ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 851 подписчик

Свежие комментарии

Дух порченого дома

Дух порченого дома

Стас с интересом посмотрел на мать. Он всегда знал, что без него в семье все идет кувырком, но чтобы настолько… И ведь не скажешь, что проблема пустяковая. Мало того, все именно по его профилю. Стоны по ночам, бьющаяся посуда, хлопки на чердаке, шорох в стенах. Кстати, шорох могут и крысы создавать, не надо наговаривать на несчастных духов.

Которые, судя по ситуации, несчастны очень и очень глубоко.

- Ну? – не выдержала Фаина Евгеньевна. – Есть средство? Говори уже, колдун липовый!

- Я не липовый! – обиделся Стас. – Я не виноват, что мои заговоры иногда не работают! Я только учусь!

- Чай вскипел, волшебник. Разливай. И говори, чего накопал.

Стас усмехнулся. Все как всегда. Тщетно обижаться, глупо сердиться. Он сам выбрал такую манеру поведения очень, очень много лет назад. Мать была для него в первую очередь другом, а этим, согласитесь, не каждый может похвастаться.

- Есть средство, - сказал он, наклоняя носик электрочайника над чайной чашкой. – Разузнал я немного про твой новый дом. Хорошее обиталище. Две смерти, одна – довольно страшная. Ссоры, скандалы. Ясно, что энергетика в минуса ушла. Между прочим, на домовых ты зря грешишь. Домовых там нет вообще. Сбежали.

- Как? – Фаина подавилась чаем.

– А кто шумит? Призрак, что ли?

- Нет. Оба призрака благополучно рассеялись своей смертью. С этим все хорошо и прекрасно. Сам дом твой буянит. Вернее – дух дома. Ну, как у человека – душа. Естественная внутренняя сущность, невидимая и неслышимая… в обычных обстоятельствах.

- И чего ему надо?

Стас оперся локтями о стол, отхлебнул чаю. Взгляд его затуманился.

- Душа дома – спокойное, мирное существо, - сказал он. – Дом ведь неподвижен. Ну, и душа у него соответствующего характера. Все, что ей нужно – спать и видеть сны. А тут бессонница у бедняжки. Столько всякой дряни творилось в этих стенах… Духу дома это – как порча человеку. Только человек может внятно объяснить, что у него болит, а дух не может. И если это продолжится… амбец твоему дому, мам. Надо срочно что-то делать.

- Диагност, - язвительно сказала Фаина. – И это все?

- Не все, - лучезарно улыбнулся Стас. – Вылечить порчу на доме может только хозяйка или очень сильный маг. Намек понят?

- Чего делать-то? – вздохнула женщина.

***

Ночь подобралась со всех концов, сомкнулась в зените, как будто небо закрыло огромный свой глаз черным веком. Вдалеке погромыхивал гром. Узкое, высокое старинное зеркало в человеческий рост отражало женщину в старом, еще бабушкином, белом платье…

«Чем старше одежда и предметы вокруг, тем проще духу явиться. У тебя все новое; поставь на зеркале свечку и выключи освещение. А лучше просто отключи все на счетчике, так спокойнее. Духи домов еще не привыкли к этим новшествам…».

Треснула свеча – высокая, толстая, в старинном бронзовом подсвечнике. Глядя в зеркало, Фаина подумала, что вот так канула в лету целая эпоха. Настоящий другой мир – с балами, танцами, галантными кавалерами. И еще – с бородатыми пьяницами, сельскими драками «сторона на сторону», донельзя свободными нравами…

И впрямь – другой мир. Даже для нее.

Ей не было страшно. Лишь легкий интерес: каков он будет? Кем явится? Отразится ли в зеркале хоть что-то? Левая рука удобнее охватила сырое яйцо, правая прижалась к груди…

И все же Фаина вздрогнула, когда в зеркале на ее плечи легли две белесые ладони с перепонками и короткими когтями.

Дух ждал. Скрестив руки на груди, женщина медлила. Потом правая ладонь коснулась зеркальной глади. Ее отражение осталось неподвижным, зато из зеркала потянулась белесая лапа. Легкое касание…

Она потерла лоб. Что случилось? Она лежала на ковре перед зеркалом. Было темно; неужели свеча догорела? Она что, заснула? И чем это пахнет… ну и вонища!

Щелкнул под рукой электросчетчик; вспыхнул яркий, режущий свет. И Фаина ахнула: весь ковер, новый, дорогой палас, был залит какой-то черно-желтой дрянью, как будто на нем принесли в жертву население десятка осиных ульев. Только вместо панцирей была жижа. Фаина ткнула ее палочкой – взвился дымок…

- Ни фига себе, - потрясенно сказала она.

Взгляд упал на зеркало. На чистое, прозрачное когда-то зеркало. Дорогущий антиквариат был весь заляпан белесой дрянью. Это уже была не жидкость: неведомая пакость напрочь засела в стекле. Перед зеркалом валялись скорлупки разбитого яйца…

- Все, легче тебе? – тихо спросила Фаина. – Господи, первый раз сама порчу сводила. На сырое яйцо, ага. Ну и пациенты у меня… Да и консультант – оторви да выбрось. Чувствую, жизнь в этом доме будет очень веселой. Даже слишком…

И ей показалось, что в углах дома раздается едва слышное хихиканье, как будто в жестяной чашке катается сырое куриное яйцо.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх