ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 761 подписчик

Свежие комментарии

  • маша наша
    Просто это предупреждение.Супергроза над Мо...
  • Ирина Черных
    Огромная благодарность за интересный рассказ об Адлере.Адлер в период Ка...
  • bianka Белая
    Автор, выучи русский язык!!!!Почему нам не рас...

Все возвращается на круги своя

Все возвращается на круги свояВсе возвращается на круги своя. И история повторяется в нашей жизни совсем неслучайно. Об этом мой рассказ:

Как то пригласили меня в одну компанию провести анализ работающих там менеджеров и их презентаций для клиентов. Менеджеров было много, слушая их выступления я уже засыпал и тут следующую презентацию вышел проводить Михаил. Фамилия его мне показалась знакомой…

Чем дольше я слушал Михаила,  тем больше у меня его презентация вызывала возмущение и раздражение. Хотя он был один из самых опытных работников, говорил грамотно и хорошо поставленным голосом. Михаила я раньше не видел и не знал, явных причин для неприязни у меня к нему не было. Я сам по себе человек, который зла не держит,  а тут непонятные внутренние напряжения, касающиеся явно не презентации Михаила, а его самого. И чем дольше Михаил говорил, тем быстрее мне хотелось выйти, или каким-то образом избавиться от раздражения, которое он вызывал у меня.

Презентация закончилась, у меня все улеглось, я и забыл. А через неделю мы опять встретились по работе с Михаилом. У меня снова возникло то же чувство и те же ощущения. Дикая неприязнь. И после нескольких встреч с ним, я начал серьезно задумываться над тем, что происходит. Но с каких сторон я эти события не рассматривал – объяснений я не находил.

И фамилия Михаила постоянно крутилась в голове…

Папка с документамиСпустя несколько месяцев наступил момент переезда из одной квартиры в другую. Перебирая старые документы при сборах, я наткнулся на папку довоенных времен   с документами  своего деда. Там была кипа характеристик, письмо с просьбой о реабилитации,  о пересмотре его дела. Дед мой был репрессирован в 38-м году по доносу какого-то родственника. И вдруг среди бумажек я нахожу постановление об аресте выписанное военным прокурором, который и вел дело моего деда – офицера. Мне показалась знакомой фамилия военного прокурора. Я со всеми эти документами – к отцу. Отец знал все в подробностях, потому что оформляясь в загранкомандировку в особом отделе в первый раз получил отказ, из-за того что его отец – мой дед имел судимость.

Отец рассказал мне всю историю в подробностях. Она слишком длинная, приводить ее целиком не буду, тем более подобных дел тогда было множество по всей стране. Я узнал, что все предоставленные дедом документы доказывали его невиновность и для него было полной неожиданностью, когда военный прокурор признал его виновным. Никто не ожидал такого поворота дел. Все были уверены, что вся правда налицо и донос — только поклеп. Но деда разжаловали и посадили.

Впоследствии, дед рассказывал отцу,  что  ему почти год пришлось  провести в карцере закованным в наручники и что его пытали на допросах. Самая распространенная пытка была ярким светом отраженным от белой стены. Деда привязывали к стулу, руки связывали за спиной и подвигали к стене. После несколько часов в таком положении, хоть с открытыми, хоть с закрытыми глазами, очень сильно начинали болеть глаза. Как дед говорил: «Впечатление будто глаза засыпают раскаленным песком». Глаза наливались кровью. Таким образом его лишали сна. Пытками занимался сам военный прокурор. Дед навсегда запомнил его фамилию имя и отчество…

Так я в первый раз узнал о том, что пришлось пережить деду.

Вскоре, мне снова довелось встретиться с Михаилом и я аккуратно выяснил, что его дед действительно был военным прокурором до войны и, естественно, мне это полностью объяснило почему всегда, когда дольше 10 минут я с ним разговаривал, меня начинало буквально трясти от ярости.  Я тогда был еще начинающим консультантом, я конечно понимал что со мной происходит, но одно дело – наблюдать что-то в других и абсолютно другое, когда сам. сталкиваешься с таким натуральным проявлением родовой памяти. В себе самом.  А Михаил, как назло: «А давай поговорим, мне интересно. Я бы вообще хотел у тебя проконсультироваться»…

Вообще, нормальный, образованный, вежливый человек, но насколько же я не был к нему равнодушен!! Я конечно не был готов его консультировать. Мой дед буквально ревел во мне от гнева. Мне нужно было справиться с тем, что во мне происходило.  Я долго не знал как мне поступить. А Михаил еще и фотографию принес и показал, что он очень сильно похож на своего деда Артема Давыдовича. Мне откровенно хотелось его «загнать за синий лес» на консультации, так, как это сделал его дед с моей семьей. И время консультации настало. С вечера мы договорились о месте и времени консультации. Оказалось, что Михаил с семьей живет на соседней улице и вполне удобно будет, если встреча пройдет у него дома. Офиса у меня тогда еще не было и поэтому я согласился.

Встав утром, я обнаружил, что у меня какая-то пелена на глазах – нечетко все видно. А подойдя к зеркалу, я увидел, что у меня лопнули сосуды и оба глаза затекли кровью. Это был первый стресс. Но договорились –значит надо идти. Стол сталинских временПридя к Михаилу домой, первое что я увидел это старый, как он сказал «еще дедовский» стол, обтянутый зеленым сукном, тот еще —  сталинских времен, все партработники за такими сидели. А когда я присел на стул, Михаил развернул ко мне лампу и направил мне в лицо. Это был второй шок. Я у него спросил: «Михаил, я что, на допросе?» Он ответил «Нет, но мне так лучше видно тебя» Чуть-чуть убрал свет с глаз, но лампу не отвернул.

Я предложил пересесть на диван, но Михаил отказался: «Мне через стол удобнее». Короче, все опять вернулось на круги своя. Я очень похож на своего деда. Он на своего. Между нами стол, свет в глаза и должен быть допрос с пристрастием… Окончание 

Олег Чечель психолог -психогенетик

Картина дня

наверх