Тулунбек-ханум. Единственная ханша Золотой Орды


С 1359-го года Орда вступает в период внутренних междоусобиц. Ханы и самозванцы сменяют друг друга с поразительной скоростью. А уход предыдущего неизменно сопровождалось кровавой резнёй. Естественно, на фоне этого раздора и смуты многочисленные области (улусы) некогда единой империи всё чаще заявляют о своей независимости. Данный период вошёл в русскую историю под названием Великой замятни. Это кровавое время стало трамплином для возвышения невиданного ранее правителя – ханши Тулунбек-ханум, вся жизнь которой окутана мифами и загадками.


Кто же вы, загадочная ханша?


О личности Тулунбек до сих пор ходят самые разные споры среди историков. Камнем преткновения является даже её происхождение. Принято считать, что Тулунбек была дочерью хана Бердибека. Бердибек был чингизидом, т.е. потомком Чингисхана. Именно его гибель при восхождении на престол самозванца, «хана» Кульпа, и положила начало междоусобице в Орде.

Сторонники этой версии считают, что только принадлежность Тулунбек к роду чингизидов стало поводом женитьбы Мамая на Тулунбек. Мамай, как известно, был необычайно могущественным и амбициозным человеком, занимая должность темника (тумэнбаши – военачальник, подчиняющийся лично хану) и беклярбека (управляющий администрацией хана, фактически второй человек в Орде). Но стать ханом он не мог из-за происхождения, поэтому решил править через марионетку – слабого Абдуллах-хана, спасённого им сына Узбек-хана. Абдуллах-хан стал главой лишь половины всех владений Орды, т. к. взять под контроль всю Орду Мамай не мог.

Однако, несмотря на колоссальную власть, Мамай понимал, что в период междоусобицы она будет недорого стоить, поэтому решил подкрепить свой статус удачной женитьбой. К тому же претендентов на престол, как чингизидов, так и нечингизидов, хватало с лихвой. Впрочем, и сама Тулунбек, судя по мнению некоторых историков, была более чем недурна собой и производила сильное впечатление на мужчин.

Тулунбек-ханум. Единственная ханша Золотой Орды

Мамай

Так или иначе, но, опираясь на родословную Тулунбек и собственный талант интригана и военачальника, Мамай продолжил укреплять свою власть, стремясь контролировать всю империю. В этом свете весьма иронично выглядит толкование имени Тулунбек-ханум. Так, Тулунбек означает «совершенная правительница», а приставка «ханум» говорит о её титуле ханши.

Ханша или регентша?


В 1367-м году Мамай в очередной раз захватил золотоордынскую столицу Сарай, надеясь положить конец замятне через свою марионетку. Но уже в следующем году вспыхнуло новое восстание против Абдуллах-хана, т.е. Мамая, в Крыму. Мамай был вынужден покинуть столицу.

Как и следовало ожидать, Абдуллах-хан практически сразу же потерял власть. И в течение целого года столица могущественной Золотой Орды гуляла по рукам как вполне законных, так и простых претендентов из числа самозванцев. Только в 1369-м году вернувшийся из Крыма Мамай отбил Сарай и вернул на трон своего протеже. Но как назло Абдуллах-хан был не только слабовольным человеком, но и не мог похвастаться хорошим здоровьем. Номинальный правитель Золотой Орды, которую позже некоторые авторы весьма расплывчато именовали Мамаевой Ордой, скончался в 1370-м году.


Монеты Тулунбек-ханум

Перед предприимчивым и властным Мамаем вновь встал вопрос: кого возвести на трон. Конечно, у Абдуллах-хана было потомство в виде 8-летнего сына Мухаммеда Булака. Однако разумно ли было доверять хоть номинальную власть малолетнему ребёнку, если её не удалось удержать даже его 30-летнему отцу. И вот здесь на историческую арену снова вышла Тулунбек. Взвесив все «за» и «против», Мамай решил всё же возвести Булака на престол Орды, но с небольшими изменениями статуса.

Как вокруг происхождения Тулунбек, так и вокруг её официального чина ходят жаркие споры. С одной стороны ханом становился Булак, а Тулунбек из рода чингизидов – регентшей. Однако исследователи знали о существовании отчеканенных от имени Тулунбек-ханум медных монет под названием пулы. При этом пулы чеканились не только в Сарае, но и в Улусе Мохши, который некогда был временной резиденцией самого Узбек-хана, одного из последних полностью легитимных правителей Золотой Орды. Подобная честь не могла быть оказана простой регентше, значит, мнение, что Тулунбек была именно ханшей не только обоснованно, но и материально подтверждено.

Так или иначе, но примерно в 1371 году после нескольких военных походов для укрепления власти Мамай объявил наконец ханом Булака. Тулунбек вновь оказалась на задворках мировой политики, но сохраняла свой статус, ведь пулы с её изображением ходили по всей Орде и за её пределами.

Бывшая ханша – разменная монета


На несколько лет имя Тулунбек полностью исчезает из истории. Великая замятня продолжилась. Удача начала изменять Мамаю. В 1372 году из Сарая ставленника Мамая Булака выбил Урус-хан, владелец Сардарьинского улуса. Булак бежал к Мамаю в Крым. Собравшись с силами, Мамай лишь в 1375 году вернул трон Булаку, но ненадолго. Некогда всесильный темник разругался с Москвой, посеял распри в собственных рядах и не разглядел могущественного врага с востока – Тохтамыша.


Тохтамыш

Потерпев поражение на Куликовом поле, где предположительно погиб и формальный хан Булак, Мамай бросился собирать новое войско. Но в это же время, в 1380 году, Тохтамыш, расправившийся с восточной частью Орды, направился на запад, рассчитывая стать ханом той самой Золотой Орды. В том же году Тохтамыш разгромил Мамая, которого предали его собственные военачальники.

В награду победителю достались все «жёны» Мамая, включая Тулунбек, которую новый хан и взял в жёны. Судя по всему, Тохтамыш расценил Тулунбек как весьма ценный трофей. К тому же этот трофей был ханской крови, поэтому мог в перспективе укрепить его легитимность, дабы пресечь замятню. И это ему удалось. Тохтамыш восстановил Золотую Орду.



Однако в 1386 году Тохтамыш казнил Тулунбек. При этом многие историки указывают, что казнь была расплатой за участие (или подозрение в участии) в заговоре. Так или иначе, но единственная женщина, взлетевшая на недосягаемые золотоордынские высоты, была вычеркнута из списка живых.

Версии, версии, версии…


Из-за того, что о Тулунбек в истории остались лишь крохотные крупицы упоминаний в летописях и золотоордынские пулы, которые автоматически говорили о необычайной значимости этой женщины в истории Орды, версий о том, кто скрывался под этим именем, великое множество. Изложенная выше — лишь среднестатистическая.


Небольшая табличка на месте пустоши, где когда-то была столица империи

Так, по одной из версий Тулунбек была дочерью влиятельного бея из рода Яшлау (родовой князь тюркского племени яшлау) Хаджибека. И женой Мамая она вовсе не была. Наоборот, Тулунбек покорила сердце Тохтамыша, который всяческими дарами осыпал свою жену и убивать её и не думал. За годы с любимым супругом она подарила ему семерых детей, включая старшего — Джелал ад-Дин-хана.

Другая версия и вовсе говорит, что Тулунбек была… мужчиной, а вся беда в неправильном написании и прочтении имени нового хана. В этом свете Тулунбек становится ещё одним ставленником Мамая.

Но самая романтичная версия представляет Тулунбек в виде истинной воительницы. В этой версии чингизидка Тулюбек-ханум была женой хана Азиз-шейха (чингизид, правивший в Орде с 1365 по 1367 год). Когда же дорогого супруга убили заговорщики, ей удалось уцелеть. Более того, собравшись с силами и союзниками, отважная ханша не только покарала самозванцев и заговорщиков, но и сама взошла на престол. И её трёхлетнее правление было мирным и спокойным, пока очередной претендент не убил ханшу.

Видимо, «замятня» с версиями будет продолжаться намного дольше, чем продолжалась историческая междоусобица Золотой Орды…
Источник ➝

Если кот предупреждает, то к нему стоит прислушаться. Потому что кот знает

Поругавшись с хозяйкой салона, Светлана решила принимать клиентов у себя дома. Оборудовала для маникюра уголок в своей комнате и дала объявление.

Женщины с удовольствием к ней ходили. Брала Светлана недорого, а делала "ногти" быстро и качественно. Вместе с ней принимал гостей и большой кот Франт.

Встретив клиентку, он галантно провожал ее до кресла, а потом уходил на свою лежанку, никому не мешал и лишь лениво поглядывал на эту женскую суету.

Но однажды, в вежливом "швейцаре" что-то сломалось.

Новая клиентка словно привела его в ужас. Франт испугался, но тем не менее не убежал, а наоборот, старался не пускать женщину в их квартиру.

Кот шипел и угрожающе размахивал лапой. Он "пританцовывал" на цыпочках, выгнув спину. Близко не приближаясь, он всячески старался запугать. Пришлось хозяйке запереть его на кухне, но и там кот дико завывал и ломился в закрытую дверь.

Извинившись перед клиенткой, Света обещала ей хорошую скидку... Но та, поджав тонкие губы, всем свои видом выражала высокомерие и недовольство. Гоняла девушку то за водой, то за свежим журналом. А потом, снисходительно взглянув на проделанную работу, заявила, что ноги ее тут больше не будет.

Проводив ее, Света выпустила кота. Тот вырвался из кухни взволнованный, со взъерошенной шерстью и тщательно обошел всю квартиру, словно желая убедиться, что той женщины больше тут нет.

На следующий день, уже с утра, Светлана почувствовала себя паршиво. Чувствовалась слабость, сильно болела голова. Она отменила всю запись на сегодня, приняла лекарство и уснула. Но легче от этого ей не стало....

А к вечеру начались проблемы со зрением, невозможно было сфокусировать взгляд, перед глазами мелькали разноцветные пятна.

Франт встревоженно наблюдал за хозяйкой. Запрыгнул к ней на диван, начал вроде ластиться, участливо заглядывая хозяйке в лицо. А потом вдруг словно окаменел и на несколько мгновений замер.

Его вибриссы мелко вибрировали и, повинуясь их указаниям, Франт запрыгнул на спинку дивана. Кот глубоко задышал и начал мощно работать лапами, старательно что-то "раскапывая".

Светлана повернулась посмотреть, отогнала кота и нащупала воткнутую в диван булавку. С трудом вытащив ее, с удивлением стала рассматривать... Не первой свежести, слегка тронутая ржавчиной – таких дома Света никогда не держала.

Но рассмотреть толком так и не удалось. Булавку выхватил Франт и галопом умчался в уборную. Света, бросившись следом, лишь застала момент "похорон" булавки в кошачьем лотке.

Кот выглядел встревоженным... Но испуга в его глазах не было, наоборот, он словно торжествовал, что вовремя заметил угрозу. Девушка решила прислушаться к Франту и сразу же сменила наполнитель, утащив использованный на помойку в пакете.

На следующий день Светлане стало намного лучше, а вот Франт лежал на своем месте, медленно и вяло моргая, с трудом втягивая в себя воздух. Хозяйка бросилась было к телефону, чтобы вызвать ветеринара на дом, но кот вдруг встал и попросился на улицу.

Девушка подхватила кота на руки, чтобы вернуть на лежанку, но потом решила все-таки прислушаться к нему. Творилось что-то странное и только кот действовал так, как будто был уверен в своих действиях и что-то знал.

Света вынесла Франта – он, пошатываясь, долго ходил по траве, пока не нашел пучок какой-то мелкой растительности. Кот уткнулся носом в травку, немного так постоял, а потом начал ее жевать.

Девушка наблюдала за ним... Кот преображался на глазах, ему явно становилось намного лучше. Света стала рвать траву и нарвав приличный пучок, унесла котика домой.

Пока Франт ел траву, Света стала изучать объявления и начала обзванивать салоны. Больше принимать чужих людей в своей квартире она не желала. Мало ли что еще придумают конкуренты.... А то, что это они, сомневаться не приходилось.

Хозяйка подошла к Франту. Кот почти дожевал траву и в его глазах уже начинал плескаться его привычный, озорной блеск.

- В следующий раз я буду к тебе прислушиваться.

Почесывая меховой животик, сказала она коту...

- Но следующего раза, я надеюсь – не будет!

Вынутый след

 

Когда я маленькой спешила на улицу после летнего дождя, бабушка всегда кричала вслед:

- По траве ходи. Не по земле!

Трава в деревне росла высокая, густая. Потяжелевшая от влаги, она липла к ногам, оставляя холодные влажные полосы. Кожа от её прикосновений нестерпимо зудела, сильнее чем от комариного укуса.

Мы с Таткой, моей подружкой, лишний раз в траву не совались. Нравилось нам местечко за соседним домом, где плотно утрамбованная земля не разлезалась даже после сильного дождя и следы наших резиновых сапожек ровными чёткими отпечатками оставались на ней.

Мы старались наставить побольше таких отметин, воображая при этом какую-то незатейливую детскую игру.

Но от зоркого бабушкиного взгляда невозможно было укрыться – как всегда неожиданно появлялась она от калитки с веником наперевес. Ругалась беззлобно, скорее с сожалением:

- Что за неслухи такие! Сказано же – грязь не месить! Вот теперь разравнивайте веником свое творчество. Живо!

И стояла рядышком, следила до того момента, как последний чёткий след исчезал под жёсткими прутьями. От наших возмущённых протестов она только отмахивалась и приговаривала:

- Резвее. Резвее работайте. Нечего топтаться было.

Позже, когда я немного подросла, бабушка объяснила, что след человека вроде отпечатка его души. Чем ровнее он, чем чётче – тем сильнее уязвим человек перед посторонним вмешательством. Навредить ему знающий может, да так, что не исправишь потом. Некоторые, кто колдовством промышляет, специально за детскими следами охотятся. Через них они силу себе забирают, продлевают жизнь.

Через вынутый след настоящие сильные колдуны много чего могут – и приворот сделать, и болячки наслать, и человека себе подчинить, и похуже что.

И в ответ на мой недоумённый взгляд, рассказала очередную историю.

В пору бабушкиного детства (а родилась она в начале прошлого века) между хуторскими поселениями у них в крае много пролегало необжитых земель. Поэтому принято было по возможности принимать проходящих-проезжающих у себя – кому-то помочь с ночлегом, кому-то с лошадями - накормить да краткий передых им предоставить, кому-то ещё по какой надобности подсобить.

В тот раз, о котором шла речь в бабушкиной истории, зашли к ним на хутор по пути на богомолье несколько странниц.

Все благообразные. Одежда не изношенная, насколько возможно - чистая. Но у каждой – физический изъян. Самой молодой труднее всех приходилось из-за усохших ног. Передвигалась она медленно, с опорой из двух крепких посохов.

Ребятня как водится крутилась рядышком. Приглядывалась к женщинам и прислушивалась к новостям, которыми они охотно делились с хуторянами.

Незаметно речь зашла о них самих. И самая младшая из странниц рассказала свою историю.

Имя у неё было удивительное – Павлина.

Родом происходила Павлина из казачьей станицы. По соседству с её семьёй жила одна бабка. Местные недолюбливали её и боялись, всё из-за тёмных обрядов, которые та проводила. Была у той колдовки манера наблюдать из-за плетня за играми детей. И вот раз приметила Павлина, что колдовка та крутится возле того места, где они недавно бегали. Крутится, приглядывается к чему-то на земле, рассматривает, пальцем трогает. Павлина – домой, и рассказывает об своим. Мать её подхватилась сразу, на улицу кинулась и прямо к старухе – замахала руками на неё, закричала. Бабка смолчала, повернула и пошла к себе, но перед тем на Павлину зыркнула. Да так, что у той сердце дёрнулось. В тот раз не вышло у колдовки поживиться. Но отомстила она Павлине. Стали у девочки сохнуть ноги. Постепенно тонкие и высушенные, как веточки сделались. Ходила она с трудом. Бегать так и вовсе не могла больше. Всё от того, что вынула соседка её след и присушила в печи. Возили родители ее в соседнее поселение к знахарке, но та ничего не смогла сделать.

- Раньше надо было привозить, - сказала. – Пока след в печи сушился, можно было попробовать его забрать. А теперь уж поздно, ничего не изменить.

Повзрослев, Павлина прибилась к странницам и надеялась в святых местах получить избавление от напасти.

Ещё рассказывала бабушка, что в войну довелось ей повстречать одну знающую женщину. К ней многие тогда обращались – за советом, за помощью. Кто-то о судьбе близких хотел узнать, и она смотрела – где они, что с ними. Для этого наполняла миску водой и ставила перед человеком. Велела не оглядываться и молчать. Только смотреть. А сама позади держалась и нашёптывала что-то. И в воде через некоторое время показывалась картинка – кусочек из жизни, на котором можно было увидеть родственников своих.

Никому эта знахарка не отказывала и плату не брала. Говорила, что грех на ней, поэтому должна помогать людям просто так.

Постепенно сплотился вокруг неё своеобразный кружок – собирались женщины поговорить, посоветоваться, поучиться простым рецептам – настои и да травяные сборы готовить. И одна из них стала знахарке в подруги набиваться да между делом расспрашивать об обрядах разных магических и их действии.

Уединялись они. Разговаривали подолгу. А через время явилась эта женщина к знахарке и при всех заявила, что теперь она самая главная здесь станет.

- А тебе недолго осталось я след твой высушила и закопала. Ко мне теперь пойдут просители, я выгоду не упущу!

Вот только угрозы пустыми оказались. Вышел от них один пшик. А тётка та со злости скажённая сделалась. Отвернулись от неё люди.

Знахарка потом объяснила бабушке, что след остывший был да правильных слов тётка не знала, поэтому не вышло ничего.

Чтобы вынутый след «сработал», нужно, чтобы он свежий был. И желательно целым куском из земли вырезанный. Это обязательное условие, которое мало кто выполняет. А сушить его следует сразу же в печной трубе. При этом сильное желание нужно, чтобы сбылось задуманное. Вера. Ну и слова наговорные – без них не получится ничего. Они вроде ключа – пропуска для хотенья. Если хоть что-то не соблюдается – без толку все попытки.

Да только слова эти наговорные особо посвящённым ведомы.

Просто так делиться ими нельзя, огромная опасность в них таится.

Не каждый с их силой справится.

Наверное, это и к лучшему.

*картина Игоря Майкова

Картина дня

))}
Loading...
наверх