ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 782 подписчика

Свежие комментарии

  • Вета Магиня3 марта, 13:35
    Ну, Спартак - не такая уж большая вершина балета. Цискаридзе тоже не танцевал Спартака, но он - гений и во всех други...Страсть и полёт. ...
  • Елена Киршанская3 марта, 13:29
    Спасибо Вета. Поняла почему Кимин. Полунин действительно не принц. Вы наверное по Майерлингу так его оценили? Но.. К...Страсть и полёт. ...
  • Вета Магиня3 марта, 11:51
    Полунин развратный, хоть и техничный. Из него жестокость так и прет и все его принцы, как злодеи.Страсть и полёт. ...

Пёс не поверил в предательство и проехал полстраны, чтобы снова встретиться с хозяевами

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

 

Военным часто приходится переезжать — это ни для кого не секрет. Только немного обустроишься на новом месте — очередной приказ, и снова собирай чемоданы. Анатолий уже привык к такому образу жизни: за последние пять лет он переезжал уже трижды.

А вот его трёхлетней дочке Иришке это было довольно сложно объяснить. Особенно когда она целыми днями просила у папы собаку. Анатолий и сам любил животных, в родительском доме рядом с ним всегда были и кошки, и собаки. Но что с ними делать, если завтра придётся переезжать за несколько тысяч километров? И как объяснить это Иришке?

В общем, несмотря на голос разума, в доме офицера появился лохматый щенок Кузя. Причём появился внезапно: коробку с щенками кто-то оставил возле соседского дома. Тогда же её заметила Иришка — и устроила такой «плач Ярославны», что не выдержало даже сердце военного.

Стоило Кузе немного подрасти, а Иришке окончательно привыкнуть к щенку — очередной приказ. На этот раз Анатолия переводили в Новосибирск — примерно за три тысячи километров от того места, где он служил сейчас. Собрать вещи — дело одного дня. А вот пристроить щенка было куда сложнее. И вот ближе к вечеру Анатолий стоял возле двери дома своего сослуживца.

 

— Слушай, ты уж его приюти на полгодика. Нам обустроиться, обжиться как-то. А то приедем в незнакомый город с женой, ребёнком — да ещё и собакой. Расходы на прокорм я возмещу. А потом, с первым отпуском, приеду и заберу. Честное офицерское, — неловко убеждал Анатолий товарища. Обычно уверенный в себе капитан теперь чувствовал себя как-то неловко.

 

Так Кузя остался у чужих людей, пока хозяева уехали в Сибирь. К чести собакена нужно сказать, что эту ситуацию он перенёс без особых капризов — разве что относился к новым владельцам без той теплоты, которую испытывал к Анатолию и особенно к Иришке.

Прошло полгода. Потом семь, восемь месяцев. Анатолий всё ссылкался на то, что ему пока не дают отпуск. А Кузя терпеливо ждал — чего не скажешь об Иришке, которая почти каждый день отправляла отца «за пёсиком».

Наконец, когда новые владельцы уже свыклись с мыслью, что Кузя останется у них навсегда, на пороге снова появился Анатолий с подарками для друзей — и для собаки тоже.

 

— Ну не вырывайся ты, — смеялся офицер, застёгивая на собакене новый поводок, в котором тому предстояло проехать полстраны.

 

Но Кузя будто сошёл с ума: обычно довольно спокойный пёс теперь вовсю вертелся и норовил лизнуть хозяина в лицо.

 

— Что же ты, думал, что оставлю тебя? Нет, браток, я же слово дал, — улыбался Анатолий. Сейчас он явно чувствовал себя куда увереннее, чем когда оставлял пса на попечение.

 

А на следующий день пассажиры поезда дальнего следования увидели необычную картину. Статный мужчина в форме садился в вагон с собакой — но не служебной, а скорее полукровкой. Кузя по-прежнему всячески пытался приласкаться к хозяину — будто знал, что после нескольких дней поездки его ждёт новый дом и долгожданная встреча с маленькой хозяйкой…

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх