор вышел – неизвестно. Только привёз отец её домой силой.

Вошла она злющая, на девчонку мельком взглянула и давай воздух нюхать! Во все углы сунулась! Прислушивается к чему-то, шепчет неразборчиво…

Потом к матери обратилась:

- Мана у вас завелась! Что ж проворонили-то, а? Вижу, дом новый… Давно въехали?

- Да с месяц назад, – отвечают. – К осени только отстроили.

Она кивнула. На отца посмотрела и интересуется:

- Не было ли у вас споров каких с плотниками?

Помялись домашние и признались:

- Были споры. Никак хозяин сторговаться не мог поначалу с ними. И после следил за работой зорко, придирался да ругался частенько. Один раз до драки дошло.

Покивала шептунья, пояснила:

- Они вам ману оставили. Теперь на поклон к ним надобно – молить, чтобы признались, где её заложили!

Отец вскинулся сначала, но поостыв, объяснил, что рабочие пришлые были. Как теперь найти их?

- Тогда сами ищите их заклад. Обезвредить его надо, закопать.

- Да где искать-то?

- Везде! Хоть весь дом разберите! – бабка на отца зыркнула, усмехнулась. – Не найдёте – с вами навек останется, житья не даст!

А девчонка всё дёргается, причитает что-то неразборчиво. Уже и сил почти не осталось, а успокоиться не может. Младшие в уголке собрались, помалкивают, только смотрят испуганно.

Мать не выдержала, в ноги бабке повалилась, умолять стала – помоги да помоги!

Пожалела бабка её, смягчилась.

Стала над старшенькой девочкой нашёптывать что-то, на лоб ей палец наставила, надавила с силой. Та помаленьку и затихла.

На следующий день шептунья всех из дома выставила, велела петуха пестрого принести и ленточку из косы старшей дочери.

- Смотрите у меня! – пригрозила, - не подглядывайте!

Да только никто и не собирался - напуганы были, мерзли. Собрались в летней кухоньке, отогревались у печки, ждали от бабки известий.

Что она делала – никто так и не узнал. А только к вечеру вышла из дома с тряпицей замызганной. Отвернула край, показала какую-то мочалку, перевязанную красной бечевой. Велела отцу закопать подальше в степи.

- Да как я закопаю её? Земля уже мёрзлая!

- Хочешь спокойствия в доме – найдёшь способ! – Только и сказала.

Напоследок подошла к нему, рукой легонечко провела перед лицом и прошептала что-то. Он аж отпрыгнул, а бабка засмеялась тихонечко. Платы за помощь не взяла. Только петуха того забрала.

После уже, как от подклада избавились, успокоилось всё у бабушкиной родни, потихоньку налаживаться жизнь стала. А ещё заметили, что изменился отец! Спокойным стал, задумчивым, больше словами да уговорами действовал, чем кулаками.

Не иначе та знающая бабка нашептала!

*картина Аполлинария Васнецова

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх