Рождественский рейд Вашингтона: разгром гессенских наемников в Трентоне


Вашингтон переправился через Делавэр одним из первых

Невеселая зима


Осень 1776 года была для восставших против британского владычества американцев настоящим кошмаром. Их не просто крепко поколотили и вышвырнули из Нью-Йорка, но гнали дальше. Что было еще хуже, армия Вашингтона чудовищными темпами теряла солдат. Люди болезненно переживали неудачи и верили, что борьба за независимость, кажется, провалилась. И бежали домой – никто не хотел предстать перед судом за измену.

Англичане действовали методично.
Загнав американцев за реку Делавэр и зная, что противник отчаянно страдает от дезертирства, они не стали насиловать себя холодными переходами, а спокойно разошлись на зимние квартиры в Нью-Йорке. Чтобы дождаться весны и спокойно, со свежими силами, дойти до Филадельфии – неформальной столицы мятежных колоний. Разогнать Континентальный Конгресс и прикрыть лавочку.

 


Вашингтон понимал, что допустить этого никак нельзя. Перед ним стояли две проблемы. Необходимость если не остановить, то хотя бы замедлить этот будущий марш англичан, и яркая, пусть и тактическая победа здесь и сейчас. Последнее – чтобы ободрить тех, кто еще остался, и набрать новых рекрутов завтра, пока его армия вконец не растаяла.

Сделать это можно было только нанеся удар в правильное место.

Расшевелить болото


Благо англичане сами предоставили возможности для такого удара, отведя основные силы в Нью-Йорк и отдав инициативу еле живым, как им казалось, американцам.

Да, их было нельзя уничтожить. Начни Вашингтон бить британцев по одному, как они бы покинули зимние квартиры, они бы соединились и положили ему конец. Американский главнокомандующий это понимал. Его интересовала не аннигиляция противника, а заготовленные им склады. Один из них был прямо на «английском» берегу Делавэра, в городке Трентоне. Другой — в Принстоне (20 км) и третий в Нью-Брансуике (еще 26 км).

Цели были вполне доступные: можно было нанести внезапный удар и форсированным маршем достичь всех складов. Разорив их, можно было если не сорвать, то по крайней мере замедлить для противника кампанию 1777 года. И, главное, сделать все это получалось весьма умеренными силами. Склады охраняли сравнительно небольшие отряды гессенских наемников, не ожидавших всерьез, что побитые осенью американцы вообще способны хоть что-то делать.

Словом, момент был идеальный, и Вашингтон его не упустил.

Делавэр нас не остановит


Кроме всего прочего, он выбрал хорошее время – пока неприятель отмечал Рождество или отходил от этого приятного события. Американцы начали сосредотачиваться у берега Делавэра еще в сочельник – вечером 24 декабря. Всего удалось собрать 2400 человек.

В Трентоне им противостояло около 1500 гессенцев – число, позволяющее надеяться на успех. Но до них еще надо было добраться. Переправляться через реку предстояло в 15 километрах от Трентона. Сегодня на месте переправы проложен мост, рядом разбит парк с говорящим названием «Вашингтон кроссинг», а к услугам следующих по стопам Вашингтона туристов работает «Патриотическая таверна».

Делать все предстояло ночью. Все началось вечером 25-го. Поначалу все шло бодро, но дело сильно тормозили артиллеристы – их 18 орудий регулярно вязли в нападавшем глубоком снегу. Да и льдины, ветер и течение Делавэра процесс не ускоряли. Но к 4 утра 26-го американцы завершили переправу.

Оставалось лишь напасть на гессенцев.

Внезапный удар


Американцам для скорости марша пришлось разделиться на колонны и двинуться в Трентон по двум дорогам. И настоящая маленькая победа для еще неопытных бойцов: обе колонны удалось подвести к городу практически одновременно.



А гессенцы, судя по всему, продолжали ударно отмечать Рождество. По крайней мере, сосредоточение и переправа американцев остались для наемников из Германии абсолютной тайной. Возглавлявший гарнизон полковник Ролл безмятежно сопел в постели – поэтому, когда американцы вошли в город, никто не помешал им расставить орудия на самых крупных улицах. После этого думать о каком-то внятном сопротивлении было наивно.


Гибель полковника Ролла кисти баталиста Дона Трояни

Это был полный разгром. Ролл выскочил на улицу и даже пытался чем-то руководить. Но вскоре пал от американской пули. После этого были потеряны последние надежды, и для гессенцев оставалось три выхода: умереть в бою, бежать из города в ужасе или сдаваться. Пойманные врасплох, наемники умирать не спешили – погибло всего 22 человека. Пяти сотням удалось удрать, а тысяча попала в плен. У самих американцев появилось всего два трупа, да и те от обморожения при неудачной переправе.

Рейд на Трентон завершился сокрушительным успехом.

Туда-сюда


А вот с развитием этого успеха все было не так однозначно. По крайней мере, не сразу.

Вашингтон получил разведданные: к нему двигались превосходящие силы гессенцев. Исходя из того, что армией рисковать нельзя, тут же переправился обратно через Делавэр – благо днем и вблизи города, где имелись причалы, это было проще.

Но известия оказались полной дезинформаацией – на деле никаких крупных сил не было, а все гессенцы в округе без оглядки бежали в сторону Нью-Йорка.

Казалось бы, что сделано, то сделано – не мотаться же обратно через не самую маленькую и тихую реку. Но американцам помог случай.


Полуоборванные американцы крепко колотят одетых с иголочки гессенцев

Дело в том, что в дополнение к основному удару Вашингтон планировал вспомогательные, но назначенные на них отряды просто не осилили переправу. И сгорающий от стыда командир одного из них теперь считал это делом принципа. Поэтому просто взял своих людей, и, никого не спрашивая, переправился и занял город Берлингтон, куда и должен был попасть в самом начале.

Вашингтон этого игнорировать не мог – как и приказать тому переправиться обратно без потери авторитета. Поэтому пришел на помощь к нерадивому командиру вместе с основными силами. Как раз вовремя, чтобы встретиться с армией британского генерала Корнуоллиса, подоспевшей из Нью-Йорка.

И снова в бега


Численно обе группировки были примерно равны, но безусловное превосходство в качестве было, конечно же, у профессионалов-англичан. Тягаться с ними в открытом поле было безумной идеей. Поэтому стоило держаться в городе.

Британцы, решив ковать железо пока горячо, попробовали овладеть последним с наскока, но дело не удалось. Тогда они решили переночевать и взяться за штурм с утра, уже основательнее. Но было поздно – ночью американцы ушли. Кого-то, конечно, пришлось оставить – чтобы те жгли костры, шумели и создавали неприятелю ложное ощущение, что в городе полно солдат.

Когда наступило утро, Корнуоллис понял, что его одурачили, и тут же ломанулся в Нью-Брансуик, защищать свои склады. За них он, впрочем, мог не опасаться – американцы и так выбились из сил, чтобы заниматься чем-то более серьезным, чем попытками встать где-нибудь на зимние квартиры.


Дом в Морристауне, где располагался штаб Вашингтона

Вашингтон решил не переправляться через Делавэр ввиду крупной армии противника, а дойти до городка Морристауна в каких-то 50 километрах от Нью-Йорка, где и временно обосноваться. Корнуоллис ему не мешал. Убедившись, что склады для его армии в безопасности, он вернулся в Нью-Йорк и принялся ждать весны. Ему казалось, что захват Филадельфии положит конец всем этим бессмысленным метаниям.

Но тринадцать колоний не были Европой и выиграть войну европейскими методами (через захват столицы) тут было невозможно. Впереди англичан ждали только горькие разочарования.
Автор:
Тимур Шерзад
Использованы фотографии:
paintingvalley.com, thegate.boardingarea.com
Источник ➝

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь

Пышная свадьба королевы Виктории и Альберта Саксен-Кобург-Готского состоялась 10 февраля 1840 года в Сент-Джеймсском дворце. Это было невероятное событие. Придворные вспоминали, что, с тех пор как в ноябре было объявлено о помолвке, предсвадебная лихорадка охватила всю страну. «Во дворце не слышали ничего, кроме голубей и купидонов».

Виктория взошла на престол в июне 1837 года, всего через месяц после своего 18-летия. Юная королева не собиралась долго править в одиночку, но в то же время с ужасом думала о замужестве.

Именно так она и записала в своем дневнике: «Я настолько привыкла поступать по-своему, что готова поставить 10 к 1, что никогда ни с кем не соглашусь». Больше всего она боялась, как и королева Елизавета I, что муж будет ограничивать ее власть. Она неохотно обсуждала вопрос замужества.

 
Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Юная королева Виктория

Что нельзя было сказать о королевской семье. Ее близкие давно мечтали о том, чтобы Виктория вышла замуж за своего кузена, принца Альберта, племянника матери Виктории, герцогини Кентской. Их объединяло то, что они ровесники и в свое время их приняла на свет одна и та же акушерка Шарлотта Хайденрайх фон Зибольд.

Последний раз Виктория видела Альберта, когда он с братом Эрнстом посетил Лондон незадолго до ее семнадцатилетия, в мае 1836 года. Девушка записала в своем дневнике, что Альберт был «чрезвычайно красив; его волосы такого же цвета, как и мои; глаза большие и голубые; у него красивый нос и сладкий рот с прекрасными зубами». Он был «полон доброты и нежности, очень умен и интеллигентен».

Альберт не был готов к бесконечному кругу балов и развлечений, которые проходили в преддверии дня рождения Виктории. К этому дню (24 мая) ему эти придворные занятия порядком поднадоели. На празднике он протанцевал всего два танца и, устав, удалился домой.

Это не мешало им с Викторией прекрасно понимать друг друга. Когда настало время молодому человеку возвращаться в родную Германию, Виктория «очень горько плакала». Несмотря на это, став королевой, она не выказывала особого желания как можно скорее выходить замуж. Узнав, что Виктория стала королевой, принц Альберт написал ей поздравительное письмо. В нем юноша формально пожелал ей долгого счастливого царствования и чтобы она никогда не забывала о своих кузенах. Тем временем пресса активно обсуждала, за кого молодая королева все-таки пойдет замуж. Чаще всего щелкоперы называли имя Альберта и его брата.

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Свадьба королевы Виктории и принца Альберта

Они не заставили себя долго ждать и прибыли с визитом в Виндзор 10 октября 1839 года.

Виктория старалась скрыть свои чувства, но только не от дневника: «Красота принца поразительна. Он так любезен и непринужден, очень обаятелен». Уже через четыре дня Виктория сообщила премьер-министру, лорду Мельбурну, что пересмотрела взгляды на замужество. Тот одобрил ее выбор и заметил, что молодой человек приятен и хорош собой, ну а что касается характера… когда-нибудь нужно же и рисковать.

Как монарх, Виктория сама должна была сделать Альберту предложение. Она не тратила на это много времени. После полудня 15 октября она послала за ним и попросила его жениться на ней. Когда принц согласился, они обнялись, а молодая королева была переполнена радостью. Свои чувства она вновь доверила дневнику: «О как я обожаю и люблю его!». Альберт испытывал то же самое. Своему другу он сказал, что на вершине счастья.

Вместе с лордом Мельбурном королева начала планировать свадебные торжества. В отличие от предыдущих королевских свадеб, она твердо решила, что ее подданные смогут увидеть всю торжественную процессию, направляющуюся к Сент-Джеймсскому дворцу, где состоится церемония бракосочетания. Она пригласила больше гостей, чем кто-либо из английских королей и королев до нее.

Свадебное платье правительница подбирала по своему вкусу. Ей предлагали красное бархатное парадное, но она отказалась в пользу платья белого цвета, символизирующего чистоту и невинность. В этом был практический смысл. Простолюдины могли увидеть ее издалека. Таким образом, королева установила свадебную традицию, которая будет соблюдаться во всем мире. Женщины стали подражать Виктории в свадебной моде.

 
Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Реконструкция свадебной фотографии

 

Она подобрала белые платья не только для себя, но и 12 «подружек невесты». Но кто должен был играть эту роль? Принц поставил условие, что это должны быть дамы с безупречной репутацией. Найти таких было не просто. Многие из придворных дам имели любовников. Кроме того, королевская часовня в Сент-Джеймсе могла вместить только 300 человек. Это вынудило сокращать список гостей. Виктория продумывала различные варианты. В результате она отдала предпочтение партии вигов и из партии тори пригласила только пять человек.

В день свадьбы шел проливной дождь. Но это ничуть не испортило ей настроение. «Как ты сегодня себя чувствуешь и хорошо ли спал?» — она весело написала своему жениху. Толпы людей на улице, собравшиеся с восьми часов утра, не обращали внимания на непогоду. Они радостно закричали, увидев молодую королеву, проезжавшую мимо в карете, в прекрасном белом платье, с бриллиантовым ожерельем и сапфировой брошью, подаренной ей Альбертом. Несмотря на то, что жених был одет в ало-белую форму британского фельдмаршала, он явно не произвел на публику благоприятного впечатления. Флоренс Найтингейл, стоявшая в толпе, заметила, что он, по-видимому, был одет в одежду, специально одолженную для торжества.

Отец Виктории умер, когда она была еще совсем маленькой, ее вел под венец герцог Сассексский. Пока они шествовали через парадные залы к Королевской часовне, подружки невесты, про которых один из гостей сказал, что они были одеты как «деревенские простушки», пытались справиться с 18-футовым шлейфом королевы и не наступить друг другу на ноги. Невеста была от них в восторге. В своем дневнике Виктория записала, что они производили прекрасное впечатление в своих белых платьях, украшенных белыми розами.

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Королева Виктория

Свадебный обед состоялся в Букингемском дворце. Прежде чем все началось, молодожены провели полчаса наедине. Впрочем тайну уединения она поведала все тому же дневнику. Они пообещали никогда не иметь секретов друг от друга. За столом съели около сотни пирожных, еще большую часть раздарили послам, родственникам, государственным чиновникам. Свадебный торт имел гигантские размеры. Он весил 300 фунтов, имел 9 футов в окружности и 16 дюймов высотой. Неудивительно, что его несли 4 человека. Произведение кулинаров было украшено фигурой Британии в окружении купидонов, один из которых держал книгу с датой свадьбы.

Как только пир закончился, королева переоделась в белое шелковое дорожное платье и вместе со своим мужем отправилась в Виндзорский замок. Летописец Чарльз Гревилл ворчливо записал, что карета была слегка потрепанной и имела небольшой эскорт. Все действия были продуманы Викторией с точки зрения политического пиара. Толпа, уставшая от излишеств? с восторгом встретила свою королеву. Возгласы сопровождали их всю дорогу до самого Виндзорского дворца.

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Королевская семья

К семи часам вечера у уставшей королевы разболелась голова, она прилегла отдохнуть. Ее внимательный Альберт все время был рядом. «Его забота дала мне чувство небесного счастья и любви, которое я никогда не надеялась получить», — такую запись сделала Виктория в день свадьбы.

Через несколько недель после свадьбы королева забеременела. У них родилось девять детей. Четыре мальчика и пять девочек.


Источник: https://travelask.ru/blog/posts/21027-svadba-korolvy-viktori...

12 миллионов для любимой собаки и другие необычные завещания известных людей

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх