ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 838 подписчиков

НЛО: где граница между наукой и псевдонаукой

НЛО: где граница между наукой и псевдонаукой

Нынешним летом отчет Национальной разведки США и исследовательский проект Гарварда возродили интерес общества к НЛО. Впрочем, едва ли они способны изменить мнение большинства несгибаемых сторонников и противников идеи внеземного разума, посещающего нашу планету.

В конце июня 2021 года Управление директора Национальной разведки опубликовало краткий доклад, озаглавленный «Неопознанные воздушные явления (НВЯ): предварительная оценка». В преддверии выхода доклада, как «верующие», так и «скептики» находились в предвкушении. Обсуждение в социальных сетях заметно оживилось, а самозваный борец за раскрытие всей правды об НЛО, бывший офицер разведки Луис Элизондо объявил, что будет баллотироваться в Конгресс, если доклад покажется ему недостоверным.

В конце концов, предварительная оценка оказалась смешанной. Энтузиастов могло воодушевить признание правительством того факта, что большинство зарегистрированных НЛО были реальными объектами, и что страх перед насмешками часто ставил свидетелей в тупик, что препятствовало эффективному расследованию. В свою очередь, разоблачители могли бы указать на то, что большинство отчетов свидетелей были лишены конкретики, что подавляющее большинство НВЯ демонстрировали вполне обычные летные характеристики, и что очень многие случаи получили вполне обыденные объяснения.

Таким образом, обе стороны могут претендовать на победу.

За последние пятьдесят лет взаимный антагонизм между энтузиастами и скептиками паранормальных явлений в значительной степени определял дискуссию об НЛО. И та и другая сторона нередко переходили на личности. Те, кто серьезно относится к идее о том, что НЛО имеют внеземное происхождение, называют сомневающихся узколобыми, предвзятыми и упрямыми. Те, кто сомневается в гипотезе о пришельцах, называют оппонентов наивными, легковерными и невежественными.

Такого рода взаимное обливание грязью, безусловно, хорошо знакомо специалистам по истории религии, изобилующей глубокими разногласиями по поводу интерпретации веры. Однако наука также оказалась вовлеченной в подобные споры. Уважаемые деятели и научные учреждения регулярно брали на себя то, что получило название «пограничной работы», то есть установления границы между заслуживающими и не заслуживающими доверия научными исследованиями, между тем, что может и что не может называться научными данными.

Когда ученые занимаются этой «пограничной работой», они делают нечто большее, чем просто объявляют нам, где правда, а где ложь. Они устанавливают правила, определяющие, что может считаться приемлемыми вопросами, методами и ответами, когда речь идет о научной деятельности. В сущности, они говорят: «это вопрос, которым наука может заниматься» или «этот метод проведения эксперимента является недопустимым. В современном мире имеется немало примеров. Так, до середины XIX века психология относилась к одной из областей философии. Затем, во второй половине столетия некоторые ученые начали проводить эксперименты с животными и людьми. Таким образом, психология стала утверждать себя в качестве самостоятельной общественной науки. Однако, ее статус оставался спорным, и пограничная работа имела здесь чрезвычайно важное значение. Поэтому, когда некоторые выдающиеся исследователи утверждали, что исследования медиумизма, телепатии, ясновидения и жизни после смерти должны быть включены в академическую психологию, многие практикующие психологи были категорически против. Их суждения в конечном итоге одержали победу, и парапсихология была переведена в разряд «псевдонауки».

Пограничная работа сыграла важную роль и в определении статуса поисков внеземного разума (SETI). Когда этой работой занимаются астрономы, использующие совершенные телескопы для поиска доказательств разумных радиосигналов и механических объектов в космосе, это воспринимается как академическое (хотя и недостаточно финансируемое) занятие. С другой стороны, изучение НЛО отвергается как псевдонаука.

Это резкое размежевание произошло не в одночасье, и его корни уходят в послевоенные десятилетия. Все началось в июне 1947 года, когда частный пилот Кеннет Арнольд сообщил, что видел группу летательных аппаратов, похожих на летучих мышей. Он описал их движение как скольжение блюдца по поверхности воды, а предприимчивый журналист нашел удачный заголовок: он окрестил их «летающими тарелками».

Мысль о том, что эти объекты могли иметь внеземное происхождение, всерьез не рассматривалась тогда большинством людей. Опрос Гэллапа, состоявшийся всего через несколько недель после сенсации Арнольда, показал, что большинство американцев либо понятия не имели, что это могло быть, либо считали, что свидетели ошибаются. Десять лет спустя компания Trendex провела аналогичный опрос и обнаружила, что более 25 процентов респондентов считали НЛО внеземными летательными аппаратами.

За это время произошло три события, которые определили эти резкие перемены. Во-первых, газеты и журналы по всему миру освещали и открыто пропагандировали историю о летающих тарелках. Затем это чисто американское явление приобрело глобальный характер, поскольку НЛО стали наблюдать в Южной Америке, Австралии, Европе и Южной Африке. Во-вторых, появились промоутеры НЛО. В пятидесятые годы вышли влиятельные книги и фильмы об НЛО, в которых утверждалось, что имеются неопровержимые доказательства посещения инопланетянами Земли скорее всего, в ответ на взрывы атомных бомб. И в-третьи, некоторым американцам было так интересно это явление, что они начали искать единомышленников. Они организовали местные клубы любителей «тарелочек», где люди могли встречаться, чтобы обсудить последние события. К концу десятилетия эти клубы разрослись и превратились в мощные организации с международной подпиской и ежемесячными информационными бюллетенями.

Таким образом, родилась новая область исследований, «уфология». Первое поколение уфологов было настроено весьма оптимистично. Они считали себя первопроходцами, (нередко можно было встретить их сравнение с Галилеем) которые однажды несомненно будут оценены по достоинству, когда уфология займет законное место в науке. Крупные научные ассоциации и большинство серьезных ученых, напротив, считали уфологию очередным примером псевдонауки. Некоторые публично опровергали ее методы и выводы, в то время как другие предпочитали просто не обращать на уфологию никакого внимания.

Однако к середине шестидесятых несколько крупных университетских ученых США пришли к иному выводу: НЛО являются реальными физическими явлениями, требующими серьезного научного изучения. Даже те, кто первоначально скептически относились к утверждениям свидетелей, были озадачены количеством случаев, которые не поддавались обыденному объяснению.

Надо сказать, что и тогда и сегодня есть много людей, для которых самое главное – загадка. Вполне возможно, что головоломка НЛО гораздо интереснее для размышления, чем для фактического разрешения. Последующие десятилетия ознаменовались возникновением НЛО как глобальной загадки, причем внимание читателей и зрителей привлекали все более странные истории о похищениях инопланетянами людей и иных приключениях.

И вот мы здесь, четверть века спустя, и мы снова слышим некоторый ропот внутри научного сообщества. Некоторые ученые, имеющие отношение к SETI, публично призвали к междисциплинарному исследованию феномена НЛО. И вот совсем недавно еще один гарфардский астрофизик Ави Леб объявил о проекте под названием Galileo. Благодаря первоначальным частным инвестициям в размере около 2 миллионов долларов, этот проект, безусловно, получит доступ к оборудованию принципиально иного класса, чем то, что существовало в пятидесятые и шестидесятые годы. Будет ли это иметь решающее значение? Многие коллеги Леба спастически относятся к такой перспективе. Впрочем, как бы то ни было, если история чему-нибудь нас учит, едва ли новый проект преуспеет в том, чтобы убедить несгибаемых энтузиастов и скептиков НЛО пересмотреть свои позиции.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх