ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 646 подписчиков

Свежие комментарии

  • Levon Zakaryan
    "Почему люди живут в Хиросиме и Нагасаки, а в Чернобыле нет" - ??!!! Да потому что Хиросима и Нагасаки были уничтож...Почему люди живут...
  • Владимир Кудров
    Молодец автор Александр Самсонов! Статья беспристрастная,, объективная.Мария Бочкарёва, ...
  • valentina zorina
    Такая красота и скрыта от глаз русского народа. Личная резиденция посла Франции. За какие заслуги этой красотой польз...За что архитектор...

Как взрываются линкоры

Как взрываются линкоры

Линкор «Хайме I» обстреливает побережье Марокко, 1921 год.



История и беллетристика. Первый раз о том, как взрывается военный корабль, я прочитал в повести «Кортик». Там был сделан вывод о том, что, взрыв линкора «Императрица Мария» — диверсия, причем о ней знал один из офицеров корабля. Так это или нет, выяснить не удалось, но это допущение так и пошло гулять по свету, да, собственно, почему бы и нет?

Много лет спустя, когда я уже сам писал книги, пришла мне в голову интересная мысль, что ведь таким вот образом можно описать много чего, включая и взрывы, и диверсии на других кораблях. Причем совмещая занимательность сюжета с его информативностью, ничем не уступающей Википедии. И вот вышло так, что в одном из недавних материалов я пообещал рассказать о взрыве линкора «Хайме I», а пообещав, вспомнил, что могу это сделать несколько необычным образом. Дело в том, что как раз это событие описано в моем романе «Закон Парето», который вышел в Германии, но пока еще… не вышел в России. И во второй книге, которая называется «Волонтеры свободы», как раз об этом событии и идет речь. Все факты – точные. Взяты из мемуаров адмирала Кузнецова и соответствующей литературы. А вот приключения героев, понятно, вымышленные, но максимально приближены к реальности.


Как взрываются линкоры

Линкоры «Альфонсо XIII» и «Хайме I» на рейде Барселоны, 1929 г.

Само событие происходит во время гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. Участники события Владимир Заславский и Борис Остроумов – персонажи вымышленные, однако известно, что многие бывшие белогвардейцы приехали тогда в Испанию и сражались на стороне Франко. Оба – официально журналисты из США, но на деле тайные противники республиканцев. Им помогает Леонсия, которая выполняет функции секретаря и машинистки. Но она член франкистского подполья, «пятая колонна», о которой так хорошо в свое время написал Хемингуэй. Так что перед вами, уважаемые читатели «ВО», не что иное, как история и беллетристика одновременно, соединенные таким образом, чтобы было интереснее читать.

Как взрываются линкоры

И вновь на рейде Барселоны…

— Вон, видите, у причала стоит линкор «Хайме I», пришедший сюда еще в мае из Альмерии, — сказал Владимир Заславский, указывая рукой на большой четырехбашенный корабль, стоявший возле пирса.

Его постройка закончена в 1921 году, хотя начали ее еще в 1912-м. И ведь таких целых три корабля построили, хотя, по моему мнению, такие корабли Испании вообще не нужны. Пустая трата денег! Но… амбиции! Куда без них! И мы, мол, великая морская держава, нам всем без дредноутов не жить. А что в итоге? Потрачены деньги, время, столько сил и труда, и вот он стоит теперь и чинится у причала. Последний, кстати говоря, из всей тройки. То есть этот корабль есть не что иное, как воплощенная в металле глупость, а чью-то глупость умные люди во все времена использовали в своих интересах.

Как взрываются линкоры

Вот так его строили целых девять лет!

— Я слышал, — сказал Борис, — что на этом корабле всем заправляют анархисты, и что у них там дисциплина полностью отсутствует. Был у их один военспец из России, да и того отправили назад, а нового пока еще не прислали. Из-за этого, говорят, ремонтные работы ведутся кое-как, что очень велик риск диверсии, потому что там на борту постоянно находятся рабочие с берега, а кто они и откуда, никто даже и не проверяет.

— Ну, за рабочих мы, конечно, здесь вряд ли сойдем, — усмехнувшись, сказал Володя. — А вот посетить его в качестве иностранных корреспондентов… со всеми вытекающими последствиями, почему бы и нет!

— Ты на что намекаешь? — подозрительно спросил Борис. — Что мы там сможем его… того, да?

— А как ты думаешь? — опять усмехнулся Володя. — Ведь если у них там нет никакой дисциплины, то это значит, что они нас по всему кораблю поведут, лишь бы только мы про них хорошо написали. А уж там все будет зависеть только от нас!

— Вот это правильно! — заметила вдруг Леонсия. — Вот это по-мужски, тем более что этот корабль уже пытались несколько раз потопить, да все без толку. И на этот раз летчики в него двумя бомбами попали, а он все равно остался на плаву и, в общем-то, годен к бою. А вдруг наше следующее наступление будет в районе Альмерии? Они же ведь тогда его опять перегонят туда, и это опять приведет к жертвам с нашей стороны. Так что если есть возможность его уничтожить, то я бы вас очень попросила это сделать!

— На просьбу столь красивой сеньориты, — сказал Володя, — просто невозможно ответить отказом. Так что давайте-ка все хорошенько обдумаем и… ради нашего очаровательного секретаря и незаменимого помощника «мисс Смит», столь горячо переживающей за политическую независимость гордой Испании, пойдем и взорвем его… к дьяволу! Надеюсь, что они уже больше никогда не построят столь ненужный и нелепый корабль!

За обсуждением предстоящей операции они провели на мысе больше часа, а по дороге к отелю «Картахена» Володя рассказал им, почему он столь невысокого мнения об этом линкоре.

— Нет, ничего хуже, когда люди бедные пытаются во всем походить на богатых, — сказал он, заводя машину. — По этой причине и сами корабли этой серии вышли у испанцев небольшими и скорость у них невелика, и броня тоже, так что если это и линкоры, то весьма и весьма умеренные по всем своим показателям, причем много хуже, чем даже наши линкоры типа «Петропавловск». Не говоря уже об английских, французских и итальянских кораблях. Орудийных башен главного калибра на них четыре, но расположены они в шахматном порядке, из-за чего на один борт нормально стрелять могут только шесть и только лишь теоретически все восемь. Правда, на этих кораблях установлены целых 20 102-мм орудий, и даже с продувом канала ствола после каждого выстрела. Но хоть это и внушительно, а, спрашивается, зачем? Тем более что зенитных орудий на них и сейчас крайне мало. К тому же новые английские орудия главного калибра с более длинными, чем раньше стволами, получились неудачными, поскольку они сильно вибрируют после каждого выстрела, что, конечно, отражается на их меткости. Да и сам корабль вышел таким тесным, что у него даже спасательные шлюпки и баркасы сначала устанавливались на крышах двух средних башен, потому что иначе их было просто негде хранить!

Как взрываются линкоры

Маленький, а красивый!

— Ну, и самое плохое, — добавил Володя. — Это наличие картузного заряжания его башенных орудий. Отчасти это удобно, однако опыт Ютландского сражения и боя у Доггер-банки со всей очевидностью показал, что картузные заряды в боевой обстановке слишком уже пожароопасны. А надо ли говорить, к чему такое может привести? Так что немцы с их гильзовым заряжанием показали себя куда дальновиднее консервативных англичан, хотя я их и очень уважаю.
— Нужна всего лишь кислота, чтобы сделать кислотный взрыватель, а у Бориса она всегда с собой, а бертолетову соль и сахар достать не проблема. В крайнем случае, используем головки спичек, потому что в них тоже есть бертолетова соль.

Леонсия в ответ только покачала головой. Она давно уже подумывала о том, что эти два человека, с которыми она столь случайно связала свою жизнь, люди весьма незаурядные, а теперь вот и еще одно подтверждение этому. Совершенно спокойно сидят в машине и обсуждают предстоящую операцию по взрыву целого линкора, как если бы это был обычный баркас. Ведь самое главное – уж она-то это знала, что ничего напускного в этом нет, что это так все и будет на самом деле, и вся эта их уверенность в себе – от жизненного опыта, но даже больше, пожалуй, и не от него, а от тех знаний, которыми они обладают. Жизнь ставила перед ним задачу, мозг быстро ее анализировал и тут же выдавал информацию о том, что где-то когда-то нечто подобное уже было, а раз так, то всего-то лишь и нужно это повторить применительно к новым обстоятельствам. Хотя вот это «только» как раз и стоило в их работе дороже всего!

Добравшись до гостиницы, они тут же уединились в номере Володи и там принялись мастерить сразу три боезаряда с тем, чтобы уничтожить линкор наверняка. Исходя из крепости, имевшейся у них кислоты, Володя с Борисом рассчитали, что срок действия взрывателя составит примерно двенадцать часов, поэтому Борис предложил им отправиться на корабль где-то в полдень, чтобы взрыв произошел поздно ночью, что затруднило бы спасение корабля.

Обратиться с просьбой о посещении решили к комиссару Габриелю Прадалу, который получил сюда назначение только в мае. Как новичок, по мнению Володи, должен был очень заботиться о своем авторитете среди команды, а значит, обрадоваться иностранным журналистам. Леонсию для пущего воздействия на моряков обрядили в ярко-красный шелковый костюм, широкополую белую шляпу из соломки, а Володя с Борисом оделись в светлые брюки, белые рубашки и пестрые галстуки-бабочки.

— Стой, красотка, — встретил ее заковыристым пиропо* первый же попавшийся моряк у мола Курро, — хоть на дно, хоть к дьяволу в ад, но только чтобы вместе с тобой!

А дальше так и пошло-поехало в том же духе, в то время как те, у кого было плохо со словами и фантазией, просто оглушительно свистели ей вслед. Комиссар встретил гостей возле самого трапа, извинился за неряшливый вид корабельной палубы, заваленной всяким мусором из-за того, что на судне идут ремонтные работы, и сам лично проводил их в каюту командира. Командир корабля, капитан 2-го ранга Франциско Гарсия де ла Вега, принял их самым радушным образом, угостил кофе и апельсинами и пообещал ответить на любые вопросы, не касающиеся непосредственно «военной тайны». Володя ответил, что ни на какие тайны они не покушаются, что им просто хотелось бы правдиво рассказать о буднях моряков республиканского флота. Причем даже не столько флота, сколько именно их корабля, столь успешно действовавшего против баз мятежников в Сеуте и Альхесирасе. Гарсия де ла Вега в тех действиях линкора не участвовал, но, разумеется, сразу же принял их на свой счет и начал подробно отвечать на задаваемые ему вопросы. А уж когда он узнал, что Володя этот — тот самый «мистер Сноу», что публикует свои статьи о флоте в журнале «Наваль», то проникся к нему таким уважением, что просто не сводил с него глаз. Впрочем, он мало что мог сказать ему такого, чего бы Володя не знал! Например, ему откуда-то было известно, что бронирование каждого из барбетов башен главного канонира на «Хайме» было сугубо индивидуальным – вещь с точки зрения здравого смысла труднообъяснимая!

— Ну, раз уж вы знаете даже такие подробности, – сказал, усмехнувшись, Гарсия де ла Вега, – то тут мне и добавить нечего. Вас можно смело приглашать ко мне на линкор помощником.

— Так ведь я, в общем-то, всего лишь «кабинетный специалист», – заметил Володя, потупив глаза якобы от скромности. – Ну да, я все это знаю, но… вряд ли бы я сумел командовать таким кораблем в бою. Это знаете ли задача выше моих сил и возможностей. Но вот потому-то я к вам сегодня и пришел, что и мне, да и моим товарищам было бы очень интересно собственными глазами посмотреть самый настоящий боевой линкор, только что побывавший в бою с неприятелем и еще несущий на себе следы повреждений от бомб и снарядов.

Опять-таки никакие снаряды в «Хайме I» за последнее время не попадали вообще, а чинился он в Картахене после того, как в него угодили две бомбы с франкистских самолетов. Однако командиру корабля и комиссару очень понравилось то, как он это сказал, ну совершенно по-испански, и они радостно закивали головами.

— Наверное, у вас всех тут много дел, – как бы, между прочим, заметила Леонсия, игравшая роль невежественной, но всем интересующейся дамы, – так что, может быть, мы бы лучше бы пообщались с вашими моряками? А главное – разрешите нам хотя бы немного походить по вашему кораблю, почувствовать его мощь силу, а главное – героизм людей, которые борются на нем за республику.

В желающих поводить их по кораблю недостатка не было! Борис с Володей специально начали лазить по нему и тут и там, однако, как они не старались, им не удалось ни в одном из пороховых погребов всех трех башен заложить свои заряды. Никто ни в чем их, разумеется, не подозревал, просто с них ни на секунду не сводили глаз, так что, как они ни старались, а достать из карманов приготовленные ими спичечные коробки с воспламеняющимся составом и засунуть их куда-нибудь между зарядами им так и не удалось. Напрасно один из них отвлекал внимание шедших с ними матросов, для того чтобы другой смог исполнить задуманное. Там, где лежали заряды, как раз самая работа и шла, и здесь им предлагали проходить не задерживаясь! А там, где их не было, они могли стоять и разговаривать сколько душе угодно, но вот толку от этого не было никакого!!!

Что делать в этой ситуации, Володя не мог себе даже представить, а Борис явно злился, но тоже ничего сделать не мог. Тут к ним подошла наконец Леонсия и, мило улыбаясь, сообщила, что лично она здесь уже все посмотрела, и что они могут уходить! Не веря своим ушам, Володя с Борисом подхватили ее под руки и тут же покинули линкор, пообещав командиру и комиссару принести свой материал на читку, прежде чем оправят его в печать. После этого они быстро сели в машину и поехали в отель, причем Леонсия всю дорогу отмалчивалась и только загадочно улыбалась.

Как взрываются линкоры

Схема бронирования и установки вооружения. Диаграмма 1923 г.

— Ну, как Леонсия? – не выдержал Борис. – Как у тебя? Ведь нам так и не удалось поставить заряды, и мы не знали, что делать, как ты нас вдруг позвала. Ну, хоть тебе-то удалось?

– А мне удалось! – воскликнула она довольным голосом. – Я сделала вид, что мне нужно подкрасить губы, ну и моряки, что водили меня по кораблю, все дружно начали смотреть куда угодно, но только не на меня. Этих секунд мне оказалось вполне достаточно!

– А куда вы засунули заряд, Леонсия? – спросил ее Володя, который все никак не мог заставить себя перейти с ней на «ты». – Надеюсь, что он лежит там, где его не найдут?

– Я засунула его, как вы и говорили, между картузами от 102-мм орудий. Специально спросила, что это за валики такие, и они принялись мне самым подробным образом объяснять, ну а потом… я вам уже сказала, что я там сделала и как!

– Ну, ты и молодец! – выслушав ее до конца, сказал Борис с энтузиазмом. – Нам не удалось, а ты сделала – вот здорово! Теперь остается только ждать результатов, а еще лучше поскорее смотаться отсюда, чтобы нас не задержала служба безопасности.

– Напротив, мы никуда отсюда не уедем до взрыва, – сказал Володя. – Да и потом, после взрыва, мы тоже здесь еще на какое-то время останемся, чтобы нас после этого никто и ни в чем не вздумал подозревать! У них идут ремонтные работы, матросы совершенно свободно разгуливают по коридорам с сигаретами в зубах, так что далеко ли до греха? Тебе, Борис, достаточно будет выбросить всю свою пиротехнику и все – никто никогда нас ни в чем не заподозрит. А вот если мы сейчас возьмем и уедем, то метрдотель тут же сообщит куда следует о нашем поспешном, а, следовательно, подозрительном отъезде, от чего именно на нас может пасть подозрение. К тому же вон они, смотри, матросы с линкора, по улицам шатаются и в принципе любого их них можно и подкупить, и запугать, так что уезжать отсюда нам нет никакого резона, мы еще не все здешние достопримечательности осмотрели!

Как взрываются линкоры

Барселона, октябрь 1928 года «Альфонсо VIII» и «Хайме I»

Весь оставшийся день они отдыхали! Еще раз побывали в римском амфитеатре и на древних развалинах, расположенных буквально в двух шагах от отеля. Затем они осмотрели марокканский замок, военную тюрьму Санта Лючия и средневековую базилику Де ла Каридад, после чего еще раз съездили на мыс, чтобы искупаться перед сном, и только после этого устроились в номере Володи ожидать результатов диверсии.

Прошел час, другой, наступила полночь, а взрыва все не было. Кончилось тем, что они так и уснули, не в силах совладать со сном, а заминированный корабль у мола все так и стоял.

Как взрываются линкоры

Так выглядел этот линкор в 1937 году…

Борис с утра начал метаться по комнате, словно посаженный в клетку тигр.

– Ты точно положила заряд между картузами?

– Ну, да, точно, – уже в который раз отвечала Леонсия.

– А может быть, это были не заряды, а снаряды, и ты положила его между ними?

Ну нет, неужели она такая дура, что не может различить заряд и снаряд? Нет, то, что он ей дал, то она туда и положила.

– А что это была за бомбочка, ты не помнишь? – продолжал расспрашивать он. – Я же ведь их сразу несколько сделал…

– Та, что была из латунной гильзы, потому что ты сам сказал, что для меня она удобнее.

– Ну да, все верно. Но только почему тогда он не взрывается?

– А я откуда знаю? – пожала плечами Леонсия. – Не можем же мы сейчас идти и проверять, что там случилось. Придется еще подождать…

– Твоему спокойствию можно только позавидовать!

– А я не понимаю, почему ты, Осси, так нервничаешь, в сущности, из-за пустяка. Ну не взорвали мы его сегодня, взорвем завтра! Корабль-то ведь никуда из порта не уходит…

Они безо всякого аппетита позавтракали, потом, взяв с собой фотоаппарат, вновь поднялись к марокканскому замку. Вид на гавань отсюда был просто великолепный, и линкор возле мола был виден очень хорошо. Был ровно полдень, когда Володя наконец-то скомандовал:

– Пошли отсюда, не удалась, видно, наша затея!

И тут на линкоре совершенно неожиданно раздался оглушительный взрыв!

С возвышенности, на которой они стояли, была хорошо видна яркая вспышка в районе третьей башни главного калибра, причем пламя выбилось высоко вверх, а от дымовой трубы во все стороны полетели обломки.

– Ура! – громко закричал Борис, а вслед за ним и Володя, а Леонсия подхватила вслед за ними: – Ура, ура!

Как взрываются линкоры

Модель линкора «Хайме I» в Военно-морском музее Картахены

По счастью, никто здесь их не видел, а уж после взрыва туда, где они сейчас стояли, смотреть и вовсе никто бы не стал. Между тем над линкором высоко в небо поднялся огромный столб совершенно черного дыма, подсвеченный снизу вырывающимися из корпуса языками желто-красного пламени. Было хорошо видно, как к месту происшествия стягиваются портовые буксиры и пожарные катера и что с них горящий корабль пытаются заливать водой, только вот справиться с огнем им было явно не по силам. «Хайме I» все так же продолжал гореть, а вскоре на нем раздались новые взрывы, последовавшие один за другим. Затем он медленно накренился на правый борт, его палуба полностью погрузилась в воду, и таким образом его боевая карьера завершилась!

– Чего-то ты не рассчитал! – заметил Володя Борису, когда они спускались вниз к машине. – Видимо, или кислота оказалась слишком слабой или напротив, стенки гильзы слишком толстыми, но видишь сам: должно было взорваться еще ночью, а сейчас ровно полдень. Задержка чуть ли не на сутки, вот как.

– Зато теперь на нас уже никто не подумает, – примиряющим тоном сказала Леонсия. – Ну а уж от чего такое случилось? Ну кто это может сейчас сказать? Тут важен результат, а он у нас налицо!

Как взрываются линкоры

Республиканские матросы музицируют. Альмерия, Испания, февраль, 1937 г.

И они втроем поспешили на телеграф, чтобы как можно скорее передать в газеты и на радио информацию о взрыве республиканского линкора «Хайме I» в гавани Картахены.

Интересно, что следственная комиссия, разбиравшаяся с обстоятельствами его гибели, сочла главной причиной халатность личного состава корабля. Взрыв погребов 102-мм снарядов по правому борту судна, по ее мнению, произошел от газовых резаков, использовавшихся при ремонте одной из переборок, поврежденной взрывом бомбы с итальянского бомбардировщика, каковым пользовались в непосредственной близости от этих погребов. От него произошла детонация погребов башни главного калибра №3, ну а уже после этого от начавшегося пожара взорвались и разложенные на верхней палубе снаряды для зенитных орудий.

Впрочем, франкистская пропаганда буквально тут же заговорила о «пятой колонне» в республиканском тылу, что было ей, конечно, на руку, а вот для советских военных советников пресловутая «колонна» стала как раз оправданием: ну как, мол, мы можем здесь что-нибудь сделать, если тут везде вокруг шпионы.

* Пиропо – чисто испанское яркое и цветистое обращение к женщине на улице. Оскорблением не считается!
Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх