ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 852 подписчика

Свежие комментарии

  • Traveller
    А что там за "радиационное излучение"? Автор сам придумал или как?Байконурская ката...
  • ВЛАДИМИР ЛАПИН
    очередной тупой бля и хер, выкидышь бабки егэшки, пишет по принципу, вроде слышал звон, но не знаю где он.Феномен нашей туш...
  • Лариса Овчинникова
    "Тушёнка и сегодня пользуется огромной популярностью у потребителя." Это серьезно! А у нас в России разве тушенное мя...Феномен нашей туш...

Как нацистская ракетная программа ФАУ стала базой советской ракетно-космической программы

Как нацистская ракетная программа ФАУ стала базой советской ракетно-космической программы

Становление американской ракетной программы под руководством немецкого конструктора Вернера фон Брауна хорошо известно. О зарождении советской ракетной программы с участием другой команды немецких специалистов под руководством Гельмута Греттрупа информации очень мало.

Нацистская ракетная программа


По завершении войны в 1945 году американские и советские спецслужбы начали охоту за секретными технологиями Третьего рейха в области производства ракет и за специалистами, обладающими этими знаниями. Американцам повезло больше. Они первыми заняли Тюрингию и ракетный полигон в Пенемюнде, вывезли все оборудование и уцелевшие ракеты, захватив с собой всех находящихся там специалистов.

Когда эту территорию передали советским войскам, там уже ничего практически не осталось.

Сбором информации по ракетным технологиям и поиском причастных к разработке ракет ученых и конструкторов руководил заместитель Жукова генерал Серов. По его предложению в Германию в 1945 была направлена группа советских конструкторов по ракетной технике, переодетых в форму советских офицеров, в составе Королева, Глушко, Пилюгина, Рязанского, Кузнецова и ряда других. Возглавлял группу будущий маршал артиллерии Яковлев и нарком вооружений Устинов.


Интерес был связан с тем, что немецкая ракетная программа была намного успешней американской и советской. Если западные и советские специалисты создавали жидкостные ракетные двигатели тягой до 1,5 т, то немцы запустили в серийное производство двигатели тягой до 27 т.

Под руководством Вернера фон Брауна была создана крылатая ракета Фау-1 с дальностью полета 250 км и скоростью 600 км/час. А также баллистическая ракета Фау-2 с дальностью 320 км и скоростью 5900 км/час.

С июня 1944 года по Лондону было запущено около 10 000 ракет Фау-1. Из них только 2400 достигли цели. А с сентября 1944 года запущено 8000 ракет Фау-2, и достигли цели только около 2500 штук. Ракета Фау-1 стала в США и СССР прототипом крылатых ракет, а Фау-2 – прототипом баллистических и космических ракет.

Восстановление в Германии производства ракет Фау-2


Несмотря на все усилия Серова, целой ракеты найти не получалось. Но вскоре на подземном заводе «Дора» нашли составные части к нескольким комплектам ракет.

Удалось привлечь и немецких специалистов. Помог случай.

Все ведущие специалисты, в том числе Браун и его заместитель Гельмут Греттруп, были перемещены американцами в свою зону оккупации. На советское командование вышла жена Греттрупа и дала понять, что все решает не муж, а она. И, если её устроят условия, то она готова вместе с мужем и детьми перейти в советскую зону. Через несколько дней все это семейство с двумя детьми было переправлено в советскую зону. Попытка вывезти Вернера фон Брауна провалилась. Американцы его слишком хорошо охраняли.

Греттруп помог подобрать специалистов. И Серов принял решение восстановить производство и сборку ФАУ-2 с привлечением Королева и Глушко. В разных местах были организованы институты, лаборатории и опытные производства.

Близкий к Брауну Греттруп лучше других специалистов был информирован о работах по Фау-2. И в институте «Рабе» было создано специализированное «Бюро Греттруп», которое составило подробный отчет о работах по Фау-2.

В феврале 1946 года все причастные к работам по Фау-2 подразделения были объединены в институт «Нордхаузен», директором которого стал генерал Гайдуков. Он ранее добился освобождения из лагеря Королева и Глушко, первый из которых стал главным инженером института, а второй – начальником отдела двигателей.

В институт вошли три завода по сборке Фау-2: институт «Рабе», заводы по производству двигателей и аппаратуры управления и стендовые базы. Греттруп был одним из руководителей работ по восстановлению производства Фау-2.

К апрелю 1946 года был восстановлен опытный завод по сборке ракет, восстановлена испытательная лаборатория, создано пять технологических и конструкторских бюро, что позволило собрать из немецких деталей семь ракет Фау-2. Из них четыре были подготовлены к стендовым испытаниям, а три ракеты отправлены в Москву для дальнейшего изучения. Всего к этим работам было привлечено до 1200 немецких специалистов.

В присутствии Серова и руководителей подразделений были успешно проведены стендовые испытания двигателей ракет. После чего 17 ракет отправили в Москву.

Впоследствии на полигоне Капустин Яр в октябре 1947 года с участием немецких специалистов были проведены пуски ракет Фау-2, вывезенных в Советский Союз группой Серова.

Первые три пуска были неудачными.

Ракеты серьезно отклонялись по курсу. Одна из ракет поднялась на высоту 86 км и пролетела 274 км. На совещании с немцами один из специалистов по системе управления предположил, что отклонение ракеты от курса происходит вследствие высокого напряжения, подаваемого на гироскопы. И предложил установить стабилизатор напряжения.

Эти рекомендации были реализованы. И последующие пуски обеспечивали высокую точность до 700 м. Созданные на базе Фау-2 с участием немецких специалистов первые советские ракетные комплексы Р-1 были приняты на вооружение в ноябре 1950 года.

Советские конструкторы под руководством Королева значительно усовершенствовали немецкую разработку, установив ряд новых агрегатов. И положили начало советской ракетно-космической программе.

Депортация немецких специалистов в Советский Союз


Учитывая, что по принятому вместе с союзниками решению, территория Германии подлежала полной демилитаризации с запретом разработки и производства любых видов вооружений, Серов в конце лета 1946 года предложил Сталину вывезти в Советский Союз наиболее крупных немецких специалистов по атомной, ракетной, оптической и радиоэлектронной технике.

Это предложение Сталиным было поддержано. И в тайне началась подготовка операции.

В начале октября все основные руководители института «Нордхаузен» были собраны на закрытое совещание у Гайдукова. Здесь они впервые увидели генерал-полковника Серова. Он к тому же был еще и заместителем Берии по контрразведке и имел неограниченные полномочия.

Серов попросил всех подумать и составить списки с краткими характеристиками на немецких специалистов, которые могут принести пользу, работая в Союзе.

Отобранные немецкие специалисты вывозились в Союз независимо от их желания. Точная дата депортации была неизвестна.

Операцию осуществляли специально подготовленные оперуполномоченные, каждому из которых придавалась военная переводчица и солдаты в помощь для погрузки вещей.

Немецким специалистам было объявлено, что их вывозят для продолжения той же работы в Советском Союзе, поскольку работать в Германии им было небезопасно.

Немцам разрешалось брать с собой любые вещи, даже мебель. Члены семьи по желанию могли ехать или оставаться. Под такие вольготные условия один из ученых, как потом выяснилось, под видом жены записал свою любовницу, и ему никаких претензий не было предъявлено. Немцам действительно предоставлялись наиболее благоприятные условия для их плодотворной работы в СССР.

Во избежание утечки информации депортируемым заранее ничего не сообщалось. Они должны были узнать об этом в последний день. Для смягчения депортации Серов предложил организовать для немцев банкет и хорошо угостить их спиртным во избежание каких-либо эксцессов. Такая акция одновременно проводилась сразу в нескольких городах. Никаких эксцессов при этом не было.

Эвакуация немецких специалистов с семьями в Советский Союз была произведена за один день 22 октября 1946 года.

В день отправки себя вновь проявила жена Греттрупа, заявив, что она не собирается морить голодом своих детей, у нее здесь две прекрасные коровы, и без них она никуда не поедет. Высокопоставленный муж не осмелился противоречить жене. Серов дал команду прицепить к составу товарный вагон с двумя коровами, снабдив их на дорогу сеном. Но встал вопрос, кто их будет доить, дорога предстояла долгая. Фрау Греттруп сказала, что доить коров она будет сама.

Под руководством Серова в Советский Союз было отправлено 150 немецких специалистов с семьями (всего около 500 человек). Среди них 13 профессоров, 32 доктора технических наук, 85 дипломированных инженеров и 21 инженер-практик.

Отправляли их в санаторные условия на остров Городомля на озере Селигер недалеко от города Осташков. И разместили на территории бывшего Санитарно-технического института, перепрофилированного под разработку ракетной техники. Это было идеальное место, куда невозможно было проникнуть иностранным разведкам.

Условия размещения немецких специалистов для послевоенных лет были очень хорошие. Они жили, как на курорте. И им была предоставлена возможность спокойно работать по специальности.

Для руководства ракетными разработками в СССР был создан НИИ-88 в подмосковном Калининграде (Королеве) во главе с крупным организатором военного производства Львом Гонором.

В структуре этого института на острове Городомля размещался Филиал № 1, главным конструктором и душой которого стал Греттруп.

Следует отметить, что Королев после Германии по непонятной причине был «задвинут» на третьи роли и возглавлял лишь один из отделов в НИИ-88. При этом другие соратники по «германской командировке» стали руководителями головных институтов и заводов. Но вскоре (благодаря своим недюжинным организаторским способностям) он оказался во главе целой отрасли.

Группа немецких специалистов на острове Городомля внесла немалый вклад в становление советской ракетно-космической программы.

Как они жили, проводили время и что разрабатывали – предмет отдельного разговора в следующем материале.
Автор:
Юрий Апухтин
Использованы фотографии:
img-fotki.yandex.ru
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх