ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 838 подписчиков

Свежие комментарии

Эльбрус. Приют 11. История захвата

Вернувшись домой, увлекся темой войны в горах вообще и войной в Приэльбрусье в частности.

Предыстория


Литературы было немного, но тут подоспели 90-е, и вал научной и псевдодокументальной литературы заполонил прилавки.

Покупал все подряд и читал, что называется взахлеб.

В общей сложности встретился с 5−7 версиями захвата Приюта 11: от вполне правдоподобных,
но никем не доказанных, до откровенно абсурдных. Да и кому об этом было рассказывать?

Наши очевидцы, кто остался в живых, на эту тему не распространялись. Немцы эту историю тоже по книгам не расписывали.

За отсутствием реальных подробностей существующие версии этой истории обросли мифологией,
в которой все сводилось к одному-единственному реальному факту – Приют 11 был действительно захвачен ротой гауптмана Грота.

Все остальное − вопрос веры, убеждений и вкуса тех, кто знакомился с разными вариантами версий.

Эльбрус. Приют 11. История захвата

И вот во второй книге «Битва за перевалы» в большом разделе о боевых действиях в Приэльбрусье наткнулся, наконец, на то, как эта история выглядела на самом деле. И никаких домыслов.

Только документы и их авторский анализ.

Для того чтобы не пересказывать своими словами, приведу укороченный вариант главы о захвате Приюта 11 из второй книги А.
Мирзонова «Битва за перевалы. Другой взгляд». С разрешения автора, разумеется.

Думаю, так будет лучше, поскольку читающие смогут ощутить не только стиль изложения автора, но и порядок его анализа немецких документов.

Итак, мой уважаемый читатель, в этой главе мы уделим наше внимание максимально тщательному исследованию обстоятельств захвата Приюта 11 группой капитана Грота.

Несмотря на то количество версий относительно этого боевого эпизода, которое есть сегодня в ходу в литературе и на просторах Интернета, появилось здоровое желание разобраться с этим вопросом максимально обстоятельно.

И побудили меня к этому, как ни странно, различные нестыковки (в том числе, очень серьезные), которые существуют в описании этого события в самих немецких боевых документах.

Как-то так оказалось, что до меня никто не обратил внимания на эти самые нестыковки. Хотелось бы, в результате, расставить в этой истории все точки над «и».

Эльбрус. Приют 11. История захвата

Карты


Военная судьба не миновала этот уникальный объект. Гостиница была захвачена немцами и на несколько месяцев стала основным опорным пунктом егерей в Приэльбрусье.

Достаточно развернутое описание этих событий дает В. Тике в своей работе «Марш на Кавказ…».

Если не обращать внимания на искаженные топонимические названия и некоторые моменты в тексте, которые вызывают сомнение, то все вполне связно и последовательно. Желающие без труда могут найти в сети и эту книгу и описание захвата Приюта 11 в ней.

Я же приведу один фрагмент этого описания, который иллюстрирует разочарование Грота по поводу отсутствия на местности приютов, обозначенных на его русской карте.

На единственной имевшейся в распоряжении карте масштаба 1:100 000, снятой с русской карты 1:84 000, в районе Эльбруса были обозначены три приюта: расположенный на высоте 4045 м. Западный приют у юго-западного гребня горы, приют на высоте 4100 метров на бесконечном просторе ледника южнее восточной вершины и находящийся на высоте 4690 метров приют Гастухова у южного подножья восточной вершины. (На самом деле речь идет о приюте Пастухова. – Прим. авт.)

Не было ни Западного приюта, ни приюта Гастухова. Однако приют, обозначенный на высоте 4100 метров, оказался гостиницей «Интуриста» современной постройки с алюминиевым покрытием, центральным отоплением и электрическим светом. Но находился он на высоте 4200 метров и был переоборудован в казарму. Кроме того, на высоте 5300, на узкой седловине между восточной и западной вершинами Эльбруса имелся сарайчик из фанеры, который был заполнен льдом и вряд ли мог использоваться в качестве укрытия. Недалеко от отеля, вокруг метеостанции солидной постройки было несколько фанерных домиков.

Обеспеченный такими неточными картами и абсолютно незнающий местных условий, капитан Грот со связистом 17 августа в 3:00 пошел за разведывательным дозором Шнайдера, чтобы как можно скорее получить данные разведки.

Остаток его небольшого отряда получил приказ дождаться вьючной колонны и (как только она прибудет) следовать за ним.

На восходе солнца капитан Грот и его связист находились на высоте перевала Хотю-Тау (3546 метров). Перед ними лежали протянувшиеся на 17 километров с запада на восток языки ледников Азау, Гара-Башиша, Терскола и Джика-Угон-Кес.

Грот не поверил своим глазам, когда посреди этой выветренной, пересеченной многочисленными разломами ледяной пустыни, в шести километрах от себя на скале (на 650 метров выше) увидел покрытый металлом, сверкающий на солнце отель.

Внимательный читатель в этом фрагменте обратит внимание на то, что русская карта у Грота была единственной. Обозначения на ней были неточные. Грот абсолютно не знал местных условий. И Приют 11 он увидел с изумлением.

Это как бы совсем не то, о чем нам ведают в разных совершенно документальных фильмах о войне в Приэльбрусье досужие киношники и их комментаторы.

Кстати, никто не задумывался о том, почему эти фильмы снимаются именно в Приэльбрусье?

Сюда удобно добраться и здесь очень комфортно жить. Не нужно напрягаться для того, чтобы отснять впечатляющую натуру для фильма – довезет канатная дорога. Можно даже в трещины на леднике позаглядывать и какой-нибудь блиндаж отснять. А вечером в баре гостиницы можно порассуждать о войне. Война ведь здесь действительно была.

Как-то не добираются желающие поведать обществу о героической обороне Кавказа ни в ущелье Клыч, ни на южные скаты перевалов Санчаро или Аллаштраху, ни на перевал Мастакан. Далеко, тяжело, холодно и мокро. Ни гостиниц тебе, ни канаток.

И все бы ничего, но беда в том, что такими фильмами в массовое сознание медленно и верно вбивается очень однобокое и искаженное представление о военных событиях в горах: понимание того, что судьба Кавказа решалась в Приэльбрусье.

О другой войне в горах авторы этих фильмов, как правило, либо мало что слышали, либо не знают вообще.

Между тем, если вернуться к гауптману Гроту, который обязательно фигурирует в каждом таком фильме (причем в одном из этих фильмов о роте Григорьянца фамилия Грота упоминается чаще, чем сам лейтенат Григорьянц), еще ни в одном серьезном источнике не было опубликовано никаких сведений о довоенном пребывании Грота в России, включая его воспоминания и комментарии его сына.

Это небольшое лирическое отступление на самом деле не совсем отступление.

То, о чем писал Тике, неожиданно нашло подтверждение в одном из документов об этих событиях.

Приведу некоторые выдержки из документа под названием Отчет об опыте «Эльбрус» 19.08.1942 − 21.08.1942, составленном гауптманом Гротом 30 ноября 1942 года.

Эльбрус. Приют 11. История захвата

«Первопрохождение осуществлялось благодаря компасу, высотомеру и смысловой ориентации по господствующим высотам без проблем. Доступные карты были очень несовершенны.

Карты 1:500 000 и 1:200 000 вследствие их неточности для использования в высокогорной местности вообще не подходят, схемы же 1:100 000, вопреки их внешнему виду (вследствие небрежных рисунков и многочисленных неточностей), опасны.

Предоставленная схема А показывает на южной стороне Эльбруса 3 хижины (приюта), двух из которых вообще нет в наличии, изображения очень несовершенны.

Зато все правильно и аккуратно оказалось на захваченной на метеостанции немецко-русской туристической карте 1:50 000, в то время как захваченная карта 1:42 000 только уже из-за ее возраста (год выпуска 1860) оказалась непригодной».

Эльбрус. Приют 11. История захвата

Такие вот картографические коллизии. Это было в качестве предыстории к захвату Приюта 11.

Дата захвата


Однако вернемся к уже процитированной ранее записи в журнале боевых действий 1 горной дивизии, сделанной 16 августа 1942 года в 22:30.

Вот эта запись в журнале (последний абзац).

Эльбрус. Приют 11. История захвата

Разные авторы в своих исследованиях приводят разные даты захвата Приюта 11.

Р. Калтенеггер в своей книге Gebirgsjager im Kaukasus приводит дату 17 августа.

Тот же Калтенеггер в его Weg und kampf der 1.Gebirgs-Division 1935−1945 пишет, что Приют 11 был захвачен 16 августа.

В.Тике в своей книге «Марш на Кавказ. Битва за нефть» приводит дату захвата Приюта 17 августа.

Для выяснения этой коллизии самое время обратиться к сообщению Грота о захвате Приюта, переданному радиограммой. Отыскался в Бундесархиве и такой уникальный документ.

Такие радиосообщения и телефонограммы заполнялись принимающими связистами в пунктах связи на страницах специальных блокнотов, затем отрывались и передавались по службе в штаб.

Проще всего было бы прочитать документ и закрыть вопрос. Но с прочтением как раз было не все хорошо. Здесь уместнее говорить о расшифровке. И дело было не только в индивидуальных особенностях почерка связиста, заполнявшего бланк в процессе приема сообщения на слух. Проблема в том, что сразу после войны в Германии была проведена реформа письменности. И мои несколько попыток привлечь к переводу подобных письменных документов носителей языка закончились ничем.

Эльбрус. Приют 11. История захвата

Тем не менее, в отличие от множества других подобных радиограмм, с этой повезло. Удалось коллективными усилиями «вытащить» текст.

Я обвел дату и время отправки документа (слева) и фамилию офицера (справа), из расположения которого отправлено сообщение, для того чтобы читателю было проще сориентироваться.

Итак, документ отправлен 17 августа в 21:45 (время берлинское) на 99 полк и 1 горную дивизию.

С пониманием текста получилось следующее:

"Unternehmen Groth seit 16.8 im Gang, befehl an Hertling bekannt, нabe AR feindbesetzt Mittag genommen. Feind … nicht gefangen, in Starke 70 Mann auf AJ und AL zuruckgegangen. AJ noch feindbesetzt".

«Операция Грота c 16 августа в процессе, приказ на Хартлинга получен, AR, занятый противником, в полдень захвачен.

Противник … не пленен, силой (в составе) 70 человек ушел назад (отступил) на AJ и AL. AJ пока еще занят противником».

Смотрим на немецкую карту Приэльбрусья в иллюстрациях к книге.

Пункт AR – Hutte 4100 (он же Приют 11), пункт AJ – Wachterhaus (Дом охраны на Поляне Азау), пункт AL – Терскол.

Ну что же, есть здесь и дата 16 августа и ушедшее от Приюта 11 в направлении Поляны Азау и Терскола подразделение РККА 70 человек.

Если кто-либо из знатоков немецкого языка захочет в связи с этим бросить в меня камень и посчитает, что расшифровка таких скрижалей - это просто, то могу загрузить его такими бланками сообщений в надежде на помощь.

Там еще очень и очень много интересного.

Следующий документ – телефонограмма из роты Грота на адьютанта 99ГЕП. Передана 18.08.1942 в 10:30.

Эльбрус. Приют 11. История захвата

«Выполнение плана 17 из-за противника задерживается. AR захвачен. 4 пленных, 1 пулемет, винтовки. AR – отель казарменного типа с метеостанцией. Место для 1 роты. Противник отступил на AJ – AL, также BJ.

Составом предположительно 1 эскадрон. Был сам 1 час в русском плену, затем наоборот.

Прошу согласия на переименование AR как «Эдельвейсхютте», казармы как «Генерал Ланц-хютте».

AR важен как доминирующий пункт для AF и AD, я удерживаю (его) с 12 винтовками и 1 пулеметом.

Позиции до AL – BJ не урегулированы».

Здесь состав отступивших красноармейцев указан в эскадрон (роту), это как бы не то, что 70 человек, а побольше.

Любил, наверное, Грот своего командира, сразу же и предложил переименовать Приют.

И еще просматривается состав разведгруппы Грота. Судя по количеству вооружения, не больше 15 человек.

А вот другой документ.

Полуденное сообщение штаба 1 горной дивизии на 49 горный корпус от 18 августа 1942 года.

Здесь напечатанная дата 18 августа переправлена на 17 августа.

Правда, здесь указано, что Приют был захвачен в бою, а примерно 70 русских отступили.

Эльбрус. Приют 11. История захвата

Для того, чтобы более детально разобраться в подробностях захвата Приюта, обратимся к «Эльбрусской» папке в Бундесархиве, в которой сконцентрированы документы о восхождении егерей на Эльбрус.

Нас в данном случае будет интересовать не само восхождение, а некоторые детали захвата Приюта 11, которые остались за рамками сжатых приведенных докладов, но оказались в нескольких более развернутых документах «Эльбрусской» папки.

Итак, первый документ – доклад оберефрейтора Манга (Mang) от 05.09.1942 года.

«Мы покорили их Эльбрус!», подготовленный для прессы, но проходивший при этом по отделу разведки штаба 1 горной дивизии:

«Если изначально еще можно было предположить, что удастся достичь вершины, избегнув столкновения с противником, то разведка, проведенная 16 августа, полностью поменяла эти представления.

Ключевым пунктом в восхождении и овладении Эльбрусской вершиной являлся Южный приют, расположенный на господствующей высоте посреди льдов. Между тем появились известия, что с противоположной стороны долины, занятой противником, в направлении немецких позиций выдвигаются силы большевиков.

Надлежало принять меры безопасности и привести войска в боевую готовность.

Капитан Грот, который в одиночку собирался предпринять бросок к Южному приюту, должен был (кроме того) установить, занят ли он русскими.

Капитан Грот отправился в приют, откуда (на его размахивание платком) навстречу ему вышли два парламентера.

В самом доме у них было 3 офицера и еще 6 человек.

С большим трудом капитан Грот дал понять русским, что они окружены и находятся в ловушке.

Русские, однако, не отреагировали на это и взяли капитана Грота в плен.

Из последующих разговоров между офицерами и солдатами стало ясно, что русские собираются доставить капитана Грота к своим кратчайшим путем.

Когда эти три офицера стали спускаться первыми, капитан Грот воспользовался открывшейся возможностью, чтобы захватить в плен оставшихся солдат и немедленно вызвать подкрепление.

Таким образом, благодаря его решительным действиям, удалось захватить приют.

Сам Южный приют (массивное здание, построенное с учетом требований аэродинамики) являлся наиболее высокогорной метеорологической станцией Советского Союза.

Она строилась в соответствии с самыми современными положениями архитектуры, и частично работы по ее сооружению даже не были завершены.

Должным образом построенных, имеющих центральное отопление и электричество жилых помещений для солдат недоставало. Так же как высококачественного альпинистского обмундирования, достаточных запасов продовольствия и вооружения, которые считались долгожданными трофеями.

Это еще раз показало важность этого опорного пункта с его господствующей высотой, с которой можно было держать под контролем все дороги в округе.

Занятие Южного приюта дало возможность снять личный состав с охраны и разместить людей в помещении».

Здесь, как видим, присутствует дата 16 сентября, но отсутствует информация о 70 русских, которые ушли с Приюта.

В другом докладе оберефрейтора Цвергера (Zwerger) из 13 роты 98 ГЕП под названием «Покорение Эльбруса» от 28.08.1942 года (оберефрейтор входил в состав группы восхождения) дается более развернутая картина событий на Приюте.

Доклад, кстати, также написан в форме дневника для прессы.

«17 августа. В 11:00 мы начинаем многочасовой марш через ледник Азау, солнце жарко палит, тяжело давят рюкзаки, но вид ледяных стен всегда прекрасен.

После полудня мы добираемся до приюта «Эльбрус-Восточный», овладеть которым особенно страстно желал наш капитан.

С одним слабым стрелковым охранением он продвинулся вперед к приюту и обнаружил, что тот все еще занят русскими.

В одиночку он подошел к двум часовым с винтовками, это были двое огромных парней с Памира, хотел пожать им руки, но они не оценили этот благородный жест и отвели его в плен − к двум русским офицерам.

Коротко поприветствовав русских, капитан кратко сообщил им, что они окружены и все равно попадут в плен, поскольку немецких солдат вокруг полным-полно, хотя нас было мало и нам запрещено было стрелять.

Двое русских офицеров сочли, что правильнее всего будет убраться, но приказали азиатам доставить нашего капитана в долину Баксан. В то время как оба офицера скрылись, он под конвоем пошел в расположенную немного выше метеорологическую станцию, нынешний приют «Эдельвейс», где увидел на столе целую гору тортов и пирогов.

На вопрос − чье это, конвоиры ответили: офицеров. Затем они предложили нашему капитану сесть и перекусить вместе.

Они также не заставили приглашать себя дважды, уселись, зажав винтовки между колен, и налегли так, словно в жизни ничего хорошего не ели.

Наш капитан растолковал им, что теперь здесь командует он. А они могут бросить оружие и оказать нам помощь, на этом война для них закончится. Сперва они выглядели немного озадаченными. Но затем (с усмешкой) и в самом деле свалили в угол винтовки и пулемет. Затем наш капитан вышел из приюта, помахал белым платком – и наш маленький отряд смог без единого выстрела овладеть большим домом на высоте 4200 м. За сегодняшний день мы устали, а разрежение затрудняло сон.

Но прежде, чем заползти в свой спальный мешок, я смотрю на вершины, вздымающиеся на головокружительную высоту под вечными звездами – царящая над всем великая жизнь гор.

И перед тем как погрузиться в сон я размышляю о выпавшем мне великом счастье в качестве немецкого солдата, горного стрелка, участвовать в этом горном походе, который войдет в историю, в полную силу чувствовать себя немецким альпинистом».

В этом документе также указана дата 17 августа и снова ничего не упоминается о 70 русских. Как это ни странно, наименее подробная информация об этих событиях содержится в отчете самого Грота под названием «Доклад о восхождении на Эльбрус при посредстве высокогорной роты 1 горной дивизии», составлен на Приюте 11 26.8.1942 года.

«Первое соприкосновение с противником произошло 17 августа, когда командир высокогорной роты предпринял разведывательный выход к приюту «Эльбрус».

В приюте на южном предгорье вершины Эльбрус-Восточный находились три офицера и восемь солдат.

Согласно показаниям высотомера, приют находился на высоте 4200 м, что обеспечивало господствующее положение над всем ледниковым бассейном и выходами к восточным перевалам.

Овладеть им удалось легко, при этом часть гарнизона противника попала в плен, часть обращена в бегство.

Сразу после занятия приют получил название «Генерал Ланц – Хаус», по аналогии с ранее названной метеостанцией «Приют «Эдельвейс».

Снова дата 17 августа и снова ничего о 70 русских, о которых Грот писал в своих докладах после захвата Приюта.

Ну и в заключение выдержка из доклада о боевой деятельности высокогорной роты от 22 августа, документ без подписи.

«17 августа. Поскольку AR весьма важен (не только как альпийская база, но прежде всего как военная) в силу своего господствующего положения по отношению к 3 перевалам, а, с другой стороны, атака имеющимися силами и средствами не сулила успеха, командир горно-егерской роты направился к противнику в качестве парламентера, но тем не менее был взят в плен.

Когда его эвакуировали в Тегенекли, ему удалось пленить охранников и захватить AR.

Остатки противника сбежали в направлении долины Баксан.

Взяты трофеи: продовольствие, снаряжение, обмундирование, вооружение, захвачены в плен 4 солдата противника.

AR представляет собой комплекс из нескольких зданий, в том числе отеля «Интурист», метеостанции и радиостанции, превращенных в казармы».


Относительно того, какое подразделение РККА размещалось на Приюте 11 в момент захвата, отыскалась интересная информация в журнале боевых действий 214 кав. полка (орфография сохранена):

«15.08.1942 …направлена разведка в составе 10 человек под командованием мл. лейтенанта Хасанова на г. Эльбрус и Приют Одиннадцать.

17.08.1942 на указанном направлении обнаружена разведгруппа противника, которая, воспользовавшись оплошностью дозора, захватила в плен дозор в составе ст. сержанта Стерликова и двух бойцов с ручным пулеметом.

Хасанов возвратился в исходный пункт».

К слову, на следующий день в ходе боестолкновения при разведке от ЦДКА в сторону Поляны Азау

«мл. лейтенант Хасанов, бросив автомат, позорно бежал к ЦДКА».

Здесь также стоит дата 17 августа. В немецком варианте пленных четверо, да и пулемет в строку.

Стало быть, сержант Стерликов с бойцами, «допустившими оплошность» в совместном поедании пирогов с гауптманом Гротом, были пленены на Приюте 11. А как же 70 бойцов РККА, которые оставили Приют без боя? О них и здесь ничего.

Выводы по дате


Попробуем подбить имеющуюся информацию. Сначала по дате.

Все же по большинству документов все сводится к тому, что Приют 11 был взят егерями 17 августа. НО!

Кто бы объяснил, каким образом информация о взятии Приюта появилась в журнале боевых действий 1 горной дивизии 16 августа в 22:30?

Это более чем серьезный документ, в который информация, при существовавшем качестве связи с подразделениями, заносилась практически в режиме реального времени.

Если бы речь шла о журналах боевых действий какой-либо из дивизий РККА, воевавших на Кавказе, то я бы просто предположил, что информация могла быть вписана задним числом: такие журналы могли не заполняться даже неделями, а в некоторых дивизиях их вообще не вели.

И чехарда с датами при заполнении таких журналов задним числом была обычным делом.

Но в журналах 1 и 4 горных дивизий вермахта подобная ситуация просто немыслима, педантизм в их заполнении откровенно поражает.

И эту коллизию с датой захвата Приюта 11 я не могу объяснить никак. Впрочем по прошествии времени это обстоятельство, конечно же, уже ни на что не влияет.

70 человек


Гораздо более интересным представляется вопрос о том, было или не было на Приюте 11 в момент его захвата подразделение РККА в количестве примерно 70 человек, как об этом указано в докладах Грота непосредственно после событий, а также в дивизионных отчетных документах?

Ведь во всех официальных отчетах в адрес верховного командования армии и для прессы об этом ни слова не только у Грота, но и у других участников событий.

В этих отчетах состав русских на Приюте уже сократился до 3 офицеров и 6 (8) солдат, четверо из которых были пленены.

При этом такое количество защитников Приюта не подтверждается и документами РККА.

Рискну заметить, что у немцев в данном случае могли быть свои основания для того, чтобы не афишировать информацию об ушедших с Приюта солдатах РККА: ни высокое начальство, ни читатели немецкой прессы не поняли бы то обстоятельство, что 70 русских были отпущены просто так, а не взяты в плен. Да еще и на фоне победных реляций о восхождении на Эльбрус.

На мой взгляд, именно поэтому этот факт никак не отражен в немецких документах для высокого начальства и широкой публики.

А что же с информацией в документах 214 кав. полка РККА, в которых упомянуто только о группе разведчиков в составе 10 человек на Приюте? Полагаю, что у командования 214 полка тоже могли быть свои очень веские основания, чтобы не отражать в документах оставление Приюта без боя и отступление без приказа вниз.

Напомню, что в то время уже в полной мере действовал приказ № 227 Наркома обороны СССР И. В. Сталина от 28 июля 1942 года

«О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций»

или в просторечии

«Ни шагу назад!».

И заградотряды действовали, и командиров, допустивших отступление без приказа, расстреливали. Это было суровой реальностью того времени.

Но все это, так скажем, просто мои умозаключения.

Но если вы все же спросите меня: «Были или не были на Приюте эти 70 человек красноармейцев?» Я отвечу утвердительно.

И дело не только в рукописном докладе Грота. Думаю, он не стал бы приписывать себе такую победу при немалом количестве свидетелей из числа своих солдат и офицеров.

Есть еще одно существенное, на мой взгляд, обстоятельство, которое утверждает меня в таком убеждении.

Обратите внимание на интересный факт, неоднократно отраженный в разных немецких докладах: на Приюте в момент захвата было 3 офицера РККА.

Три офицера на 6 солдат – это невообразимое соотношение для разведки или обороны Приюта.

При жесточайшем кадровом голоде на офицерский состав, существовавший в частях Закавказья, когда командовать батальоном иногда ставили даже младших лейтенантов, такая ситуация, на мой взгляд, просто невозможна.

А вот 3 офицера на почти роту – это вполне нормально.

Ну и немалое количество захваченного на Приюте продовольствия, амуниции, обмундирования и снаряжения, о котором пишут немцы, это тоже лыко в ту же строку.

И последнее.

Вот калька с карты-двухкилометровки района Эльбруса за 16−18 августа из документов разведотдела штаба 1 горной дивизии.

Эльбрус. Приют 11. История захвата

На ней южнее вершины Эльбруса в районе Приюта 11 красным цветом указана позиция РККА с надписью «60 человек».

В разведотделе этом серьезные люди служили. И хлеб свой они не зря ели.

Так что были на Приюте 11 в момент его захвата два с лишним взвода красноармейцев. Здесь гауптмана Грота упрекнуть не в чем.

Когда книга уже готовилась к печати, очередные архивные раскопки выдали один интересный документ штаба 49 горного корпуса вермахта, который имеет прямое отношение к истории захвата Приюта 11.

Вот выдержки из него:

[/center]Эльбрус. Приют 11. История захвата[/center]
«Группа Грота. Карта масштаба 1:100 000. 16.08 в 12:00 Хижина 4100 м при сильном вражеском сопротивлении захвачена. Противник отступил частично к вершинам Эльбруса, примерно 80 человек на юго-восток в направлении Дома охраны (Азау) и Иткола, частично к пер. Донгуз Орун. Вершина Эльбруса, пер. Донгуз Орун, Дом охраны (Азау) заняты противником. По показаниям пленных, они относятся к 1 эскадрону, номера полка и дивизии неизвестны. Пленные и трофеи: 4 человека, 1 пулемет, много винтовок».

Итоговый вывод


Все же захват Приюта 11 состоялся 16 августа. При том, что его охраняла почти рота красноармейцев (70−80 человек) из 1 эскадрона 214 кав. полка, которые уступили Приют 11 без боя примерно пятнадцати немецким горным егерям.

Вот теперь в этой истории можно ставить точку.

Интересно, почему егеря не сожгли Приют 11, когда уходили из Приэльбрусья?

А ведь могли бы.

Впрочем, эта печальная судьба через много лет Приют не миновала.

Примечание. Сканы фотографий предоставлены А. Мирзоновым и публикуются с его разрешения.
Автор:
Кузнецов С. Н.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх