Сражение за Йорктаун: новорожденная Америка


Вашингтон планирует осаду Йорктауна

Затянувшаяся война


Война за независимость США протекала в рамках и канонах XVIII века. Англичане имели в целом недружественную (и большую) территорию. И сравнительно «компактный» сухопутный, но профессиональный в тактическом отношении контингент. На большую империю войск было не напастись. Эпоха огромных армий, хоть и была близко, пока что еще не наступила.

Тактическое умение (дисциплина, муштра, тонко настроенная армейская система в целом) компенсировалось стратегической некомпетентностью.
Упрекать за это англичан было сложно. Доселе они имели дело или с такими же компактными профессиональными армиями великих держав или с феодальными территориями, которые легко поддавались испытанному «разделяй и властвуй», или вообще с откровенными дикарями.

 
В Америке же они столкнулись с современной нацией, достигшей высокого уровня идеологической консолидации. Поэтому, сколь англичане не разбивали американские армии, на их место приходили другие. При этом американцы, хоть и уступали профессиональной армии империи, но находились плюс-минус на одном технологическом и общественном уровне. И мальчиками для битья не были. 

Вследствие этого британцы не просто все время чувствовали себя на чужой враждебной земле. Они еще и не могли привести себя в порядок потому, что все время могли подвергнуться нападению со стороны современных, организованных по европейскому образцу, войск 13 колоний. 

Но к 1781 году это была только половина проблемы. 

Французский фактор


К этому времени как американцы, так и англичане изрядно устали от бушующей еще с 1775 года войны. Но несколько лет назад к сражающимся сторонам присоединились еще и французы, стремящиеся отомстить Британии за Семилетнюю войну. Да и вообще подгадить англичанам – это, в любом случае, было святое дело. 

Если бы англичане срочно не придумали что-нибудь умное, война бы рано или поздно закончилась поражением. 

Вначале эти «умным» была попытка заручиться поддержкой лоялистов из южных колоний. Британцы направили туда серьезные контингенты – поддержать «друзей», и с их помощью поставить под твердый контроль Юг, чтобы потом пойти на центры мятежа на севере. Но не вышло – американцы активно действовали в регионе, и при этом, хоть и были несколько раз побиты, не дали окончательно себя разбить. Лоялистам так и не пришлось стать влиятельной силой – их активно резали местные патриоты, нивелируя, таким образом, эту потенциальную проблему. 

Вначале англичане пытались закрепиться в обеих Каролинах. Но, потерпев неудачу по вышеизложенным причинам, откатились в Виргинию. Разочарованные крушением надежд, британцы особо не знали, что делать. Тогда сидящий в оккупированном Нью-Йорке генерал Клинтон приказал командующему английскими сухопутными силами на юге, Чарльзу Корнуоллису, организовать военно-морскую базу в Чесапикском заливе. 

Корнуоллис выбрал в качестве таковой городок Йорктаун, располагавшийся на реке Йорк – место было довольно удобное. Пусть англичане не могли контролировать сушу. Но они хотя бы укрепят свою традиционную вотчину – море. 2 августа в города начали высаживаться английское силы. 

Правда, в случае появления на этом самом море серьезных неприятельских сил только что организованная база могла стать для 9-тысячной армии Корнуоллиса не более чем большой ловушкой. 

Мышеловка


Какое-то время британское морское превосходство в американских водах было подавляющим. Но еще в марте 1781 года из французского Бреста вышел крупный флот под командованием адмирала де Грасса. Он отправился в сравнительно недалекие от берегов 13 колоний Вест-Индии – для французов там имелось немало лакомых кусочков, которые можно было отобрать. 

Что же до сухопутных американо-французских сил, то командовавшие ими Вашингтон и де Рошамбо в июле попытались захватить находившийся в английских руках Нью-Йорк. Безуспешно. Тогда мысли командующих обратились к сидевшему на юге Корнуоллису – разбей они его, и британцы оказались бы в серьезном меньшинстве и без внятных перспектив. Это вполне могло закончить войну. 




Морское сражение в Чесапикском заливе

Благо в середине августа Вашингтон узнал, что флот де Грасса возвращается из Вест-Индий. 

В начале сентября в Чесапикском произошло сражение между английским и французским флотами. Закончилось оно, с тактической точки зрения, ничем – основная ударная сила обеих сторон была сохранена, хотя «по очкам» наблюдалось небольшое превосходство французов. Что было логично – их флот был ощутимо, хотя и не критически, больше. 

Зато в стратегическом смысле французы сорвали банк – британский командующий Томас Грейвз не был разгромлен, но вернулся в Нью-Йорк. А это значило, что Корнуоллис в Йорктауне теперь был лишен возможности отступления по морю – его блокировали французские корабли.

Осада


Войска Вашингтона и де Рошамбо выступили из виргинского Уильямсберга 28 сентября. Совокупные силы насчитывали около 16 тысяч человек. Вполне достаточно, чтобы одолеть блокированного с моря и отрезанного от снабжения Корнуоллиса. 

Умудренные опытом войны с англичанами, наученные сражениями с лихими драгунами Тарлтона, американцы равномерно распределили артиллерию на марше. Все для того, чтобы, в случае внезапной атаки, колонна сразу могла вступить в бой. Все понимали, что загнанная в угол крыса будет драться гораздо отчаяннее. 

Сражение за Йорктаун: новорожденная Америка

Осада Йорктауна

Но Корнуоллис никаких фортелей не выкидывал, а занимался возведением оборонительных позиций вокруг Йорктауна. Разгадка была проста – английский командующий ждал подкрепления из Нью-Йорка. 

А пока он готовился держаться – топил мелкие корабли, перекрывая фарватеры, ведущие к местам удобной высадки десанта. Строил редуты. И отдавал приказы забивать лошадей – припасы уже подходили к концу. 

А франко-американцы приступили к правильной осаде по всем канонам XVIII века. Рыли параллели траншей, выкатывали пушки, а по ночам подводили сапы все ближе к позициям англичан. Первую параллель начали рыть 6 октября – а 9-го осаждающие сконцентрировали свою артиллерию и открыли огонь по Йоркатуну. 

Несколько дней спустя англичане закрыли почти все амбразуры – понимая, что артиллерийскую дуэль они все равно не выиграют. Зато люди Корнуоллиса брали свое ночью, когда противник не мог толком целиться, и попадать именно в пушки. 

11 октября союзники продвинули сапы достаточно далеко, чтобы заложить вторую параллель – от нее до противника оставалось около 250 метров. Американцы и французы еще не успели выдвинуть артиллерию, но уже были вынуждены занимать параллель людьми. И англичане использовали этот момент на полную катушку – канонирам было приказано не жалеть боеприпасов. Правда, ночь спустя союзники подтянули артиллерию поближе, и Корнуоллис вновь перешел к глубокой обороне. 

Три дня спустя французы и американцы принялись атаковать в ночи британские редуты и завладели двумя из них. Англичане ответили дерзким ночным рейдом, во время которого удалось вывести из строя 6 орудий. Но принципиально это ничего не меняло.

Последний шанс и капитуляция


Дело медленно, но верно шло к тому, что Корнуоллиса все-таки дожмут. И он решил использовать последний шанс. План был прост – ночью перебросить армию на другой берег реки, где находился контролируемый англичанами городок Глостер. В водах Йорка ему ничего не угрожало – корабли де Грасса в реку не заходили, будучи собранными в единый кулак на случай возвращения флота Грейвза. 

В случае удачи там, где были сконцентрированы минимальные силы союзников, можно было попробовать прорваться. Но Корнуоллису было уготовано другое – подвела погода. Поднялся сильный ветер, грянул ливень. Когда они кончились, наступил рассвет. Метаться было поздно.


Взятие британского редута

Тогда Корнуоллис, поняв, что никакого подкрепления не будет, послал парламентеров обсуждать свою капитуляцию. И 19 октября англичане сложили оружие

Осада Йоркатуна не окончила войну немедленно – у англичан еще оставались в колониях значительные силы. Но на фоне еще свежих французов и обретших после громкой победы второе дыхание американцев этого было мало. Выход был один – послать еще войска. Но парламент был уже сыт по горло неудачной войной – чем больше проходило времени, тем большая часть британской элиты склонялась к тому, чтобы оставить 13 колоний в покое. 

Впереди были политические споры, дипломатическая торговля в Париже, подписание мирного договора. Судьба будущих Соединенных Штатов была еще не ясна. Они могли как стать реальностью на целые столетия, так и оказаться государством-однодневкой – внутренних проблем и противоречий у американцев хватало. Но ясно было одно – страна более-менее сформировалась, и, сплавленная в огне сражений за независимость, собралась в единое целое – по крайней мере, на время.

Как новорожденная Америка воспользуется своим историческим шансом, теперь зависело только от нее одной.
Автор:
Тимур Шерзад
Использованы фотографии:
pinterest.com, livehistoryindia.com, weaponsandwarfare.com
Источник ➝

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь

Пышная свадьба королевы Виктории и Альберта Саксен-Кобург-Готского состоялась 10 февраля 1840 года в Сент-Джеймсском дворце. Это было невероятное событие. Придворные вспоминали, что, с тех пор как в ноябре было объявлено о помолвке, предсвадебная лихорадка охватила всю страну. «Во дворце не слышали ничего, кроме голубей и купидонов».

Виктория взошла на престол в июне 1837 года, всего через месяц после своего 18-летия. Юная королева не собиралась долго править в одиночку, но в то же время с ужасом думала о замужестве.

Именно так она и записала в своем дневнике: «Я настолько привыкла поступать по-своему, что готова поставить 10 к 1, что никогда ни с кем не соглашусь». Больше всего она боялась, как и королева Елизавета I, что муж будет ограничивать ее власть. Она неохотно обсуждала вопрос замужества.

 
Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Юная королева Виктория

Что нельзя было сказать о королевской семье. Ее близкие давно мечтали о том, чтобы Виктория вышла замуж за своего кузена, принца Альберта, племянника матери Виктории, герцогини Кентской. Их объединяло то, что они ровесники и в свое время их приняла на свет одна и та же акушерка Шарлотта Хайденрайх фон Зибольд.

Последний раз Виктория видела Альберта, когда он с братом Эрнстом посетил Лондон незадолго до ее семнадцатилетия, в мае 1836 года. Девушка записала в своем дневнике, что Альберт был «чрезвычайно красив; его волосы такого же цвета, как и мои; глаза большие и голубые; у него красивый нос и сладкий рот с прекрасными зубами». Он был «полон доброты и нежности, очень умен и интеллигентен».

Альберт не был готов к бесконечному кругу балов и развлечений, которые проходили в преддверии дня рождения Виктории. К этому дню (24 мая) ему эти придворные занятия порядком поднадоели. На празднике он протанцевал всего два танца и, устав, удалился домой.

Это не мешало им с Викторией прекрасно понимать друг друга. Когда настало время молодому человеку возвращаться в родную Германию, Виктория «очень горько плакала». Несмотря на это, став королевой, она не выказывала особого желания как можно скорее выходить замуж. Узнав, что Виктория стала королевой, принц Альберт написал ей поздравительное письмо. В нем юноша формально пожелал ей долгого счастливого царствования и чтобы она никогда не забывала о своих кузенах. Тем временем пресса активно обсуждала, за кого молодая королева все-таки пойдет замуж. Чаще всего щелкоперы называли имя Альберта и его брата.

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Свадьба королевы Виктории и принца Альберта

Они не заставили себя долго ждать и прибыли с визитом в Виндзор 10 октября 1839 года.

Виктория старалась скрыть свои чувства, но только не от дневника: «Красота принца поразительна. Он так любезен и непринужден, очень обаятелен». Уже через четыре дня Виктория сообщила премьер-министру, лорду Мельбурну, что пересмотрела взгляды на замужество. Тот одобрил ее выбор и заметил, что молодой человек приятен и хорош собой, ну а что касается характера… когда-нибудь нужно же и рисковать.

Как монарх, Виктория сама должна была сделать Альберту предложение. Она не тратила на это много времени. После полудня 15 октября она послала за ним и попросила его жениться на ней. Когда принц согласился, они обнялись, а молодая королева была переполнена радостью. Свои чувства она вновь доверила дневнику: «О как я обожаю и люблю его!». Альберт испытывал то же самое. Своему другу он сказал, что на вершине счастья.

Вместе с лордом Мельбурном королева начала планировать свадебные торжества. В отличие от предыдущих королевских свадеб, она твердо решила, что ее подданные смогут увидеть всю торжественную процессию, направляющуюся к Сент-Джеймсскому дворцу, где состоится церемония бракосочетания. Она пригласила больше гостей, чем кто-либо из английских королей и королев до нее.

Свадебное платье правительница подбирала по своему вкусу. Ей предлагали красное бархатное парадное, но она отказалась в пользу платья белого цвета, символизирующего чистоту и невинность. В этом был практический смысл. Простолюдины могли увидеть ее издалека. Таким образом, королева установила свадебную традицию, которая будет соблюдаться во всем мире. Женщины стали подражать Виктории в свадебной моде.

 
Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Реконструкция свадебной фотографии

 

Она подобрала белые платья не только для себя, но и 12 «подружек невесты». Но кто должен был играть эту роль? Принц поставил условие, что это должны быть дамы с безупречной репутацией. Найти таких было не просто. Многие из придворных дам имели любовников. Кроме того, королевская часовня в Сент-Джеймсе могла вместить только 300 человек. Это вынудило сокращать список гостей. Виктория продумывала различные варианты. В результате она отдала предпочтение партии вигов и из партии тори пригласила только пять человек.

В день свадьбы шел проливной дождь. Но это ничуть не испортило ей настроение. «Как ты сегодня себя чувствуешь и хорошо ли спал?» — она весело написала своему жениху. Толпы людей на улице, собравшиеся с восьми часов утра, не обращали внимания на непогоду. Они радостно закричали, увидев молодую королеву, проезжавшую мимо в карете, в прекрасном белом платье, с бриллиантовым ожерельем и сапфировой брошью, подаренной ей Альбертом. Несмотря на то, что жених был одет в ало-белую форму британского фельдмаршала, он явно не произвел на публику благоприятного впечатления. Флоренс Найтингейл, стоявшая в толпе, заметила, что он, по-видимому, был одет в одежду, специально одолженную для торжества.

Отец Виктории умер, когда она была еще совсем маленькой, ее вел под венец герцог Сассексский. Пока они шествовали через парадные залы к Королевской часовне, подружки невесты, про которых один из гостей сказал, что они были одеты как «деревенские простушки», пытались справиться с 18-футовым шлейфом королевы и не наступить друг другу на ноги. Невеста была от них в восторге. В своем дневнике Виктория записала, что они производили прекрасное впечатление в своих белых платьях, украшенных белыми розами.

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Королева Виктория

Свадебный обед состоялся в Букингемском дворце. Прежде чем все началось, молодожены провели полчаса наедине. Впрочем тайну уединения она поведала все тому же дневнику. Они пообещали никогда не иметь секретов друг от друга. За столом съели около сотни пирожных, еще большую часть раздарили послам, родственникам, государственным чиновникам. Свадебный торт имел гигантские размеры. Он весил 300 фунтов, имел 9 футов в окружности и 16 дюймов высотой. Неудивительно, что его несли 4 человека. Произведение кулинаров было украшено фигурой Британии в окружении купидонов, один из которых держал книгу с датой свадьбы.

Как только пир закончился, королева переоделась в белое шелковое дорожное платье и вместе со своим мужем отправилась в Виндзорский замок. Летописец Чарльз Гревилл ворчливо записал, что карета была слегка потрепанной и имела небольшой эскорт. Все действия были продуманы Викторией с точки зрения политического пиара. Толпа, уставшая от излишеств? с восторгом встретила свою королеву. Возгласы сопровождали их всю дорогу до самого Виндзорского дворца.

Свадьба королевы Виктории и принца Альберта: истинная любовь на всю жизнь
Королевская семья

К семи часам вечера у уставшей королевы разболелась голова, она прилегла отдохнуть. Ее внимательный Альберт все время был рядом. «Его забота дала мне чувство небесного счастья и любви, которое я никогда не надеялась получить», — такую запись сделала Виктория в день свадьбы.

Через несколько недель после свадьбы королева забеременела. У них родилось девять детей. Четыре мальчика и пять девочек.


Источник: https://travelask.ru/blog/posts/21027-svadba-korolvy-viktori...

12 миллионов для любимой собаки и другие необычные завещания известных людей

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх