ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 759 подписчиков

Свежие комментарии

  • stas petrov
    Вечная честь и слава Русскому флоту!Как маленький рус...
  • Владимир Eвтеев
    Вообще-то первым на землю Аляски ступил Дежнёв, воистину несправедливо забытый герой русского народа. Это у...Забытый первооткр...
  • Николай Смирнов
    Всё это игра воображения. Всё дело в том, что у человека, оказавшегося в одиночестве в непривычной обстановке, обостр...Загадочный случай...

Англо-бурская война 1899—1902 гг.- 5 часть

Вечером 29 октября для занятия высоты Ломбардс-Коп и Бульвана были отправлены 5-й уланский и 19-й гусарский полки, а натальские конные волонтёры под командованием Френча получили приказ выступить рано утром 30-го и, пройдя через Ломбардс-Нэкский проход, дойти до долины реки Моддер-Спруйт, прикрывая правый фланг основных сил.

Англо-бурская война 1899—1902 гг.- 5 часть

Пехотная бригада полковника Гримвуда (Grimwood) (два батальона Королевских стрелков, 1-й батальон Лейчестерского полка, 1-й батальон Ливерпульского полка, 2-й батальон Королевских Дублинских фузилеров и четыре ездящие батареи) получила приказ занять Лонг-Гилль, начав атаку с рассветом.

Бригада полковника Гамильтона (Hamilton) (2-й батальон Гайлендеров Гордона, 1-й батальон Манчестерского полка, 1-й батальон Девонширского полка, 2-й батальон стрелковой бригады, 18-й гусарский полк, 5-й полк гвардейских драгун и три ездящие батареи), предварительно сосредоточившись у пересечения ньюкастлской дороги с железнодорожной линией (северо-восточнее Ледисмита), заняла позицию к югу от высоты Лимит-Гилль, готовясь атаковать, при поддержке артиллерии, буров, засевших на высоте Певортс-Гилль.

Для прикрытия левого фланга основных сил генерала Уайта предназначался отряд полковника Карлстона, в составе двух пехотных батальонов и артиллерийской батареи, который выступил из Ледисмита вечером 29 октября и, пройдя по долине Бёлль-Спруйта, занял высоты Никольсон-Нэка с целью захвата возможно сильной позиции, а по возможности, и самого прохода».

Кавалеристы генерала Френча рано утром 30 октября подошли к Ломбард-Нэкскому проходу, однако прорваться в долину Моддер-Спруйта не сумели, поскольку буры, занявшие высоты на левом берегу реки, открыли сильный артиллерийский и ружейный огонь по английским войскам, вынудив их остановиться.

В центре наступательного порядка британских войск артиллерия открыла массированный огонь по позициям буров на высоте Лонг-Гилль, однако вскоре выяснилось, что противник отошёл с неё ещё ночью, и англичане напрасно расходовали снаряды. Пехотинцы из бригады полковника Гримвуда двинулись вперёд, дабы занять высоту, но неожиданно подверглись фланговому ружейному обстрелу значительных сил буров, расположившихся на правом берегу реки Моддер-Спруйт.

Англичане вынуждены были развернуть свой боевой порядок направо, и разгорелся ожесточённый бой, во время которого буры попытались обойти противника с флангов. К 10 часам основные силы и резервы англичан уже целиком вошли в линию огня. Артиллерия Гримвуда и Гамильтона сначала обстреливала Лонг-Гилль, а затем перешла к огневой поддержке наступления бригады полковника Гримвуда. Ответный огонь орудий буров особого урона атакующим не причинил.

В разгар боя генерал Уайт получил донесение от генерала Френча, сообщавшего, что он с трудом удерживается на высотах Ломбардс-Копа против превосходящих сил противника, и просившего подкреплений. Ему на поддержку были немедленно отправлены 18-й гусарский и 5-й гвардейский драгунский полки, две артиллерийские батареи под общим командованием генерала Броклехурста. Своевременное прибытие подкреплений позволило генералу Френчу продержаться на своих позициях до конца боя.

Затем подкрепления потребовались полковнику Гримвуду, который получил батальон Манчестерского полка из состава бригады полковника Гамильтона. Последний в течение всего боя простоял со своими войсками на позиции на высотах Лимит-Гилль, не двигаясь с места.

До полудня чаша весов на поле боя так и не склонилась на чью-либо сторону, тем не менее генерал Уайт вместо того, чтобы решительно атаковать позиции противника, решил, что имеет мало шансов на достижение успеха, и дал сигнал к отступлению. Поставив 2-й шотландский батальон Гордона на высоте Флаг-Гилль, он приказал отступать «поэшелонно с левого фланга, под прикрытием артиллерийского огня».

Англичане начали отход, а буры, вместо того чтобы преследовать противника и постараться на его плечах ворваться в Ледисмит, остались на своих позициях, наблюдая за отступающими британскими войсками и не предпринимая никаких попыток помешать организованному отходу.

Генерал Жубер опять ограничился полууспехом, в очередной раз упустив реальную возможность разгромить войска противника в Натале.

Войска генерала Уайта воспользовались «любезностью» буров и без особых проблем добрались до Ледисмита. Гораздо меньше повезло отряду подполковника Карлстона, посланному на Никольсон-Нэк. Он выступил из Ледисмита вечером 29 октября и по долине Бельс-Спруйта направился к Никольсон-Нэку. Около часа ночи англичане попали в засаду, устроенную бурами.

Среди солдат началась паника, тем не менее Карлстону удалось быстро навести порядок и занять позицию на одной из высот.

С рассветом окружившие отряд буры вновь обрушили град пуль на британских солдат, не давая им возможности поднять головы. Интенсивный ружейный обстрел продолжался до полудня, после чего англичане выбросили белый флаг и сдались противнику. Таким образом, отряд подполковника Карлстона в полном составе попал в плен к бурам.

Результаты сражения 30 октября оказались катастрофическими для англичан — погибло 69 человек, 249 было ранено, 954 человека пропало без вести — абсолютное большинство из них попало в плен к бурам. План боя, составленный накануне генералом Уайтом, был с блеском провален, а британским войскам пришлось бесславно вернуться в Ледисмит.

Победители — буры — в этот день не особенно радовались своей победе. Артур Конан-Дойль писал:

«По поводу своей победы буры не выражали никакого особенного ликования и не бранили англичан. Самое большое, что было сказано, это: „Вы теперь не будете говорить, что буры не умеют стрелять“. На высотах оставалось около 200 убитых и раненых. Для тех, кому ещё возможно было подать помощь, было сделано всё возможное в пределах человеческих сил, раненый капитан фузилеров Рис рассказывал, что его вынес с поля боя бур гигантского роста и отказался от золотого, который тот ему предложил. Потом победители, собравшись, пели псалмы, скорее меланхолического, чем торжествующего характера».

Победе буров, как ни странно, во многом поспособствовал своими действиями британский генерал Джордж Уайт. В составленном им накануне плане боя объектами действий для четырех групп, на которые он разделил свои войска, были определены не войска противника, а местность. Поэтому английские войска, вместо согласованной атаки вражеских позиций, должны были действовать в расходящихся направлениях на фронте протяжённостью почти 15 километров, что само по себе обрекало их на неудачу.

Генерал Уайт не удосужился выслать вперёд авангард, который сковал бы противника и ослабил его сопротивление на других участках, а, развернув свои главные силы уже в самом начале боя, лишил себя возможности сосредоточить их в дальнейшем на направлении главного удара.

Англо-бурская война 1899—1902 гг.- 5 часть

Из-за плохо организованной разведки у британского генерала отсутствовали сведения о расположении противника, поэтому артиллерия безрезультатно обстреливала безлюдные высоты, а колонны английской пехоты шли в бой, слабо представляя себе, где находятся буры. К примеру, бригада Гримвуда шла в атаку на высоту Лонг-Гилль, а противник оказался на высотах Фаркарс-Фарм, поэтому англичанам пришлось перестраивать свой боевой порядок под огнём буров.

Между всеми четырьмя наступающими группами британских войск практически не было взаимодействия на поле боя, каждая из них действовала самостоятельно. Командиры групп не знали, что происходит у соседей, и действовали по собственному усмотрению.

Действия же отряда полковника Карлстона вообще представляли собой странное зрелище — хотя он должен был действовать самостоятельно, в отрыве от основных сил, в его составе не было ни одного кавалериста, марш совершался ночью по незнакомой, сильно пересечённой местности, без предварительной разведки. Связь с главными силами тоже отсутствовала, поэтому трагический финал сражения стал для отряда полковника Карлстона вполне закономерным.

Остатки войск генерала Уайта бесславно вернулись в Ледисмит, где им пришлось выдержать осаду буров, длившуюся несколько месяцев. Как истинный джентльмен, генерал Джордж Уайт всю ответственность за поражение у Никольсон-Нэка взял на себя, тем более что все основания для этого у него имелись.

В то же время бурские войска под командованием комманданта Корнелиуса Вессельса, действовавшие в юго-западной части Оранжевой Республики, блокировали в городе Кимберли около 2000 английских солдат и офицеров во главе с полковником Кеквичем. Стараясь укрепить боевой дух блокированного гарнизона, в осаждённом городе остался премьер-министр Капской колонии Сесил Родс.

В том же октябре 1899 года войска бурских генералов П. Кронье и Снимана блокировали ещё один город — Мафекинг, расположенный в Бечуаналенде, заперев в нём до тысячи британских солдат во главе с полковником Баден-Пауэллом. Дорога между Капской колонией и Родезией оказалась перерезанной.

Главной целью осады Ледисмита, Кимберли и Мафекинга было стремление командования буров овладеть важными стратегическими базами британских войск, лишив их возможности вести наступательные операции. Однако, пытаясь реализовать таким образом своё временное численное преимущество над англичанами, буры легкомысленно растянули свои позиции, практически не имея резервов, что делало их весьма уязвимыми в случае контрудара противника.

Буры одновременно наступали на Западном фронте (в районе Кимберли, Мафекинга), на юге (в районе Стормберга), а на востоке осадили Ледисмит. Вместо того чтобы нанести противнику мощный удар объединёнными силами — своеобразным кулаком, они предпочли тыкать растопыренными пальцами во всех направлениях, пытаясь нанести англичанам поражение везде, где только возможно. Забвение генералами буров аксиом военной стратегии (о существовании которых, они, возможно, даже и не подозревали) успеха, естественно, принести не могло.

Не случайно офицеры французского генерального штаба не преминули отметить:

«Позднейшие события, действительно, доказали, что Верхний Наталь мог сделаться лишь второстепенным театром военных действий для обеих сторон. Кампания 1880 года показала, что наступление англичан из этой местности может быть остановлено в Дракенбергских проходах какой-нибудь горстью буров.

С другой стороны, вторжение в Наталь буров не могло дать решительных результатов. При самых счастливых обстоятельствах, в лучшем случае, оно могло привести к уничтожению большей части тех английских войск, которые находились там в первые недели войны, но при таком образе действий обе республики подвергались наибольшей для них опасности, а именно — вторжению англичан со стороны Капской колонии, которому уже не представилось бы возможности противодействовать на равнинах Свободной Оранжевой Республики.

И действительно, достаточно было бурам увидеть в движении лорда Робертса, в феврале 1900 года, только намёк на такой образ действия, как они тотчас же бросили свои завоевания в Верхнем Натале и сняли осаду Ледисмита, чего не могли заставить их сделать неоднократные попытки генерала Буллера» [22].

Англо-бурская война 1899—1902 гг.- 5 часть

Глава 4

Сражение на реке Моддер

Британское командование, стремясь помочь гарнизону и жителям осаждённого бурами на территории Капской колонии города Кимберли, направило им на выручку большой отряд (около 10 тысяч человек при 16 орудиях) под командованием командира 1-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта лорда Пола Метуэна.

21 ноября дивизия Метуэна, в состав которой входили гвардейская (батальон шотландских гвардейцев, батальон гвардейских гренадер и два батальона Кольдстримских гвардейцев) и 9-я (батальон Йоркширской лёгкой пехоты, батальон Нортамтонширского полка, батальон Нортумберлендских фузилеров, флотский отряд с четырьмя орудиями, 9-й уланский полк и другие части) пехотные бригады, двинулась к Кимберли.

Помимо пехоты и кавалерии, в распоряжение Метуэна поступил блиндированный поезд (бронепоезд).

Дивизии предстояло преодолеть расстояние в 125 километров в сложных условиях: у Метуэна было мало артиллерии и кавалерии, а на всём пути до Кимберли его фланги оставались открытыми для нападений противника. Железная дорога, к которой он был привязан по причине недостатка обозов, представляла собой очень ненадёжную коммуникационную линию — из-за недостатка сил генерал Метуэн не мог организовать надёжную её охрану, поэтому буры могли в любой момент перерезать её в тылу британских войск и оставить их без припасов. Надежда была только на бронепоезд, постоянно патрулировавший железную дорогу.

Тем не менее Метуэн, не дожидаясь прибытия основных сил экспедиционного корпуса, направленного в Южную Африку, выступил в путь.

Уже на следующий день кавалерийские разъезды доложили генералу об обнаружении отряда буров, занявшего высоты к востоку от Бельмонта и следившего за движением противника. Предположительно, здесь засело около двух тысяч буров.

Оценив обстановку, британский генерал решил атаковать буров утром следующего дня, начав вечером артиллерийский обстрел их позиций.

Согласно спешно составленной диспозиции, дивизия должна была в течение ночи сосредоточиться у подошвы Бельмонтских высот.

На правом её фланге разворачивалась гвардейская бригада, на левом — 9-я бригада. Кавалерия и конная пехота распределялись на оба фланга и должны были угрожать тылу противника.

Лорд Метуэн планировал провести фланговую атаку силами 9-й бригады, пока гвардейцы будут сковывать буров в центре и на правом фланге. Однако по причине ошибочно взятого направления атаки и манёвра буров в ходе боя все свелось к примитивной фронтальной атаке позиций противника.

Сначала удача сопутствовала англичанам — начав атаку рано утром 23 ноября, они выбили буров с их первой позиции, но те отошли на следующий ряд высот, и британским солдатам пришлось брать последовательно ещё три оборонительные позиции. Их артиллерия при этом действовала крайне неудачно, по сути дела не оказывая атакующим никакой реальной поддержки.

Хотя англичанам и удалось, в конце концов, выбить буров с их позиций, потери оказались довольно значительными — 53 человека убито, 267 ранено, что стало следствием фронтальной атаки хорошо укреплённых позиций противника. Буры же потеряли убитыми 14 человек, ранеными — 70. Поле боя осталось за англичанами, но преследовать отступающего противника они не стали, поскольку кавалерии, как уже говорилось выше, у Метуэна практически не было.

Сделав привал у станции Бельмонт, генерал Метуэн 24 ноября отправил на разведку в направлении Граспана по железной дороге бронепоезд, который вскоре вернулся назад, обнаружив в районе Энслипа отряд буров.

Получив сведения о местонахождении противника, британский генерал отдал своим войскам приказ: 9-й бригаде с приданной артиллерией и кавалерией выступить в направлении Энслина с целью выбить оттуда буров; гвардейской бригаде — прикрывать дивизионный обоз, а один батальон из её состава оставался в Бельмонте для охраны железной дороги, поскольку в тылу дивизии была обнаружена коммандо буров численностью около 500 человек.

Утром 25 ноября подразделения 9-й бригады развернулись в боевой порядок против Энслинских высот, на которых обосновались стрелки буров. Основной удар англичане наносили по левому флангу позиции противника, понеся во время атаки большие потери. Тем не менее позиция все же была взята, а буры организованно отошли, поскольку британские войска, как уже было не раз, даже не попытались их преследовать.

Части гвардейской бригады подошли к полю боя, когда сражение уже закончилось. Хотя англичанам сопутствовал успех, их действия, как и прежде, не отличались оригинальностью: вновь, как и в сражении у Бельмонта, отсутствовал тактический авангард, наступление на противника велось посредством фронтальных атак, без маневрирования. Потери войск генерала Метуэна составили 17 человек убитыми, 169 ранеными, девять солдат пропало без вести.

После небольшой передышки дивизия лорда Метуэна выступила в направлении реки Моддер от Уайткопа, когда 28 ноября генерал получил сведения о том, что впереди находятся значительные силы противника, обойти которые не представлялось возможным. Вступив в соприкосновение с передовыми отрядами буров, англичане развернулись в боевой порядок и двинулись в атаку на вражеские позиции у деревни Моддер-Ривер.

О том, что происходило дальше, можно судить по рапорту генерала Метуэна главнокомандующему английскими войсками в Южной Африке генералу Редверсу Буллеру:

«Гвардейской бригаде было приказано атаковать первою, что она и сделала, развернув на правом фланге 1-й батальон полка Scots Guards. Этот полк должен был взять противника во фланг в то время, когда 2-й батальон Кольдстримских гвардейцев и 3-й батальон гвардейских гренадер будут атаковать его с фронта. 2-й батальон Кольдстримских гвардейцев своим левым флангом входил в связь с 9-ю бригадою, а 1-й батальон того же полка составлял резерв за правым флангом.

В 8 часов 10 минут утра неожиданный сильный ружейный огонь указал нам, что противник занимает большими силами берег реки и притом отлично укрыт. В эту минуту мы понесли большие потери, а прислуга пулемёта полка Scots Guards была вся перебита. В 8.10 утра развернулся 1-й батальон кольдстримцев и, приняв вправо, удлинил линию полка Scots Guards. Река Риета помешала дальнейшему движению вперёд и люди залегли, укрывшись здесь. По приказанию командира бригады две роты полка Scots Guards передвинулись до водоёма с целью прикрытия правого фланга, вполне уже, впрочем, защищённого конными частями. 3-й батальон гренадер и 2-й батальон кольдстримцев подошли на 1100 ярдов к противнику и, не двигаясь больше вперёд, также залегли…

В это время Нортумберлендские фузилеры наступали вдоль железной дороги с восточной стороны, поддерживаемые полубатальоном полка Argyll and Sutherland Highlanders, а батальон Йоркширской лёгкой пехоты двигался вдоль железной дороги с западной стороны, имея в резерве другую половину батальона Argyll and Sutherland Highlanders. Половина батальона северо-ланкаширцев, находившихся на левом фланге, пыталась перейти реку, угрожая правому флангу противника. Шесть рот нортамптонширцев прикрывали обозы.

Англо-бурская война 1899—1902 гг.- 5 часть

9-я бригада встретила те же препятствия, что и гвардейцы. На крайнем левом фланге, на левом берегу реки, в значительном расстоянии от главной позиции противника находилась группа скал и маленьких копьё (холмов), которые были сильно заняты неприятелем, препятствовавшим наступлению северо-ланкаширцев. На том же берегу у плотины и брода, приходившихся против западной стороны деревни, была возвышенность, на которой имелись ферма и крааль, занятые противником. Страшный огонь из этих зданий остановил движение 9-й бригады.

Тем не менее эти опорные пункты вскоре после полудня были взяты двумя ротами Йоркширской лёгкой пехоты под начальством подполковника Бартера вместе с командами гайлендеров и Нортумберлендских фузилеров…

Англо-бурская война 1899—1902 гг.- 5 часть

Князь Николай Багратион-первый русскийволонтер в англо-бурской войны

Теперь мы владели рекою и западною окраиною деревни, откуда противник был вскоре выбит. Генерал Кэрью мужественно провёл свою часть на полмили от реки вперёд, но был вынужден отступить и занять позицию на правом берегу».

После отхода отрядов буров, которыми командовали генералы Пит Арнольдус Кронье и Якобус Деларей, сражение прекратилось.

Уже в самом конце боя, вечером 28 ноября, был ранен генерал Метуэн, передавший после этого командование генералу Колльвилю. Последний решил не переходить реку со своими, утомлёнными многочасовым боем, войсками, а оставаться на месте, дожидаясь подхода подкреплений.

Англичане обнаружили на поле боя 23 убитых бура, а их собственные потери составили 72 человека убитыми и 396 ранеными. Неудача британских войск была обусловлена несколькими факторами: во-первых, генерал Метуэн не организовал разведку и практически не имел сведений о противнике; во-вторых, он не позаботился о том, чтобы иметь в своём распоряжении резерв. Но основная его ошибка заключалась в том, что свои войска он бросил на открытой местности в лобовую атаку на позиции буров, даже не попытавшись отвлечь внимание противника демонстративными действиями на других участках. В результате английские солдаты превратились в прекрасную мишень для стрелков буров, которые в таких условиях редко промахивались.

Последствия этого боя для англичан были плачевными: буры нанесли серьёзное поражение англичанам, численно превосходивших их, и заставили почти две недели топтаться на одном месте, в то время как гарнизон и жители осаждённого Кимберли тщетно ожидали подхода спасителей.

Глава 5

Сражение у Маггерсфонтейна

После удачного для них боя у реки Моддер, отряды буров численностью около восьми тысяч человек под командованием генерала Пита Кронье заняли позиции северо-западнее реки, прикрывая войска, осадившие Кимберли. Другой бурский генерал — Якобус Деларей — в это время отправился в Колесберг, чтобы принять на себя командование войсками, предназначенными для противодействия отряду английского генерала Френча.

Окопавшись на Спитфонтейнских и Маггерсфонтейнских высотах, расположенных с обеих сторон вдоль железной дороги, ведущей в Кимберли, буры перекрыли дорогу англичанам и вынудили генерала Метуэна двигаться дальше вдоль реки Моддер.

Как сообщал генерал Метуэн в своём донесении фельдмаршалу Робертсу:

«Предвидя возможность моего движения вдоль реки Моддер, противник занял на северо-западе сильную оборонительную позицию. Северную часть этой позиции составляло копьё долиною около трех миль с весьма высоким южным гребнем, составлявшим ключ позиции. Отроги, отходящие от этого гребня, тянутся приблизительно на пять миль до реки Моддер и покрыты мелким кустарником. Эта часть позиции также была укреплена

Пока это копьё оставалось в руках противника, я не считал возможным с моим слабым отрядом подняться вдоль реки Моддер, так как при этом моя коммуникационная линия оставалась в опасности, а обозы поднимали продовольствия только на пять дней. Сделав обходное движение на Броун-Дрифт, мне пришлось бы форсировать переправу в виду 16 000 подвижного противника (здесь британский генерал слегка приврал, увеличив численность противостоявших ему войск противника минимум в два раза. — И. Д.).

Ведя атаку по слегка пересечённой и покрытой кустарником местности, между Маггерсфонтейном и рекою Моддер, я понёс бы громадные потери. Тем более что артиллерия не могла оказать мне серьёзной поддержки и рисковала быть захваченной…

Разведывательная служба сильно затруднялась многочисленными проволочными изгородями между обеими реками и, кроме того, кавалерия не могла удаляться далеко к северу от реки Моддер по причине нарытых там неприятельских окопов».

Посчитав, что англичане не могут отойти от линии железной дороги, генерал Пит Кронье ограничивался лишь наблюдением за подступами к ней, продолжая ожидать подхода неприятеля на своих позициях. 8 декабря Кронье отправил около тысячи человек, под командованием комманданта Принслоо, перерезать железную дорогу в тылу английских войск. Сломив сопротивление двух рот Нортамптонширского полка, буры разрушили железную дорогу, но вскоре были отброшены подошедшими из деревни Моддер-Ривер британскими частями и больше не пытались повторить удачный опыт.

Последующие события показали, что буры совершили большую ошибку, отказавшись от активных действий на коммуникациях противника, — ведь если бы они отрезали генерала Метуэна от его операционной базы, то оставили бы его без продовольствия и боеприпасов. Несомненно, это могло бы стать вернейшим средством помешать его продвижению.

Решая, что ему делать дальше, генерал Ментуэн вновь наступил на те же грабли — не организовав разведки, не имея достоверных сведений о численности и расположении войск противника и слабо представляя его дальнейшие планы, британский командующий тем не менее решил продолжить своё движение к осаждённому Кимберли и атаковать буров на Маггерсфонтейнских высотах. Промедление с атакой, по его мнению, могло позволить бурам укрепить оборонительные позиции на пути к Кимберли и сделать невозможной деблокаду города.

Для начала генерал Ментуэн провёл вечером 10 декабря 1899 года артиллерийскую подготовку атаки, обстреливая в течение двух часов позиции противника из всех имевшихся в его распоряжении артиллерийских орудий, в том числе и морской 4,7-дюймовой пушки, которую накануне на 30 волах доставили на высоту, находившуюся в одной миле севернее английского лагеря. Моряки сделали 16 выстрелов, на которые буры не ответили.

Артиллерия англичан под прикрытием 12-го уланского полка и шотландской бригады в течение двух часов производила бомбардировку Маггерсфонтейнских высот. Буры ей не противодействовали, но артиллерийский обстрел англичан они восприняли как подготовку атаки противника и были начеку.

Решение Метуэна провести артиллерийскую подготовку 10 декабря никак нельзя признать удачным, поскольку разрыв между артподготовкой и началом атаки пехоты составил более шести часов, в течение которых противник получил возможность восстановить оборонительные рубежи и подготовиться к отражению атаки англичан.

Сам генерал позднее объяснял своё решение желанием произвести деморализующее действие на буров, однако, как показали дальнейшие события, сделать это ему не удалось.

Главный удар по противнику наносила Шотландская бригада, в задачу которой входил захват южного выступа возвышенности. Для большего эффекта решено было атаковать позиции буров ночью, когда те меньше всего ожидали наступления противника.

В своём донесении о сражении у Маггерсфонтейна генерал Метуэн следующим образом объяснял причины, заставившие его решиться на фронтальную атаку самого сильного пункта обороны противника: во-первых, наступление вдоль железной дороги, по его мнению, было невозможно вследствие захвата бурами Спитфонтейнских высот и недостатка воды на этом пути; во-вторых, двигаться вдоль реки Моддер препятствовала Маггерсфонтейиская возвышенность, занятая бурами; и в-третьих, совершить обходное движение на Якобсдаль он не считал возможным вследствие трудности форсирования реки Моддер, недостатка обозов с продовольствием (его имелось не более чем на пять дней) и опасности оставления железной дороги без защиты.

Высоты, занятые коммандо буров, действительно запирали прямую дорогу из Кимберли, но при большом желании их не так уж трудно было взять фронтальной атакой. Атаковав эту позицию буров с фронта авангардом своих войск, дабы сковать противника, и без того не выказывавшего намерения оставлять её, генерал Метуэн мог свободно заняться флангами позиции и двинуть свои главные силы на дорогу из Коодесберг-Дрифта или Броун-Дрифта в Кимберли. При подобном образе действий англичан все приготовления к фронтальной обороне, сделанные бурами, теряли всякий смысл.

Вместо этого, Метуэн вечером 10 декабря отдал приказ командиру 3-й Шотландской бригады генералу Уошопу (Wauchope) атаковать с рассветом Маггерсфонтейпскую позицию. Гвардейская пехотная и кавалерийская бригады с конной батареей также должны были выступить ночью для прикрытия тыла и правого фланга Шотландской бригады. 9-я пехотная бригада была оставлена для прикрытия лагеря.

В донесении главнокомандующему войсками в Южной Африке генерал Метуэн так описывал ход сражения:

«Выступление было назначено в 12.30 ночи, дистанция и направление были определены помощником начальника моего штаба артиллерии майором Бенсоном, который сделал это, подвергаясь сильной опасности. Предстояло пройти две с половиной мили, а начало светать в 3 часа 25 минут утра.

Через полчаса по выступлении Шотландской бригады разразилась сильная буря с ливнем, продолжавшаяся до рассвета.

Майор Бенсон вёл очень верно бригаду до места начала атаки. Шли очень медленно, даже для ночного движения. Майор Бенсон с двумя компасами в руках должен был часто останавливаться, так как магнитная стрелка отклонялась вследствие грозы и близости оружия. Я должен заметить, что в начале марша были нечаянно уронены на землю два ружья и, кроме того, кажется, неприятель заметил свет одного нашего фонаря.

Перед выступлением генерал Уошоп объяснил всем цель действий и назначение каждого батальона. Он хотел прямо двигаться на юго-западный выступ копьё; с рассветом батальон Black Watch должен был атаковать копьё с востока, где, как предполагалось, укрылся неприятель; в то же время батальон Зефортских гайлендеров должен был наступать прямо на юго-восточную его часть, а батальон полка Argyll and Sutherland Highlanders — двигаться на левом фланге последнего; батальону Гайлендской лёгкой пехоты было приказано оставаться в резерве до полного развития боя.

Бригаде было назначено наступать в сомкнутых батальонных колоннах, имея четыре батальона вместе, колонновожатые же левофланговых батальонов в случае надобности должны были держаться за верёвки, которые были принесены, но которыми воспользовались, кажется, только два батальона. С восходом солнца три первых батальона должны были развернуться в боевой порядок, имея по две роты в линии огня, по две — в поддержках и по четыре — в резерве, с интервалами в пять шагов между ними».

Далее произошло следующее: не встретив на правом фланге никаких следов противника до четырех часов утра, когда бригада уже подходила к подошве Маггерсфонтейнской высоты, генерал Уошоп приказал начать развёртывание боевого порядка: батальону полка Black Watch развернуться и наступать прямо на выступ возвышенности; Зефортским гайлендерам двигаться на их левом фланге; батальону Argyll and Sutherland Highlanders — на правом фланге, а Шотландской лёгкой пехоте оставаться в резерве.

За пять минут перед этим, когда вдали смутно стала обрисовываться высота, майор Бенсон спрашивал генерала Уошопа, не находит ли он, что настало время развернуться. Подполковник Гюго Галлет после боя утверждал, что развёртывание должно было совершиться на 200 ярдов раньше, но что головной батальон в темноте задержался в густом кустарнике, который тянулся на 20—30 ярдов.

http://modernlib.ru/books/drogovoz_igor_grigorevich/anglobur...

 

Картина дня

наверх