ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 772 подписчика

Свежие комментарии

  • Марина бОБРОВСКИХ
    Удивительная история, но я вам верю. Интересно было читать, спасибоЧеловек в чёрном
  • Борис Николаевич
    Поставил атору минус за его употребление мерзкого англосаксонского слова "дайвер"! Правильно употреблять в русском я...Плавание в шампан...
  • Владимир Eвтеев
    Мёртвых языков тысячи, а не только эти пять. Лувийский, мидийский, мизийский, хеттский, хаттский, шумерский, лиди...Не только латинск...

Гастроли на линии огня

 

Гастроли на линии огня


Фронтовые заслуги Клавдии Шульженко

Прима советской эстрады дала более пятисот концертов для блокандников, и в самый первый День победы ее наградили орденом Красной Звезды. Не за количество, а за подвиг. Эта молодая женщина выезжала на фронт сотни раз, а гитлеровцы охотились на любимые народом голоса не меньше, чем на разведчиков. Шульженко рисковала жизнью, чтобы петь для солдат.

 

Свой шлягер про синий платочек она долго исполняла в военной форме, пока истомившиеся по красоте и мирной жизни фронтовики осторожно не попросили ее надеть концертное платье. С тех пор Шульженко стала возить с собой чемодан, набитый нарядами. Во время бомбежек с воздуха она прижимала его к себе и кричала: «Только не в платья, фашистская сволочь! Только не в платья!» После войны Клавдия прослыла настоящей модницей. Любила жизнь в достатке и комфорт, но никогда не была капризной, брезгливой и слишкой нежной:

"Был случай: когда выступали на открытом стадионе, во время её пения внезапно хлынул ливень. К ней поспешили с зонтом. Она рукой и взглядом показала: «Стоп!» И продолжила своё выступление. А за ней следом пели «Песняры», им уже и неудобно было повести себя как-то иначе..." - из очерка "Сила искусства.
Песня как дань народу, жизнь как бой, любовь как песня".


Существует легенда, как однажды песня Шульженко спасла целый класс детей, которые вместе с учительницей оказались на линии огня и засели в окопе. В дыму они не могли разобрать, где свои, а где чужие, и вдруг сквозь шум канонады зазвучал "Синий платочек". Учительница повела подопечных на голос и вывела к советским окопам. Кто-то до сих пор подвязывает синий платок на могиле Шульженко на Новодевичьем кладбище.

Гастроли на линии огня

Могила Клавдии Ивановны на Новодевичьем кладбище Москвы © wikipedia.org


Однажды после выступления в военном госпитале, выходя из палаты, Клавдия услышала слабое и радостное: "Кунечка..." Так ее звал Иван Григорьев, гражданский муж, в которого она влюбилась еще семнадцатилетней девочкой. Долго жила у него и даже носила кольцо на безымянном пальце. Куня уехала. Раненый танкист Григорьев умер через шесть часов. Дома певицу Клавдию Шульженко встречал законный супруг и отец сына Игоря Владимир Коралли.

"Шульженко боги покарали: У всех мужья, у ней — Коралли"

Брак с ровесником Владимиром был творческим союзом. Владимир Коралли с настоящей фамилией Кемпер слыл отважным человеком, какой станет позже и сама Клавдия. Всю Гражданскую войну он выступал в селах и воинских эшелонах за краюху хлеба, бил чечетку и пел частушки, а когда Шульженко ворвалась в Харьков со своими концертами, он пел в театре эстрады. Познакомившись, молодые люди поняли, что вдвоем им лучше.
Коралли сделал себе имя на эстрадной постановке "Карта Октября", а потом стал сотрудничать с оркестром Алексея Семенова, в котором раскрылся талант Клавдии. После долгих гастролей в 1935 году певица впервые записывается в студии и на грампластинках тиражирует свой талант для миллионов слушателей.

Гастроли на линии огня

Клавдия Шульженко в 1930-е годы


Потом уже знаменитой певицей Клавдия узнает, что Коралли ей изменяет, народ сочиняет про нее заглавную эпиграмму, а она в пику мужу увлекается молодым композитором Ильей Жаком. Последний написал ей известную песню «Руки». Коралли устраивает громкие сцены ревности: то за обедом внезапно сорвет со стола скатерть с посудой, то порежет себя ножом... Жаку он сказал так:

«Я создал Шульженко как певицу и не позволю, чтобы ее кто-то взял и увел готовенькую!»

Прожив с Клавдией четверть века, он все-таки подал на развод, хотя позже признался, что без нее ему так же невыносимо, как с ней.

При разделе имущества Коралли обменял одну из четырех комнат в их квартире, и туда заселилась семья с маленьким ребенком. Эти люди Клавдию ненавидели. На тот момент ей было уже пятьдесят, она с ужасом звонила знакомым и жаловалось на свою жизнь: не подходила к плите десять лет, живу в коммуналке, как быть?

А кто-то тем временем по разным поводам посылал ей открытки из разных уголков Советского Союза: поздравить с Днем шахтера, например. И в конце всегда подпись: "Г.Е."...

Звезда из харьковских трущоб

На сцене Мариинского театра красивая хохлушка из тесного флигеля в Харькове впервые блеснула в свои двадцать два. Это папина заслуга: обладатель грудного баритона и сам любитель петь, он с раннего возраста своей голосистой девочки устраивал её дворовые концерты. Прямо так, на стульях и ведрах, лишь бы люди слышали его даровитую Клавдию, а та полюбила пение и перестала грезить о театре.

«Родители, заметив мои музыкальные способности, определили меня к профессору Харьковской консерватории Никите Леонтьевичу Чемизову, удивительному педагогу и добрейшему человеку. Он занимался со мной нотной грамотой и исподволь обучал пению. «Ты счастливая, — говорил он, — у тебя голос поставлен от природы, тебе нужно только развивать и совершенствовать его».

Лестно-пошлым сравнением с королевой французского шансона Эдит Пиаф удостаивались многие наши артистки: и универсалка Майя Булгакова, и новаторша Эдита Пьеха, которая первой сняла микрофон со стойки, и грузинка Тамара Гвердцители, и современное молодое даровение Пелагея... Так называли и Клавдию Шульженко, хотя роскошных вокальных данных она имела. С самого начала её песни любили за живые интонации и душевность. Как Пиаф, Шульженско только страдала внезапными провалами в памяти. Дело было не в переборе с лекарствами, как у французской шансонье, а в возрасте. На своем юбилейном концерте в 1976 году она забыла слова одной из самых популярных песен - «Три вальса». Клавдия испугалась, начала импровизировать... слова вспомнились и песня была допета, но больше «Три вальса» она не исполняла никогда.




Несмотря на все трудности жизни, хохлушка Шульженко всегда была гордой птицей. В 1953 году она отказалась выступать перед Сталиным.

- По Конституции я тоже имею право на отдых, — бросила она генеральскому адъютанту. От последствий этого выпада ее спасла только смерть Сталина.

Шульженко не прельщала роль придворной прикормленной певицы, и отношения с сильными мира сего у нее складывались неважно - со всеми, кроме земляка Брежнева, который всегда приветствовал её словами: «О, здравствуй, хохлушка!»

Не дружила звезда советской эстрады даже с признанной тираншей, тогдашним министром культуры Екатериной Фурцевой. Как-то раз Клавдия Ивановна просидела в ее приемной час, а её все не могли принять. Тогда она вошла в кабинет и заявила Фурцевой:
- Мадам, вы плохо воспитаны, — и хлопнула дверью.

Гастроли на линии огня

Екатерина Алексеевна Фурцева © wikipedia.org


Фурцева таких вещей не спускала, эти слова запомнились ей на всю жизнь. На одном из концертов Шульженко она демонстративно встала и вышла из зала, а несколько лет спустя на просьбу Клавдии Ивановны улучшить жилищные условия она ответила: «Скромнее надо быть. Таких, как вы, у нас много».

Условия у Клавдии Ивановны и правда были не самые лучшие. Народная артистка привыкла к роскоши, к свежей клубнике на столе, а тут пенсия в двести семьдесят рублей. Шульженко распродавала свои драгоценности и антиквариат. Когда в 1984 году она в последний раз отправлялась в Клиническую больницу, из ценных вещей дома остался только диван красного дерева и рояль Шостаковича, который тот проиграл в карты.

Выживать Шульженко помогали молодые артисты. Она не брала денег, но принимала подарки. От Кикабидзе - качественную косметику, а краситься леди во все и на все времена считала своим долгом. Кобзон подарил ей плед.

Как все старушки, Клавдия Ивановна очень ценила внимание и любила рассказывать свои истории. С ней общались тогда еще молодые певицы Пьеха и Пугачева. Алла Борисовна иногда незаметно оставляла Клавдии Ивановне деньги под салфеткой на кухне, а потом слушала жалобы Шульженко на плохую память: вот, мол, уже не помню, куда деньги кладу...

Связался чёрт с младенцем

Таинственный Г.Е. объявился в 1956 году. Вернее, его объявили. Подруги старались вывести Шульженко из тяжелого эмоционального состояния и
разыскали адрес Георгия Епифанова.

Жорж влюбился в свою Клаву по голосу в 1940 году, за год до войны. Оканчивая киноинститут, купил патефон, стал собирать пластинки и однажды услышал "Челиту". Все как в кино. С тех пор он постоянно узнавал в музыкальных магазинах, не появилась ли новая пластинка Клавдии Шульженко. Продавцы узнавали его в лицо. На войне он трудился военным корреспондентом. От пуль никогда не прятался, и его часто спрашивали: «Жора, куда ты все время лезешь?». Он смеялся: «Меня не убьют! Я люблю такую потрясающую женщину…»

Гастроли на линии огня


Со своими письмами он был так настойчив, что это нравилось даже мужу Шульженко Коралли, и он наказал их беречь. Кинооператор был моложе эстрадной примадонны на двенадцать лет. Когда они наконец встретились, Клавдия сказала:

— Сейчас я вам что-то покажу, — и достала пачку писем. — Узнаете? Отовсюду, даже из Арктики и Каракумов — и где вы только там почтовый ящик нашли? Ну, вот что, Жорж. Вы уже или уходите, или оставайтесь. Жорж остался.

"Мы стали супругами пред Богом и людьми, - вспоминал он. - Я никак не мог поверить в свое счастье, мне всегда казалось, что это сказочный сон. С ней я узнал, что такое рай. Природа создала её существом удивительным, неповторимым. Инопланетянка!"

Позже разошлась и эта пара. На целых десять лет, но однажды Клавдия Ивановна снова увидела его в первом ряду на своем концерте и со сцены сказала: «Жорж, прости меня. Возвращайся, мне без тебя так одиноко».

Они были счастливы до семнадцатого июня 1984 года, когда народной артистки не стало.

Клавдия сказала как-то своему концертмейстеру, что стала эпохой в советской культуре. Он ответил ей, что только народ может судить об этом. «Народ может и забыть», – сказала она. Но народ не забыл. Харьковчане по сей день чтят память бесстрашной певицы, в ее честь открыт музей и каждый год проводятся «Шульженковские» фестивали.
 
Автор Евгения Шинковская
Первоисточник http://www.ridus.ru/news/162152 

Картина дня

наверх