ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 910 подписчиков

Свежие комментарии

  • Нинель Тенорио
    Да не то слово , через жопу, обкурились и друг с другом в полной заднице , ну это нормально для дебильной АнглииБратьев-близнецов...
  • вадим
    ...вот все у них через жопуБратьев-близнецов...
  • Георгий Михалев
    Обычное дело, героин.Мимо атомной субм...

«Неверовский отступал, как лев». Бой под Красным

«Неверовский отступал, как лев». Бой под Красным
Подвиг генерала Неверовского под Красным. Художник Петер Гесс

Общая ситуация


После объединения 1-й и 2-й русских армий под Смоленском на центральном направлении наступило некоторое затишье. Наполеон сделал длительную остановку в Витебске и даже подумывал свернуть кампанию до следующего года, чтобы наладить коммуникации. Часть генералитета также выступала за прекращение наступления и переноса его на кампанию 1813 года.

Французские корпуса были сильно разбросаны: в Витебске стоял император с гвардией и дивизией 1-го корпуса, в Сураже – 4-й корпус Евгения Богарне, в Половичах – две дивизии 1-го корпуса Даву, в Лиозно – 3-й корпус маршала Нея, в Рудне – кавалерийские корпуса маршала Мюрата, в Орше – 8-й корпус генерала Жана Жюно (ранее им командовал вестфальский король Жером Бонапарт), около Расасны (Росасна) – части 1-го корпуса, в Могилёве – 5-й корпус Юзефа Понятовского.

Распыление сил противника давало русской армии возможность начать контрнаступление и как минимум нанести поражение части Великой армии. Большинство генералов и офицеров требовало сражения. Командующий Барклай де Толли считал, что нужно придерживаться прежней стратегии – отходить, сохраняя основные силы, в то время как положение вражеской армии по мере продвижения вглубь России ухудшается (распыление сил, охрана занятой территории и коммуникаций, снабжение, потери от дезертирства и народной войны и т. д.). То есть нужно по-прежнему разменивать территорию на военный потенциал французской армии.

Однако под давлением генералитета и общего мнения Барклай был вынужден уступить. Было принято решение ударить по Мюрату у Рудни. В случае успеха на первом этапе наступления можно было нанести удар по левому крылу вражеской армии с центром в Сураже. В районе Велижа и Поречья уже действовал специально сформированный летучий отряд барона Фердинанда Винцингероде.

На случай неожиданного движения французских войск с их правого фланга в Красном (в 45 км юго-западнее Смоленска) был оставлен отряд под началом генерал-майора Евгения Оленина. К Красному для наблюдения за Оршанской дорогой также направили 27-ю пехотную дивизию под командованием Дмитрия Неверовского и Харьковский драгунский полк. Правда, 27-я дивизия была целиком из новобранцев.

1-я армия наступала на Рудню двумя колоннами, слева от неё шла 2-я армия Багратиона, вдоль днепровского берега на селение Катань и по Большой Пореченской дороге. Войска шли бодро, желали битвы. Однако Барклай действовал очень осторожно. 27 июля за один переход от Рудни обе армии были остановлены. Получив известие, что противник обнаружен в Поречье, он перевёл армию на Пореченскую дорогу и бездействовал 4 дня, пока не стало ясно, что врага в Поречье нет.

1–2 (13–14) августа Барклай решил продолжить движение на Рудню. Но дозоры сообщили, что противник оставил Рудню, Поречье и Велиж. Армия наступала в пустоту. Барклай снова остановил движение. Багратион как лидер «партии ястребов» негодовал, слал к командующему записку за запиской, требовал наступления.

Современники жестко критиковали главнокомандующего за его нерешительность. Вплоть до слов об измене. Однако, возможно, именно медлительность Барклая и спасла армию от тяжелого поражения.

Тем временем Наполеон решил продолжить наступление. Он сосредоточил корпуса и повёл армию от Двины к Днепру, в обход нашего левого фланга, на Смоленск. Французский император планировал захватить Смоленск с юга, отрезать русских от Москвы и принудить их вступить в генеральное сражение в условиях превосходства сил Великой армии. 1 (13) августа 1812 года французы навели мосты у Расасны и Хомина. Их возвели под прикрытием части находившегося на левом берегу Днепра корпуса Даву.

Французская армия шла очень плохими дорогами, через грязь и топи. Не только лошади, но люди тащили на себе артиллерию и обозы. Бездорожье задержало армию. 1–2 (13–14) августа у Расасны реку через два моста форсировали кавалерия Груши, три дивизии 1-го пехотного корпуса Даву, 4-й корпус Богарне и гвардия Лефевра и Мортье. У Хомина Днепр форсировали кавалерийские корпуса Мюрата (под началом Нансути, Монбрена), 3-й корпус Нея. На правом берегу Днепра осталась только кавалерийская дивизия Себастиани, которая также шла к Смоленску.

В это время большая часть русской армии была на правом берегу Днепра. А к Красному шла 180-тысячная французская армия. Наполеон подготовил ловушку армии Барклая.

«Неверовский отступал, как лев». Бой под Красным

Сражение


Казаки сообщили командиру 27-й пехотной дивизии Неверовского (Одесский, Тарнопольский, Виленский, Симбирский пехотные полки, 49-й и 50-й егерские полки) о приближении больших масс противника. Генерал отвёл дивизию (около 6 тыс. бойцов) из Красного, оставив в арьергарде батальон 49-го егерского полка с 2 пушками. На рассвете 2 (14) августа кавалерия Мюрата (15 тыс. сабель) вышла к местечку Ляды и оттеснила оттуда отряд Оленина. Русский командир был ранен. Затем французская кавалерия вышла к Красному, к ней следовал корпус Нея.

Неверовский построил свою дивизию в боевой порядок за оврагом. На левом фланге поставил 10 пушек, артиллеристов прикрывали харьковские драгуны. 50-й егерский полк Назимова с двумя пушками был направлен по дороге к Смоленску, чтобы занять позицию у небольшой речки.

Французы выбили наш батальон, стоявший в Красном. Оба орудия были потеряны. Затем часть вражеской конницы обошла левый фланг 27-й дивизии. Харьковский драгунский полк пошёл в контратаку, но был опрокинут превосходящими силами неприятеля. Наши драгуны понесли большие потери. Французы захватили 5 орудий. Драгуны и оставшиеся артиллеристы отступили по Смоленской дороге.

В результате Неверовский остался с одной пехотой. Перед ним были колонны 3-го корпуса Нея, в это время большие массы вражеской конницы заходили ему в тыл. Комдив решил отступать к Смоленску. Он построил свои батальоны в плотные колонны и начал движение. Перед началом движения генерал напомнил солдатам, как они должны действовать:

«Ребята помните, чему вас учили; никакая кавалерия не победит вас: только в пальбе не торопитесь, стреляйте метко, не торопясь».

Как только французская кавалерия шла в атаку, дивизия останавливалась и по знаку Неверовского раздавались залпы. Все пространство вокруг колонны покрывалось трупами и ранеными. Французские войска охватили дивизию с тыла и с двух сторон, но остановить и разгромить её не могли.

«Хорошо, ребята!» – говорил Неверовский. Солдаты отвечали: «Рады стараться! Ура!»

Обороне способствовала широкая почтовая дорога, обрытая по сторонам рвами и обсаженная деревьями. Французы не могли организовать атаку большим фронтом. Также у французской конницы не было полевой артиллерии, чтобы огнём расстроить ряды дивизии (конная артиллерия была оставлена в тылу).

В результате французы смогли отсечь и разгромить только небольшую часть нашей дивизии, когда солдаты вышли на открытое пространство перед селением.

К вечеру 25-я дивизия вышла к позиции, где за речкой стояли орудия под прикрытием егерей. Артиллерийский огонь и темнота остановили вражеские атаки, и утомлённая дивизия смогла остановиться на отдых. Русский отряд потерял около 1,5 тыс. человек, в том числе 800 пленных. Французы потеряли до 500 человек убитыми и ранеными.

Современники отметили этот бой как прекрасный пример действия хорошо обученной пехоты против неприятельской кавалерии. Граф Сегюр писал:

«Неверовский отступал, как лев».

В результате бой, не имевший никаких важных последствий, стал одним из самых известных сражений Отечественной войны 1812 года. Князь Багратион писал императору:

«Нельзя довольно похвалить храбрость и твердость, с какой дивизия, совершенно новая, дралась против чрезмерно-превосходных сил неприятельских. Можно даже сказать, что примера такой храбрости ни в какой армии показать нельзя».

«Неверовский отступал, как лев». Бой под Красным
Портрет Дмитрия Петровича Неверовского (1771–1813) мастерской Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего дворца, Государственный Эрмитаж
Автор:
Самсонов Александр
Использованы фотографии:
https://ru.wikipedia.org/
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх