ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 758 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Зиборов
    Слава героям! Достойные наследники героев прошлого!!! + Александр ЗИБОРОВ: «ПОДВИГ БРИГА «МЕРКУРИЙ» - https://medve...Как маленький рус...
  • stas petrov
    Вечная честь и слава Русскому флоту!Как маленький рус...
  • Владимир Eвтеев
    Вообще-то первым на землю Аляски ступил Дежнёв, воистину несправедливо забытый герой русского народа. Это у...Забытый первооткр...

Англо-бурская война 1899—1902 гг. - 12 часть

К тому же многие решения военного совета так и не были претворены в жизнь. Как доносил в Петербург полковник Ромейко-Гурко:

«Начальники союзных войск приняли решение отказаться от применения кордонной системы, то есть на будущее время не занимать растянутых позиций в ожидании наступления англичан, а напротив, действовать наступательно малыми отрядами силою от 500 до полутора тысяч человек, оперируя преимущественно на флангах и в тылу противника.

Но до сих пор это решение применил на деле один генерал Девет.

Англо-бурская война 1899—1902 гг. - 12 часть

Первоначально его действия были успешны, и результатом двух дел у Санаспоста и Деветсдорпа было: 900 английских пленных, 7 орудий, два пулемёта и около 100 повозок с провиантом и снарядами…

Если до сих пор примеру генерала Девета никто не последовал, то в случае его пленения и самые действия малыми отрядами будут признаны не достигающими цели».

Между тем британские войска продолжали своё победоносное наступление, и в марте генерал Гатакр овладел городами Стромберг и Бюргерсдорп, приступив к изгнанию отрядов буров с территории Капской колонии. Одновременно войска генерала Клементса переправились на северный берег реки Оранжевой и вытеснили буров из района Форесмит — Коффифонтейн.

Поражение буров, казалось, становилось неизбежным.

Английским войскам в это же время удалось деблокировать ещё один осаждённый бурами в начале войны город — Мафекинг. Он находился в осаде с 13 октября 1899 года, когда четырехтысячный отряд генерала Пита Кронье прервал железнодорожное сообщение севернее и южнее города. Затем его войска окружили Мафекинг, в котором находился небольшой гарнизон британских войск (около 700 человек, шесть артиллерийских орудий и семь пулемётов, под командованием генерала Баден-Пауэлла [45]), занимавший полевые укрепления и траншеи, образовавшие оборонительную линию.

Буры, имевшие в то время значительное численное превосходство над противником, практически не предпринимали после начала осады активных действий, ограничиваясь наблюдением за гарнизоном да редкими артиллерийскими обстрелами позиций англичан. К тому же буры сосредоточили под Мафекингом всего одно 155-мм орудие Крезо, два 75-мм орудия Крезо, две скорострельные пушки Максима и шесть устаревших пушек. Результаты боевого применения столь ограниченных средств были весьма скромными — достаточно сказать, что за всё время осады гарнизон потерял всего 35 человек убитыми, ещё 101 был ранен, а 27 пропало без вести.

Более активно действовали англичане, проведшие несколько удачных вылазок в первом периоде осады. В конце декабря 1899 года боевые действия под Мафекингом практически прекратились, поскольку генерал Кронье с большим отрядом ушёл на Моддер, а оставшиеся буры просто отсиживались на своих позициях. Известие о последовавшей через полтора месяца капитуляции войск Кронье под Паардебергом произвело на осаждающих деморализующее впечатление, отнюдь не способствуя их успешным действиям.

Как ни странно, активизация буров произошла только в начале мая 1900 года, после того как стало известно о приближении к Мафекингу большого английского отряда, шедшего на выручку осаждённым. Их внезапная атака рано утром 12 мая на западном участке обороны чуть не удалась.

Отряд из 300 человек под командованием внука президента Крюгера комманданта Элофа (Eloff) внезапной атакой прорвал оборонительную линию англичан и ворвался в город. Однако другие отряды буров не поддержали его, и после короткого ожесточённого уличного боя он был окружён и разбит. 10 человек было убито, 19 ранено, а 108 сдалось в плен. Англичане при этом потеряли убитыми четверых, 10 получили ранения.

Большую, нежели атаки буров, опасность для британского гарнизона к этому времени представляло затруднительное положение с продовольствием, запасы которого неумолимо подходили к концу. Узнав об этом, фельдмаршал Робертс направил в середине апреля на выручку осаждённым летучий отряд генерала Хантера. Авангард отряда, под командованием полковника Магона (900 кавалеристов, четыре орудия и 100 пехотинцев, конвоировавших обоз из 52 повозок), 2 мая переправился через реку Вааль и вдоль полотна железной дороги двинулся к Мафекингу.

15 мая отряд Магона объединился с отрядом полковника Плумера, действовавшим до этого севернее Мафекинга, и на следующий день после короткого боя отбросил буров, заставив их снять осаду города.

Провал осады Мафекинга, так же как Кимберли и Ледисмита, продемонстрировал неспособность буров добиваться даже ограниченных целей (в условиях количественного превосходства над противником), их необъяснимую пассивность и неспособность к ведению активных наступательных действий, что и предопределило их поражение в войне.

После освобождения Мафекинга генерал Хантер занялся ремонтом железной дороги, поскольку планировалось сделать этот город тыловой базой английских войск, действовавших на западе Трансвааля. Генерал Метуэн в это время продолжал движение на восток и вскоре занял окрестности Кроонштадта, взяв под охрану коммуникационные линии в этом районе.

На территории Наталя, после снятия осады с Ледисмита (28 февраля 1900 года), генерал Буллерпродолжал стоять со своими войсками в окрестностях города, в то время как буры все ещё контролировали Дракенбергский и Биларсбергский проходы. Несмотря на огромное превосходство в силах над противником (у Буллера, даже после отправки одной пехотной дивизии в Капскую колонию, оставалось более 40 000 человек), англичане возобновили активные действия лишь 10 мая.

Хотя англичанам противостояло всего несколько тысяч буров, деморализованных многочисленными поражениями, форсировать Дракенбергский проход они сумели лишь после того, как войска фельдмаршала Робертса захватили столицу Трансвааля Преторию. Только 8 июня части генерала Буллера вступили на трансваальское плато, когда исход кампании в Трансваале уже был фактически решён.

Глава 7

Крах

Весной 1900 года британские войска неудержимо продвигались в глубь территории бурских республик, подавляя последние очаги сопротивления противника. Деморализованные многочисленными поражениями, предательством вчерашних друзей, буры окончательно теряли волю к продолжению борьбы. Дело шло к неизбежной развязке.

Британский главнокомандующий, фельдмаршал лорд Робертс, располагавший в середине марта в районе Блумфонтейна тремя пехотными дивизиями, дал возможность своим войскам отдохнуть после длительного марша и тяжёлых боев, ожидая подхода подкреплений.

В это время в окрестностях Глена произошёл случай, ярко характеризующий особенности англо-бурской войны. 23 марта группа из пяти английских офицеров, среди которых были полковник гвардейских гренадер Краббе и полковник Кольдстримских гвардейцев Кодрингтон, во время прогулки верхом в окрестностях города наткнулась на небольшую группу вооружённых буров, которая не выказывала агрессивных намерений.

Бравые британские офицеры, напротив, решили устроить охоту на двуногого противника. Но когда англичане попытались окружить буров, те спешились и открыли прицельный ружейный огонь по ним, в результате чего один офицер был убит, а четверо ранено. После этого буры подошли к раненым и попросили у них прощения(!), объяснив, что они стреляли только лишь для самообороны. Затем буры отправились в английский лагерь за помощью раненым офицерам.

Во время подготовки к продолжению марша фельдмаршал Робертс, получив сведения о том, что отряды буров сосредоточиваются возле Брандфорта, распорядился выслать в Глен 3-ю кавалерийскую бригаду, конные разъезды которой вскоре наткнулись севернее реки Моддер на передовые группы противника.

27 марта разъезды донесли, что большой отряд буров (его численность англичане определили в 5000 человек, что вряд ли соответствует действительности) выступил из Брандфорта в южном направлении. Получив это сообщение, главнокомандующий тотчас направил в Глен 14-ю пехотную бригаду генерал-майора Максвелла, усилив её тремя артиллерийскими батареями. Однако посчитав, что и этих сил будет недостаточно, лорд Робертс на следующий день отправил туда же кавалерийскую бригаду и бригаду конной пехоты с двумя артиллерийскими батареями.

Для того чтобы подготовить условия для продвижения основных сил и выбить буров с их позиций в непосредственной близости от английского лагеря, фельдмаршал Робертс приказал генералу Таккеру 29 марта атаковать противника (его численность была определена в 2000 человек), для чего в его распоряжение поступали 7-я пехотная дивизия (14-я бригада генерала Чермсайда, 15-я бригада генерала Вавеля), кавалерийская дивизия генерал-лейтенанта Френча (1-я кавалерийская бригада генерала Портера, 3-я кавалерийская бригада генерала Гордона) и бригада конной пехоты Ле-Галле, всего более 6000 пехотинцев, 1600 кавалеристов, 1600 человек конной пехоты, 48 полевых орудий и 13 пулемётов. Как видим, генерал Таккер имел почти четырехкратное превосходство в живой силе над противником и подавляющее — в артиллерии.

Выступив из лагеря в 8 часов утра 29 марта, части 7-й пехотной дивизии через три часа подошли к позициям буров, находившимся к западу от железной дороги на холме продолговатой формы с плоской вершиной, поднимавшемся над равниной на высоту 35 метров. Буры занимали южную окраину этого холма.

Поскольку к западу от железной дороги буры не имели запасных позиций, генерал Таккер решил атаковать их с востока, что давало шанс на успех. План боя, составленный им, предусматривал следующее: 14-я пехотная бригада атакует позицию буров восточнее железной дороги, а 15-я бригада в это время наступает на высоты, находящиеся к западу от неё, не вырываясь при этом вперёд, а следуя с небольшим отставанием от 14-й бригады.

В центре наступательного порядка британских войск располагались три артиллерийские батареи, в задачу которых входило прикрытие огнём продвижения вперёд пехоты. Бригада конной пехоты должна была широким обходным манёвром выйти на левый фланг неприятельских позиций, а кавалерийская дивизия генерала Френча — повторить этот же манёвр на противоположном фланге, отрезав тем самым бурам путь к отступлению.

Атака британских войск началась в половине первого, когда 14-я пехотная бригада, развернувшись в боевой порядок восточнее железной дороги, двинулась вперёд, имея в первой линии три батальона. Ещё один батальон оставался в резерве.

Первая линия высот была занята английскими солдатами без особых усилий. Однако буры, отступив на второй ряд высот, открыли оттуда сильный артиллерийский и ружейный огонь по атакующим, от которого больше всего пострадал левофланговый батальон (Гемпширский полк), в результате чего ряды англичан сначала смешались, а вскоре весь батальон дружно побежал назад, увлекая за собой и шедший в резерве батальон Королевских шотландских бордереров.

С большим трудом британским командирам удалось остановить отступающих солдат и привести в порядок резервный батальон, который выдвинулся в первую линию, заменив деморализованных гемпширцев. Стараясь спасти положение, генерал Таккер дополнительно усилил 14-ю бригаду батальоном из 15-й бригады и артиллерийской батареей, занявшей позицию западнее железной дороги. Батальон же гемпширцев вывели в резерв за правым флангом.

Интенсивный фланговый огонь двух полевых орудий артиллерийской батареи, которые англичане с большим трудом затащили на высоту, вскоре заставил буров отступить со второй оборонительной позиции на третью. Подразделения 14-й бригады немедленно заняли гребни холмов, только что оставленные бурами, но дальше продвинуться не смогли — впереди лежала открытая местность, простреливавшаяся перекрёстным огнём противника, засевшего на своей третьей позиции. Оценив обстановку, командир бригады, генерал Чермсайд, решил не рисковать и не стал атаковать эту позицию буров.

Ещё более нерешительно (если не сказать, трусливо!) действовала на правом фланге бригада конной пехоты, получившая приказ обойти левый фланг противника, совершив обходный манёвр. Британские кавалеристы, встретив на своём пути небольшой отряд буров, остановились, и вместо того чтобы, оставив против него несколько рот, продолжить движение в тыл противника, до вечера простояли перед несколькими бурскими стрелками, даже не попытавшись атаковать их.

Кавалеристы из дивизии генерал-лейтенанта Френча также не снискали себе славы в этом бою. Получив приказ обойти правый фланг оборонительной позиции буров, кавалерийская дивизия дружно двинулась вперёд и исчезла! В течение всего боя генерал Френч и его доблестные кавалеристы не подавали никаких признаков жизни.

Как выяснилось позже, дивизия прошла около четырех километров к западу и встала в полном составе, бездействуя все то время, пока на высотах шёл ожесточённый бой. Самое интересное, что британские кавалеристы так и не обнаружили противника (скорее всего, просто не захотели ввязываться в бой, предоставив возможность доблестной британской пехоте умирать за Её Королевское Величество)!

Уже после окончания сражения появились различные версии столь пассивного (мягко говоря!) поведения британской кавалерии: якобы её командиры опасались удара с фланга отряда буров, которого никто так и не увидел; по другой версии, генерал Френч, получив сведения о том, что буры устроили впереди проволочные заграждения, решил не искушать судьбу и приказал дивизии остановиться.

Как бы то ни было, три бригады британской кавалерии без всякой пользы для дела весь день спокойно простояли в чистом поле, предоставив возможность проливать кровь пехотинцам и даже не пытаясь облегчить их тяжёлую участь.

Англо-бурская война 1899—1902 гг. - 12 часть

Любопытно, что за столь откровенное игнорирование боевого приказа никто так и не понёс наказания, хотя по логике вещей командиры дивизии и бригад явно заслуживали военного трибунала и наказания по всей строгости законов военного времени!

Тем временем, после того как 14-я пехотная бригада остановилась после захвата второй линии обороны буров, в атаку на левом фланге, наконец, пошли части 15-й бригады. Один её батальон двинулся вперёд западнее железнодорожного полотна, а два остались в резерве. Однако вскоре головной батальон попал под артиллерийский огонь буров и вынужден был укрыться в овраге, из которого уже не смог выйти до конца сражения.

Генералу Вавелю пришлось срочно бросить в бой оставшиеся резервные батальоны, которые, пройдя сначала вдоль полотна железной дороги, направились на восточную сторону холмов, представлявших собой правый фланг оборонительных позиций буров.

По дороге они перебрались через овраг, в котором укрывался головной батальон (его солдаты категорически отказались идти вперёд, не поддержав своих товарищей!), и продолжили наступление под прикрытием артиллерийского огня. Огонь двух дивизионных батарей, занимавших позиции южнее железнодорожной станции, был настолько точным, что английская пехота практически не встретила сопротивления на правом фланге позиций буров, которые вскоре начали отступление.

Отряды буров, обременённые артиллерийскими орудиями и многочисленным обозом, медленно отходили по совершенно открытой местности, тянувшейся вплоть до Брандфорта, предоставляя англичанам прекрасную возможность для преследования и полного разгрома противника, тем более что с фланга бурам угрожала кавалерийская дивизия Френча, до той поры не участвовавшая в сражении.

Опасаясь удара британской конницы с фланга, командиры буров выслали для прикрытия небольшой отряд, который, спешившись, открыл ружейный огонь по английским кавалеристам. Действия горстки бурских стрелков произвели на генерала Френча такое сильное впечатление, что он, располагая пятнадцатью эскадронами и пятью конными батареями, так и не решился атаковать неторопливо отходившего противника!

Так бесславно для англичан закончился бой 29 марта у Кэри-Сидинг. Имея подавляющее превосходство в силах над противником, генерал Таккер так бездарно руководил боем (а его подчинённые к тому же фактически игнорировали приказы командования), что буры сумели в ходе боя нанести противнику серьёзные потери, а затем организованно отойти к Брандфорту. Британские войска потеряли в этот день убитыми и ранеными 217 человек (117 — из состава 14-й бригады и 100 — из 15-й). Потери же буров были минимальными — всего три убитых и 18 раненых, — хотя только 14-я английская пехотная бригада израсходовала в ходе боя около 18 тысяч патронов!

Тактически правильно выстроив оборону — в ходе боя они последовательно занимали заранее подготовленные позиции на высотах, — буры метким ружейным огнём расстреливали атакующие цепи британской пехоты, оставаясь за укрытиями, недосягаемыми для ответного огня.

По странной логике генерала Таккера (или в результате отсутствия у него достоверных сведений о расположении противника?), острие атаки английских войск было нацелено на наиболее сильную часть позиций буров, что имело следствием большие потери среди атакующих. К тому же генерал Таккер не удосужился оставить в своём распоряжении никакого резерва, лишив тем самым себя возможности влиять на ход сражения.

Единственным положительным моментом в действиях британских войск 29 марта стало то, что они впервые применили в боевых условиях новые боевые порядки — печальный опыт предыдущих месяцев войны и горьких поражений всё-таки чему-то научил английских генералов. В этот день английские войска, наконец, отказались от наступления в сомкнутых колоннах, как это они делали ранее, что позволило им избежать ещё больших потерь.

Во время сражения, входя в зону артиллерийского и ружейного огня противника, командир каждого пехотного батальона высылал в стрелковую цепь две роты, личный состав которых располагался в одну шеренгу на больших интервалах. Когда интенсивность вражеского огня усиливалась, стрелковая цепь двигалась вперёд короткими перебежками, причём часть пехотинцев оставалась лежать на месте и прикрывала ружейным огнём бегущих. Затем роли менялись.

На расстоянии от 200 до 1500 метров позади стрелковых цепей следовали шесть рот резерва, в три линии (на дистанции около 200 метров), по две роты в каждой. Подобный порядок при умелом применении позволял сократить потери от артиллерийского и ружейного огня противника и был очень эффективен на легкопроходимой открытой местности.

Однако первое применение нового боевого порядка прошло в полном соответствии со старой поговоркой — «первый блин всегда комом». Благодаря неумелым действиям командования, британские войска, по сути дела, проиграли бой противнику вчетверо слабее себя. Хотя буры отступили и поле боя осталось за англичанами, вряд ли назовёшь победой успех, достигнутый ценой потерь в десять раз больших, нежели у противника.

Англо-бурская война 1899—1902 гг. - 12 часть

Этот бой продемонстрировал и весьма странное отношение английских командиров к выполнению боевых приказов — кавалерия не вмешивается в ход боя, отошедшие пехотинцы отказываются идти в атаку! Такое впечатление, что в английской армии временами вместо дисциплины царила полная партизанщина, когда каждый командир сам решал, что ему делать.

Несмотря на то что британские войска захватили столицу Оранжевой Республики и продвигались вперёд, а армия буров потерпела несколько поражений, война ещё не закончилась. Буры, как показали события 29 марта, ещё огрызались и были способны эффективно сопротивляться, а англичане с трудом усваивали уроки войны, делая главную ставку на численное превосходство над противником.

Так, в начале мая под командованием фельдмаршала Робертса на территории Оранжевой Республики находилось уже семь пехотных дивизий, кавалерийская дивизия и одна дивизия конной пехоты, укомплектованные по штатам военного времени:

— 3-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Чермсайда (22-я бригада генерал-майора Аллена, 23-я бригада генерал-майора Нокса и три ездящие батареи);

— 6-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Келли-Кенни (12-я бригада генерал-майора Клементса, 13-я бригада генерал-майора Вавеля и три ездящие батареи);

— 7-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Таккера (14-я бригада генерал-майора Максвела, 15-я бригада генерал-майора С. Е. Кнокса и три ездящие батареи);

— 8-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Рундля (16-я бригада генерал-майора Кэмпбелла, 17-я бригада генерал-майора Бойи и три ездящие батареи);

— 9-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Кольвиля (3-я бригада генерал-майора Макдональда, 19-я бригада генерал-майора Смит-Дориена и три ездящие батареи);

— 10-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Хантера (5-я бригада генерал-майора Гарта);

— 11-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Поль-Керью (18-я бригада генерал-майора Стифенсона, гвардейская бригада генерал-майора Джонса и три ездящие батареи);

— кавалерийская дивизия генерал-лейтенанта Френча (1-я бригада генерала Портера, 2-я бригада генерала Брэдвуда, 3-я бригада генерала Гордона, 4-я бригада генерала Дикксона);

— дивизия конной пехоты генерал-майора Джона Гамильтона (1-я бригада генерал-майора Гуттона. 2-я бригада генерал-майора Ридли, бригада Королевских Йоменов генерал-майора Брабацона);

— корпусная артиллерия (две ездящие 5-дюймовые мортирные батареи, две конные батареи, четыре морских 4,7-дюймовых орудия) и вспомогательные части.

Всего в войсках фельдмаршала Робертса насчитывалось около 90 тысяч человек.

В районе Кимберли под командованием лорда Метуэна оставались 9-я пехотная (командир генерал-майор Дуглас), 20-я пехотная (генерал-майор Пагет), 6-я пехотная (генерал-майор Бартон) бригады и бригада Королевских Йоменов (полковник Чесгам). Ещё около полутора тысяч человек составляли гарнизон Мафекинга. На северо-западной границе Трансвааля действовал отряд специальных войск, состоявший из добровольцев, завербованных полковником Плумером в Родезии. Крупные силы британских войск по-прежнему находились в Натале под командованием генерала Буллера:

— 2-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Клери (2-я бригада генерал-майора Хилдьярда, 4-я бригада полковника Коопера и три ездящие батареи);

— 4-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Литтлетона (7-я бригада бригадного генерала Китченера, 8-я бригада генерал-майора Говарда и шесть ездящих батарей);

— 5-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Уаррена (10-я бригада генерал-майора Кока, 11-я бригада генерал-майора Винна и три ездящие батареи);

— кавалерийская дивизия (1-я бригада генерал-майора Мардоха, 2-я бригада генерал-майора Броклигерста, 3-я бригада генерал-майора Дандональда, колониальная конная пехота).

Ещё около 30 батальонов милиции охраняли коммуникационные линии, в основном железные дороги, связывающие Блумфонтейн и Кимберли с Капштадтом, Портом Елизаветы и Ист-Лондоном. Вскоре они были дополнены ещё восемью батальонами Королевских Йоменов.

В общей сложности, к началу мая 1900 года в Южной Африке находилось около 180 тысяч английских солдат и офицеров.

Войска буров, сильно поредевшие к этому времени в результате массового дезертирства, располагались севернее и восточнее города Табанча. Они старались избегать открытых столкновений с британской армией, предпочитая устраивать внезапные набеги на коммуникации противника.

План, разработанный фельдмаршалом Робертсом во время стоянки в Блумфонтене, предусматривал марш на столицу Трансвааля Преторию вдоль полотна железной дороги, связывающей её с Оранжевой Республикой. Английским войскам до границы Трансвааля предстояло пройти равнины северного округа Фри-Штата, до реки Вааль. Местность здесь идеально подходила для наступления, поскольку на ней практически не было естественных преград, которые буры могли бы использовать в качестве опорных пунктов.

Единственными естественными преградами, которыми могли воспользоваться буры для организации обороны, были маленькие левые притоки реки Вааль — Вет, Занд, Вэльш и Реностер. Сами по себе они не представляли серьёзного препятствия, однако высоты, тянувшиеся вдоль их берегов, давали возможность бурам оборудовать оборонительные позиции.

Лорд Робертс, опасаясь встретить на этом рубеже сопротивление буров, решил обойти высоты, расположив свои войска на широком фронте. Подобное построение его армии предвещало успех в силу малочисленности противника и пассивного характера его действий.

Более серьёзным препятствием для английских войск могла стать река Вааль и сильно пересечённая местность к северу от неё, между рекой и Преторией. Вокруг столицы Трансвааля располагались четыре форта, спешно построенные уже после начала войны, однако, из-за отсутствия достаточного количества артиллерийских орудий, они были практически небоеспособны. К тому же буры испытывали отвращение к сидению в крепости в ожидании противника и не сделали ничего для того, чтобы достойно встретить противника.

Но, как показали дальнейшие события, наиболее серьёзным препятствием для британских войск на их пути к Претории стали не оборонительные рубежи буров, а многочисленные разрушения на железнодорожной линии, связывающей столицы бурских республик, поскольку британская армия всё необходимое для ведения боевых действий получала по железной дороге. Тем не менее наличие у них хорошо подготовленных инженерных частей позволило англичанам быстро восстановить разрушенные пути, обеспечив тем самым продвижение войск вперёд.

1 мая, закончив приготовления, британские войска двинулись вперёд. На левом фланге их растянутой позиции располагалась на правом берегу Моддера, фронтом на север, 1-я бригада конной пехоты, у Дрифт-Корта стояла 11-я пехотная дивизия. Кэри-Сидинг, оставленный бурами 29 марта, занимала 15-я пехотная бригада, а правее её 14-я бригада шла от Кранц-Крааля в Вельтвреден.

Главнокомандующий британскими войсками фельдмаршал Робертс со своим штабом выехал из Блумфонтейна по железной дороге рано утром 3 мая и вскоре появился в Кэри-Сидинг. Он ожидал, что буры будут защищать подступы к Брандфорту, и готовился к штурму города.

Отрядами буров в окрестностях Брандфорта командовал генерал Деларей, в распоряжении которого западнее города находились коммандо Гейдельберга (более 500 человек) и ирландская бригада. Юго-восточнее Брандфорта расположилась коммандо Ваккерстроома (около 800 человек, два орудия и пулемёт), ещё дальше в том же направлении, на высотах у Остспруйта, занимала позиции коммандо Эрмело (600 человек, одно орудие Крезо и одно Максима-Норденфельда). Всего в распоряжении Деларея было около двух тысяч человек.

Британские войска медленно, концентрически, приближались к Брандфорту в следующем порядке (слева направо): конная пехота, 11-я пехотная дивизия, 15-я пехотная бригада, 14-я бригада с артиллерией 6-й дивизии. Утром 3 мая начался артиллерийский бой между батареями 7-й пехотной дивизии и орудиями коммандо Ваккерстроома. После полуторачасовой перестрелки буры отошли.

Фельдмаршал Робертс рисковал, ведя наступление на широком фронте (18 км), не имея при этом резервов, но он рассчитывал на пассивное сопротивление буров, и его расчёты оправдались — буры, опасаясь окружения, отходили, не вступая в бой. Уже в три часа дня английские войска без единого выстрела заняли Брандфорт.

В тот же день колонна генерала Гамильтона пришла в Кафферс-Крааль, находящийся в 40 км восточнее Брандфорта, преследуя отступающий отряд буров, которым командовал генерал Христиан Девет.

На следующий день британские войска оставались у Брандфорта, ожидая, когда будет починен разрушенный накануне железнодорожный мост через реку Энкельдоорп и станет возможной доставка припасов. Утром 5 мая англичане двинулись вперёд, уже не встречая сопротивления на своём пути. Хотя в распоряжении генерала Деларея были довольно крупные силы, он так и не смог организовать оборону на реке Вет, позволив английским войскам форсировать её и продолжить движение далее на север.

Фельдмаршал Робертс подготовил сюрприз для буров — в этот день он провёл своеобразную «психическую атаку» на позиции противника: бригады 11-й пехотной дивизии наступали в разомкнутом строю. Шедшие впереди четыре батальона 18-й бригады двигались в затылок один за другим, каждый в четыре линии, по две роты, на дистанции 25 метров. В ротах солдаты были построены в одну шеренгу с интервалом в один шаг. За ней, в таком же строю, следовала гвардейская бригада.

В результате вся равнина была усыпана наступающими британскими солдатами, неудержимо надвигающимися на позиции буров.

Зрелище получилось впечатляющим, так что противник без боя начал отступление, вскоре превратившееся в настоящее бегство, с которым генерал Деларей не смог справиться.

Фельдмаршал Робертс в своём очередном донесении в Лондон военному министру так описывал действия британских войск на завершающем этапе второго периода войны:

«Прежде чем приступить к деталям, я представлю в кратком очерке общую картину положения противника в это время. Часть коммандо буров, в особенности колонии реки Оранжевой, оттеснённых нашим движением, во время которого мы заняли Табанчу и Ледибранд, сосредоточились в северо-восточном округе колонии. По-видимому, у них была цель угрожать оттуда нашим коммуникационным линиям, когда наши главные силы, под моим непосредственным начальством, перейдут Вааль.

Англо-бурская война 1899—1902 гг. - 12 часть

Эти коммандо занимали Дракенсбергские проходы и могли помешать Натальскому корпусу содействовать моему наступлению через Ленгс-Нэк. Значительные силы противника были также расположены вдоль железной дороги и занимали много оборонительных позиций и переправ через реки между Кроонштадтом и Преторией. Южный и западный дистрикты колонии реки Оранжевой начинали успокаиваться, и я имел полное основание надеяться, что в западном округе Трансвааля не встречу больших сосредоточенных сил противника. Обладание узлами железных дорог в Иоганнесбурге и Претории, исправление линии между Кимберлеем и Мефкингом действительно делали подобное сосредоточение невероятным, если не невозможным.

Тогда я решил как можно быстрее двигаться вперёд, обеспечивая по мере возможности мою главную коммуникационную линию занятием стратегических пунктов к востоку от железной дороги — Винбурга, Сенекаля, Линдлея и Гейльброна. Я считал, что раз Мефкингбудет освобождён, то большею частью войск лорда Метуэна и сэра Архибала Гунтера возможно будет располагать для операций на моём левом фланге. Я расчитывал также, что сэр Редверс Буллер поддержит меня, двигаясь к западу на Вреде или к северо-западу на Стандертон.

Оправдались ли бы эти предположения на деле или, нет, я всё-таки видел громадную выгоду в занятии столицы противника, не дав ему времени оправиться от испытанных неудач. Эта выгода более чем оправдывала рискованное положение нашей коммуникационной линии, положение, с которым тем не менее приходилось считаться.

http://modernlib.ru/books/drogovoz_igor_grigorevich/anglobur...

Картина дня

наверх