Варшавское восстание: Разгромить поляков немцам помогли ВВС США

У Армии Крайовы были солдаты и оружие, но она предпочла сдаться в своей столице

На фото: немецкие солдаты в Варшаве, Вторая мировая война. Точная дата съемки не установлена
На фото: немецкие солдаты в Варшаве, Вторая мировая война. Точная дата съемки не установлена (Фото: трофейный снимок. ТАСС)

Польский премьер-министр Матеуш Моравецкийв интервью местным СМИ, которое он дал на этой неделе, вновь коснулся российско-польских исторических противоречий во взглядах на Вторую мировую войну. «Образ Польши за границей, к счастью, становится все лучше и лучше, — подчеркнул Моравецкий.

— Все больше людей и в Польше, и за рубежом понимает историческую правду». Что касается России, то, по его мнению, «древние методы русской пропаганды» уже неэффективны.

Трактовать слова Моравецкого следует, как победу Польши над Россией в информационной войне. Дескать, многие европейцы обработаны настолько, что воспринимают, как ложь, все, что говорят и пишут русские. И, наоборот, граждане «свободно мира» прислушиваются к полякам, когда те продвигают свою точку зрения.

Варшава, безусловно, налегает на евроатлантическую солидарность. Например, посол Польши в ФРГ Анджей Пшилебский дополнил мысли своего премьера фразой: «Это Франция и Великобритания 3 сентября 1939 года объявили войну нацистской Германии», а не Советский Союз. По его словам, русские спасли поляков, но не сделали их свободными. И вообще, нужно говорить о роли десятков тысяч польских солдат и союзников в разгроме фашисткой Германии.

Никто в России не уменьшает значение героических польских солдат, которые в одном ряду с красноармейцами били фашистов, но есть и другая правда, о которой господа Моравецкий и Пшилебский предпочитают молчать.

Если некоторым западникам покажутся политически ангажированным российские источники, то можно обратиться, например, к американским историкам, которые хоть и не скрывают симпатий к нынешней Польше, все-таки вынуждены констатировать неприятную для современных ляхов правду.

«Хотя отношения с британскими союзниками (в 1944 году) часто были натянутыми, эти свободные поляки питали откровенную ненависть к советскому государству, — пишет Патрик Чейсон, отставной офицер армии США и профессиональный историк. — Когда Красная Армия подошла к Варшаве, Станиславу Миколайчику, польскому премьер-министру в изгнании, стало совершенно ясно, что московский режим не намерен делиться властью (в освобожденной Польше) с «лондонским правительством».

В 17 часов 1 августа 1944 года по приказу польских министров в изгнании командир «Бор» начал операцию «Бурза» (буря) — так вспыхнуло Варшавское восстание. Для справки: «Бор» — от слова «лес», кличка генерал-лейтенанта Тадеуша КоморовскогоАрмии Крайовы. Из документов, которыми располагает Чейсон, видно, что «те, кто инициировал это восстание, надеялись поставить Сталина перед свершившимся фактом».

То есть, захватив Варшаву, Коморовский должен был объявить город столицей «свободной Польши» под контролем правительства в изгнании и под защитой Британии и США.

«Бор» за один день взял под контроль три четверти Варшавы и стал настаивать на значительной помощи, в том числе за счет переброски британской воздушно-десантной бригады. А также требовал перегнать на захваченный аэродром 4 эскадрильи американских истребителей P-51 Mustang.


Кроме того, польское правительство в изгнании «потребовало, чтобы командование бомбардировочной авиации союзников в Европе немедленно переключило свое внимание со стратегических целей в пользу тактических операций, которые поддерживали бы восстание».

Взвесив все «за» и «против», британский премьер-министр Уинстон Черчилль согласился только на «воздушный мост» по доставке оружия, боеприпасов и продовольствия. Он пошел на это вопреки докладу Королевских ВВС, в котором было сказано «мы практически ничего не добьемся и потеряем большую часть наших самолетов специального назначения в операции, которая мало повлияет на окончательную судьбу подпольной армии Польши».

Очень похоже на то, что польское правительство в изгнании не согласовало операцию «Бурза» со своими лондонскими шефами, которых тоже поставили перед фактом. Черчиллю ничего не оставалось, как послать самолеты на верную гибель. Пилотам предстояло преодолеть туда и обратно почти 2,6 тысячи километров (из итальянской базы Бриндизи до Варшавы и назад), в том числе и над территорией Германии.

Капитан Джек Ван Эйссен, пилот 31-й эскадрильи южноафриканских ВВС, был одним из немногих, кому удалось по «воздушному мосту» пробиться в Варшаву. Он с борта своего бомбардировщика В-24 «Либерейтор» сбросил 12 грузовых контейнеров на позиции восставших и тут же был сбит немецкими зенитчиками.

«Самолет Ван Эйсена попал в поле зрения дюжины немецких прожекторов, — пишет Чейсон. — 20-миллиметровые зенитные снаряды пробили его алюминиевую обшивку, уничтожив оба двигателя на правом крыле. Через несколько секунд безжалостный огонь поджег третий двигатель». Только три члена экипажа из семи спаслись, когда бомбардировщик оказался на территории, контролируемой Красной армией.

Одно дело — бомбить с недосягаемой высоты. Другое — снижаться (для сброса груза) над немецкими зенитчиками, которые, как правило, стреляли метко.

Также метко били и немецкие артиллеристы по позициям красноармейцев на левом низком берегу Вислы. Но когда маршал Рокоссовский приказал вывести войска из-под удара, поляки обвинили Москву в вероломстве. «Сталин утверждал, что эти меры были просто тактическим ответом на контратаки нацистов, — пишет Патрик Чейсон. — На самом деле, он был более чем счастлив, наблюдая, как немцы и свободные поляки убивают друг друга за контроль над Варшавой».

Оставим «счастье Сталина» на совести американского историка, отметим, что к берегам Вислы Красная армия подошла с минимальным запасом боеприпасов, топлива, боеготовой техники и измотанная более чем 600-километровым наступлением. На освобожденных территориях было мало аэродромов, а те немногие, которые могли принимать самолеты, были переполнены нашей авиацией.

Однако вернемся к «воздушному мосту». Маршал Королевских ВВС Слессер вместе с Черчиллем отправился 11 августа в Неаполь, где тот должен был встретиться с высшим командованием союзников. Командующий британских ВВС специального назначения объяснил своему премьеру, почему полеты в польскую столицу являются убийственными для британской авиации. Черчилль, однако, заявил, что полеты «должны продолжаться хотя бы для того, чтобы поднять моральный дух жителей Варшавы».

К этому времени одна только польская эскадрилья особого назначения потеряла 18 машин. К 1 сентябрю стало ясно, что летать без дозаправки на левом берегу Вислы самоубийственно. Впрочем, с учетом плохой погоды «воздушный мост» был остановлен на две недели, тогда как восставшие требовали по 90 тонн грузов в сутки. Начавшиеся дожди делали приземление на грунт опасным и даже невозможным.

А в это время советские саперы аврально восстанавливали взорванные взлетно-посадочные полосы. Уже 10 сентября на территории, подконтрольной Красной армии, были предоставлены союзникам восстановленные аэродромы. Британцы сразу же отправили 15 бомбардировщиков, из которых 5 немцы сбили в первом рейсе. Черчилль приказал прекратить полеты после потери 31 машины. 

К снабжению восставших подключились советские летчики на У-2. К этому времени вся Варшава напоминала лоскутное одеяло. Фактически не осталось мест, куда можно было безопасно доставить грузы.

А 18 сентября над Варшавой «красиво и шумно» появились американцы- 107 самолетов В-17 «Летающая крепость» под прикрытием 62 истребителей P-51 Mustang. Но из 1284 сброшенных контейнеров почти тысяча досталась немцам. Бойцы Армии Крайовы с ужасом наблюдали, как пилоты 8-й армии ВВС США «снабжали» гитлеровцев минометами, пулеметами, боеприпасами и продуктами. Будто «специально» помогали нацистам разгромить восставших. Если такое случилось бы с нашими бомбардировщиками, Москву давно бы уже обвинили в тайном сговоре с Берлином.

Почему так получилось, не совсем понятно. Тем не менее, эта роковая ошибка сломала дух восставших, хотя порядка 300 контейнеров с оружием и боеприпасами все-таки попали в руки повстанцев. 2 октября поляки сдались. Но потери Армии Крайовы нельзя было назвать критическими. Из 45 тысяч бойцов, которые начали участвовать в операции «Бурза», 30 тысяч могли сражаться.

Что касается потерь гражданского населения, то во время восстания погибли 150 тысяч мирных граждан, оказавшихся на линии огня. Сколько потом было казнено немцами, неизвестно. Но, по данным польских историков, в начале войны в Варшаве насчитывался 1 млн. жителей, из них домой вернулись после освобождения Польши примерно 200 тысяч.

Американский историк Патрик Чейсон признает, что Варшавское восстание, в конечном счете, оказалось одной из самых бесполезных драм Второй мировой войны.

Источник ➝

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь

Пышная свадьба королевы Виктории и Альберта Саксен-Кобург-Готского состоялась 10 февраля 1840 года в Сент-Джеймсском дворце. Это было невероятное событие. Придворные вспоминали, что, с тех пор как в ноябре было объявлено о помолвке, предсвадебная лихорадка охватила всю страну. «Во дворце не слышали ничего, кроме голубей и купидонов».

Виктория взошла на престол в июне 1837 года, всего через месяц после своего 18-летия. Юная королева не собиралась долго править в одиночку, но в то же время с ужасом думала о замужестве.

Именно так она и записала в своем дневнике: «Я настолько привыкла поступать по-своему, что готова поставить 10 к 1, что никогда ни с кем не соглашусь». Больше всего она боялась, как и королева Елизавета I, что муж будет ограничивать ее власть. Она неохотно обсуждала вопрос замужества.

 
Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Юная королева Виктория

Что нельзя было сказать о королевской семье. Ее близкие давно мечтали о том, чтобы Виктория вышла замуж за своего кузена, принца Альберта, племянника матери Виктории, герцогини Кентской. Их объединяло то, что они ровесники и в свое время их приняла на свет одна и та же акушерка Шарлотта Хайденрайх фон Зибольд.

Последний раз Виктория видела Альберта, когда он с братом Эрнстом посетил Лондон незадолго до ее семнадцатилетия, в мае 1836 года. Девушка записала в своем дневнике, что Альберт был «чрезвычайно красив; его волосы такого же цвета, как и мои; глаза большие и голубые; у него красивый нос и сладкий рот с прекрасными зубами». Он был «полон доброты и нежности, очень умен и интеллигентен».

Альберт не был готов к бесконечному кругу балов и развлечений, которые проходили в преддверии дня рождения Виктории. К этому дню (24 мая) ему эти придворные занятия порядком поднадоели. На празднике он протанцевал всего два танца и, устав, удалился домой.

Это не мешало им с Викторией прекрасно понимать друг друга. Когда настало время молодому человеку возвращаться в родную Германию, Виктория «очень горько плакала». Несмотря на это, став королевой, она не выказывала особого желания как можно скорее выходить замуж. Узнав, что Виктория стала королевой, принц Альберт написал ей поздравительное письмо. В нем юноша формально пожелал ей долгого счастливого царствования и чтобы она никогда не забывала о своих кузенах. Тем временем пресса активно обсуждала, за кого молодая королева все-таки пойдет замуж. Чаще всего щелкоперы называли имя Альберта и его брата.

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Свадьба королевы Виктории и принца Альберта

Они не заставили себя долго ждать и прибыли с визитом в Виндзор 10 октября 1839 года.

Виктория старалась скрыть свои чувства, но только не от дневника: «Красота принца поразительна. Он так любезен и непринужден, очень обаятелен». Уже через четыре дня Виктория сообщила премьер-министру, лорду Мельбурну, что пересмотрела взгляды на замужество. Тот одобрил ее выбор и заметил, что молодой человек приятен и хорош собой, ну а что касается характера… когда-нибудь нужно же и рисковать.

Как монарх, Виктория сама должна была сделать Альберту предложение. Она не тратила на это много времени. После полудня 15 октября она послала за ним и попросила его жениться на ней. Когда принц согласился, они обнялись, а молодая королева была переполнена радостью. Свои чувства она вновь доверила дневнику: «О как я обожаю и люблю его!». Альберт испытывал то же самое. Своему другу он сказал, что на вершине счастья.

Вместе с лордом Мельбурном королева начала планировать свадебные торжества. В отличие от предыдущих королевских свадеб, она твердо решила, что ее подданные смогут увидеть всю торжественную процессию, направляющуюся к Сент-Джеймсскому дворцу, где состоится церемония бракосочетания. Она пригласила больше гостей, чем кто-либо из английских королей и королев до нее.

Свадебное платье правительница подбирала по своему вкусу. Ей предлагали красное бархатное парадное, но она отказалась в пользу платья белого цвета, символизирующего чистоту и невинность. В этом был практический смысл. Простолюдины могли увидеть ее издалека. Таким образом, королева установила свадебную традицию, которая будет соблюдаться во всем мире. Женщины стали подражать Виктории в свадебной моде.

 
Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Реконструкция свадебной фотографии

 

Она подобрала белые платья не только для себя, но и 12 «подружек невесты». Но кто должен был играть эту роль? Принц поставил условие, что это должны быть дамы с безупречной репутацией. Найти таких было не просто. Многие из придворных дам имели любовников. Кроме того, королевская часовня в Сент-Джеймсе могла вместить только 300 человек. Это вынудило сокращать список гостей. Виктория продумывала различные варианты. В результате она отдала предпочтение партии вигов и из партии тори пригласила только пять человек.

В день свадьбы шел проливной дождь. Но это ничуть не испортило ей настроение. «Как ты сегодня себя чувствуешь и хорошо ли спал?» — она весело написала своему жениху. Толпы людей на улице, собравшиеся с восьми часов утра, не обращали внимания на непогоду. Они радостно закричали, увидев молодую королеву, проезжавшую мимо в карете, в прекрасном белом платье, с бриллиантовым ожерельем и сапфировой брошью, подаренной ей Альбертом. Несмотря на то, что жених был одет в ало-белую форму британского фельдмаршала, он явно не произвел на публику благоприятного впечатления. Флоренс Найтингейл, стоявшая в толпе, заметила, что он, по-видимому, был одет в одежду, специально одолженную для торжества.

Отец Виктории умер, когда она была еще совсем маленькой, ее вел под венец герцог Сассексский. Пока они шествовали через парадные залы к Королевской часовне, подружки невесты, про которых один из гостей сказал, что они были одеты как «деревенские простушки», пытались справиться с 18-футовым шлейфом королевы и не наступить друг другу на ноги. Невеста была от них в восторге. В своем дневнике Виктория записала, что они производили прекрасное впечатление в своих белых платьях, украшенных белыми розами.

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Королева Виктория

Свадебный обед состоялся в Букингемском дворце. Прежде чем все началось, молодожены провели полчаса наедине. Впрочем тайну уединения она поведала все тому же дневнику. Они пообещали никогда не иметь секретов друг от друга. За столом съели около сотни пирожных, еще большую часть раздарили послам, родственникам, государственным чиновникам. Свадебный торт имел гигантские размеры. Он весил 300 фунтов, имел 9 футов в окружности и 16 дюймов высотой. Неудивительно, что его несли 4 человека. Произведение кулинаров было украшено фигурой Британии в окружении купидонов, один из которых держал книгу с датой свадьбы.

Как только пир закончился, королева переоделась в белое шелковое дорожное платье и вместе со своим мужем отправилась в Виндзорский замок. Летописец Чарльз Гревилл ворчливо записал, что карета была слегка потрепанной и имела небольшой эскорт. Все действия были продуманы Викторией с точки зрения политического пиара. Толпа, уставшая от излишеств? с восторгом встретила свою королеву. Возгласы сопровождали их всю дорогу до самого Виндзорского дворца.

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Королевская семья

К семи часам вечера у уставшей королевы разболелась голова, она прилегла отдохнуть. Ее внимательный Альберт все время был рядом. «Его забота дала мне чувство небесного счастья и любви, которое я никогда не надеялась получить», — такую запись сделала Виктория в день свадьбы.

Через несколько недель после свадьбы королева забеременела. У них родилось девять детей. Четыре мальчика и пять девочек.


Источник: https://travelask.ru/blog/posts/21027-svadba-korolvy-viktori...

12 миллионов для любимой собаки и другие необычные завещания известных людей

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх