ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 851 подписчик

Свежие комментарии

Александр ЗИБОРОВ: "ВОРОБЕЙ - ЧЕМПИОН ПОЛЕЙ"

Александр ЗИБОРОВ:   "ВОРОБЕЙ - ЧЕМПИОН ПОЛЕЙ"

            Дворовый воробей - крохотный комочек перьев, скрепленных энтузиазмом, писком и ещё неведомо чем. Серенький, без вокальных данных, внешне нечем не примечательный, но между тем он – истинный кладезь рекордов и чудес. Настоящий чемпион полей.

Воробьиные рекорды

         Зоологи включили воробья в отряд, который носит его имя – воробьинообразные. В нём аж свыше пяти тысяч птиц.

        Самый крупный – ворон, весит до полутора килограммов, а самый маленький – королёк, эта крохотулька не более десяти граммов.

       Наиболее распространён домовой воробей, по-научному он – синантропный вид, постоянный сожитель людей, селится вблизи их жилищ, адаптируясь к изменению обстановки. Всюду, где есть человек, там селится и он.

        Воробей – настоящий чемпион по выживаемости, широко распространён по всей планете. Живёт в Евразии, Африке, в Северной и Южной Америке, Австралии, на архипелагах и островах. Нет его только в суровой Антарктиде.

       Высокой выживаемости весьма способствует серость птички, неприметность, ведь бьют по тем, кто высовывается или чем-то выделяется. Выходит, это может быть достоинством.

       Потому воробьёв в мире тьма-тьмущая, не меньше миллиарда особей.

       Воробей не умеет ходить - он прыгает. Словно крохотный пернатый кенгурёнок. По какой причине это так, никто объяснить не в состоянии.

       Раз воробей – птица, то по всей логике должен летать. Но это у него не слишком хорошо получается, перелёты выходят короткими и недальними. А чаще – перепархивание. Правда, один из северных видов данного семейства способен совершать довольно дальние перелёты, на расстояния до тысячи километров.

        Трудно поверить, но воробей имеет право посмеяться над длинношеим жирафом, ибо в его коротенькой, почти незаметной шейке позвонков вдвое больше.

        Вызывает удивление сила крохотного сердечка воробья, оно бьётся с частотой 600-850 раз в минуту, а то и больше.

       У человека в среднем 70 сокращений сердца в минуту, а у коршуна – 250, кролика – 205, собаки – 120, коровы – 65, лошади – 44. Рекордсмен же в этом колибри – свыше тысячи пульсаций в минуту! Это настоящий феномен.

       Воробей привык держаться вблизи человека: это даже не ум, а мудрость: всегда есть чем поживиться, ведь такому пичужке и малых крох достаточно, чтобы прокормиться. И при этом платить за кошт он не намерен, пользуется всем на халяву. Потому его и назвали воробей – вора бей. Имя его - словно клеймо на преступнике. Мол, помните, с кем имеете дело.

Воробьиный оптимизм

         Редкую особенность имеют глаза воробья – они видят мир в розовом цвете. Так и просятся слова – в розовом свете. И сие будет верно, воробей всегда весёл, шустр и кажется весьма довольным жизнью и собой. Словно вообще не ведает о негативе. Уж не розовое ли зрение тому причина? Чёрного – плохого – он просто не видит. А может, делает это сознательно? Так жить куда легче.

       Можно позавидовать неизбывному оптимизму воробья: его весёлое чириканье начинается уже с раннего утра. Кажется, что он рад всему – солнцу, свету, теплу, собрату, зёрнышку или малой букашечке. И это не показная удаль, не «работа на публику», а самое настоящее, идущее из его естества. С врождённым энтузиазмом он купается в воде, подолгу роется в песке или пыли.

       Воробей – птица оседлая, год за годом использует одно и то же гнездо. В этом он постоянен, разве что тому помешает вообще что-то несусветное. Устраивается на жильё практически в каждом мало-мальски пригодном для того укромном уголке – под крышей, под стрехой, за водосточной трубой, в дырах каменных стен, норках ласточек или стрижей, иногда на деревьях или в кустарниках, в горных местностях – в расщелинах.

       Воробьиное гнездо мастерится пичужкой из травинок, соломинок, перышек, мелких веточек в форме не ахти какого правильного шара. Сбоку овальный вход.

       Может воробей занять чужое гнездо, если оно брошено, или скворечник. Воробьи селятся как отдельными парами, так и колониями, но обязательно недалеко от человека, в этом он неизменен. Словом, от нас ни на шаг! Это и понятно, кто ещё будет обеспечивать ему «комовую базу». Мы в такой роли для воробья.

      Своеобразный ум или сообразительность заставляет крохотную пичугу выбирать место вблизи гнёзд хищников (орлов, воронов) или даже прямо в них, что обеспечивает надёжную защиту от врагов.

      В воробьиных семьях – матриархат. Самки значительно крупнее самца и ведут себя соответственно. Самца можно отличить от подруги по тёмному пятну на горле и чуть более пёстрому оперению.

      Предбрачная пора для них начинается рано, уже в феврале-марте. Ох, какой тогда начинается оживление, гвалт, мельтешенье и даже схватки боевые, да ещё какие! Друг перед другом воробьи красуются, соперников убивают не только морально, а пуская в ход клювики, крылья при наскоках на конкурента, стремясь поразить удальством воображение самок и привлечь к себе. К началу апреля уже определяются воробьиные пары, в середине месяца уже выбрано место или устроено гнездо.

       По части супружеской верности, она у воробьёв – лебединая: брачные союзы заключаются на всю жизнь. Как говорится, только смерть разлучает их.

       Количество выводков у них - два, а иногда три раза в год. В кладке обычно пять-семь беленьких с бурыми крапинками яичек, но их бывает порой и больше, до десяти. Весьма немало, особо учитывая скромные габариты данных птиц. Самка насиживает кладку немного меньше двух недель, а затем появляется писклявое беспомощное потомство. Кормят его оба родителя насекомыми.

       Дней через десять воробьями уже вылетают из гнезда. Вот такие они шустрые! Жить и чувствовать спешат. Собираются с себе подобными в огромные стаи, порой в них бывает по несколько тысяч птичек. Вместе летают кормиться на поля. Держитесь посевы!..

       Воробей - один из немногих птиц, что в изобилии кормится насекомыми как на деревьях и кустах, так и на земле. Тогда у других птиц наблюдается нечто вроде узкой специализации: они «обслуживают» или одно, или другое. Воробей поедает чуть ли не всех маленьких тварей подряд - гусеницу, тлю, слоников-листоедов, не пренебрегает и майскими жуками. Правда, он всё же питается преимущественно растительной пищей, любит всевозможные семена, цветочные почки, ягоды и плоды.

        Увы, воробьиный век короток – обычно тянется лишь полтора-два года, но наблюдались «мафусаилы», жизнь которых длилась девять-одиннадцать лет.

        Однажды воробьи спасли фермеров американского Бостона в штате Массачусетс от нашествия гусениц и очень даже возможного голода, за что им был поставлен памятник. Аналогичный монумент в 2003 году появился в белорусском городе Барановичи. Заслужили пичуги!

       Воробьиным именем названы весьма престижные премии и награды.

       Одно время в СССР издавался детский журнал «Воробей».

       Широко известен увлекательный телесериал «Пираты Карибского моря», в нём главный герой, грозный капитан носит имя Джек Воробей.

Китайцы против воробья

        В период своего правления великий вождь Мао Дзедун назвал воробья паразитом, вредящим посевам. Его объявили чуть ли не национальным врагов. В 1958-1959 годах в Китае прошла масштабная кампания по уничтожению воробьёв.

        Головастые академики сообщили, что воробей не в состоянии пробыть в воздухе более пятнадцать минут, а сильный испуг может вызвать у него смерть из-за резкого скачка кровяного давления. Чуть ли не всем населением в городах и сёлах китайцы выходили с шестами и палками: шумели, кричали, били в барабаны, тазы, жестяные банки, во всё, что оказывалось под рукой – так пугали воробьёв. Утомлённые птахи в конце концов падали замертво наземь. Мёртвых птичек собирали в огромные кучи, победно фотографировались на таком фоне и рапортовали партии, что её наказ выполнен.

        Только за три дня весной 1958 года в Пекине и Шанхае было уничтожено девятьсот тысяч «злостных вредителей». Кое-где попутно истребляли всех мелких птиц. Мол, от них тоже пользы нет.

        На следующий год урожай риса оказался выше обычного, но скоро заметили, что больше прежнего появилось гусениц и саранчи (на них-то в первую очередь и охотились воробьи). А затем вредителей расплодилось столь неимоверное количество, что они опустошили поля и начался голод. По некоторым данным от него умерло до 30 миллионов человек.

        Китайцы прозрели, и в конце 1959 года признали ошибку, а для её исправления им немало постараться и потратить финансовых средств. Пришлось ввозить воробьёв из-за рубежа: из нашей страны (СССР) и Канады.

        Теперь в Китае отношение к воробью прямо противоположное – идёт компания по его защите, а в провинции Хунань можно даже сесть на скамью подсудимых за убийство обыкновенного воробья! Вот так!..

Александр ЗИБОРОВ.

Картина дня

наверх