Однажды на кладбище

 
Однажды на кладбище

Рассказано со слов очевидца. Назовем его Кирилл.

Как-то раз выдался у него выходной среди недели. Решил провести его с пользой – навестить могилу старшей сестры.

Отношения у них при ее жизни были очень хорошие. Она-то его, собственно и воспитала, хотя сама была ещё школьницей, пока родители мотались по северам да по вахтам.

Своей семьи так и не завела – умерла рано, но младшего брата любила, как сына. И он ее любил.

Сказано – сделано. Собрал все, что надо, подождал, пока рассосутся утренние пробки, и поехал на кладбище.

Возле входа хлопотали дорожные рабочие: выставили на проезжую часть оранжевые конусы и что-то там мели, мыли, красили. Пришлось припарковаться чуть поодаль, чтобы машину не запылили, только на днях гонял на мойку.

На кладбище было на редкость тихо. Будний день, пасмурная погода – никого не видно.

Управился быстро – на могиле был, в общем-то, порядок ещё с прошлого посещения. Обмел памятник, убрал нападавшую листву и веточки, поставил цветы. Расчувствовался что-то, и засобирался обратно, сам себе удивляясь – что это так разобрало сегодня?

Закрывая калитку, увидел через три могилы наискосок сидящую на лавочке женщину в черном. Фигура поникшая, тоже, видимо, сегодня грустит. Наверное, погода такая… Окликнул ее:

— Вам помочь?

— Была бы благодарна, — отозвалась она, — Проводите меня до выхода, пожалуйста.

От его предложенной руки она отказалась:

— Лучше просто идите рядом, мне так будет легче.

Спрашивать Кирилл ничего не стал – зачем лезть человеку в душу? Некоторое время шли молча.

— Вызовите мне такси, — попросила она.

— А куда Вам надо, — спросил Кирилл, — Может, я подвезу?

Она оживилась:

— Мне недалеко!

— Вот и ладно!

Впереди показался выход с кладбища.

— Только я припарковался далеко, рабочие там что-то красили. Подождите меня, я сейчас машину подгоню! – сказал Кирилл.

— Хорошо, я буду ждать Вас у выхода, — отозвалась женщина.

Кирилл быстрым шагом пошел вперед. Рабочие уже ушли, дорога была свободна. Он дошел до машины, уложил в багажник уборочный инвентарь. Подъезжая к воротам кладбища, увидел, что его недавняя спутница разговаривает с какой-то другой женщиной. Та стоит к нему спиной, вполоборота, но до чего же похожа на его покойную сестру! Фигура, жесты, поза – она так же закладывала левую руку за спину, как учительница, когда его отчитывала в детстве.

Увидев машину Кирилла, спутница заспешила к ней.

— Я встретила здесь знакомую, — сказала она в приоткрытое окошко Кириллу, — Она меня довезет, нам в одну сторону.

И так же торопливо ушла обратно, прежде чем он успел что-то спросить. Собеседница взяла ее под руку, и они обе ушли куда-то вглубь кладбища. Кириллу очень хотелось, чтобы та, другая, оглянулась, и он мог увидеть ее лицо, но она не оглянулась. Некоторое время он колебался, не пойти ли за ними, но потом отогнал эти глупые мысли, решительно нажал на газ и уехал.

Следующий день у него был рабочий. На работе, после традиционного обмена приветствиями, кто-то спросил, как он провел выходной. Кирилл поделился. Только о том, что одна из женщин была вылитая сестра, не сказал – решил, что не поймут.

В перерыве к нему подошел один из коллег.

— А знаешь, у меня тоже было что-то похожее, и на том же кладбище, — сказал он, — Навещал могилу родителей, и на аллее, по дороге к выходу, встретил женщину в черном. Показалось, что ей плохо – шла от ограды к ограде, опиралась на них. Я подошел, предложил помочь. Она согласилась, так же сказала, что поддерживать не надо, надо просто идти рядом. Я спросил, как она доберется до дома, она в ответ спросила, на машине ли я. Я тогда приехал на автобусе, у меня остановка прямо под окнами. Так ей и сказал. Тогда она попросила вызвать ей такси. Я вызвал и пошел на остановку. Оттуда видел, как подъехало такси, и она села на заднее сиденье.

А потом дня через три-четыре приходит ко мне следователь. Таксиста того нашли мертвым в машине – задушили его с заднего сиденья. Последний заказ был с моего телефона, к кладбищу. Женщину ту я описал, несколько раз вызывали к следователю, фотографии показывали, только я никого не узнал. Хорошо, что у меня алиби было – я не сразу домой после кладбища пошел, а к мужикам в гаражи. Помянули там моих, как полагается.

В следующий визит на кладбище Кирилл нашел ту могилу, на которой сидела на лавочке его спутница. Один памятник, одна фамилия, три портрета, три имени. Возраст разный, но дата смерти тоже одна на всех. И поодаль – ещё одна могила. Крест без портрета. Только женское имя, та же фамилия и две даты. Другие.

По пути с кладбища Кирилл зашел в церковь. Молодой батюшка выслушал его очень внимательно.

— Поставь свечки за упокой, — сказал он, — И за свою сестру, и за ту семью. Сорокоуст закажи. И считай, что сделал доброе дело.

Кирилл так и сделал. Больше никогда он не видел тех женщин, но осталось у него стойкое чувство, что сестра и после смерти оберегала своего братишку.

 
Источник:
Источник ➝

Ларнака

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

На острове Кипр я побывал зимой. В низкий сезон народу не много, что хорошо способствует изучению достопримечательностей острова без лишних толп туристов. Ближайшим к моему отелю крупным городом был город Ларнака. Он является третьим по величине городом на Кипре (после Никосии и Лимасола), с населением около 70 000 человек.

 

Ранее на месте города Ларнака, находился античный город-государство Китион (относится к позднему бронзовому веку). Сейчас Ларнака это курортный город с множеством отелей,  большим пляжем, а так же расположенным неподалеку аэропортом.

Муниципальная художественная галерея.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Фонтан у галереи.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Деревянный настил на пристани.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Стоянка яхт.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

И конечно, куда же без кошек, которых на Кипре везде очень много.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Пляж.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Температура воды в море зимой на Кипре редко опускается ниже + 18 градусов, а температура воздуха + 15. Но, для купания весьма холодно, хотя не всех это останавливает.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Я же смог только промочить кроссовки )

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Достаточно крупные чайки тусуются на пляже.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Знак.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Набережная у моря.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Новогодняя елка на фоне портовых кранов.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Ларнакский форт. Был построен европейцами в XIV веке и перестроен турками в 1625 году для охраны гавани Ларнаки.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Пушки внутри форта.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Церковь Святого Лазаря (898 год). Церковь названа в честь Лазаря, которого, согласно Евангелию, воскресил Иисус Христос. После этого, из-за преследований, он был вынужден  покинуть Иудею и в 33 году перебрался на Кипр, где стал первым епископом Китиона.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Пробка в центре города.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Так выглядит полицейский участок.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Много раз вдел в Ларнаке вот такие шести дверные такси Мерседес.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Спасибо за просмотр!

 

Мой Instagram

«Учебное полотно» великого мастера - 2

Из-за размеров картины, которую Суриков писал на дому, ему даже пришлось поменять московскую квартиру, на которую он переехал, вернувшись из Красноярска осенью 1890 года, на большую по размерам. В декабре 1892 года Суриков сделал в работе над полотном перерыв, так как готовил к выставке картину «Исцеление слепорожденного». Однако в начале 1894 года опять принялся за «своего Ермака». Причем сначала цветовая гамма картины была ярче. Но потом Суриков выбрал для нее тот самый мрачный колорит, в котором мы все ее теперь знаем.

Долгое время Ермак по полотну «кочевал», то «прятался» за другими казаками, то, в более поздних вариантах, напротив, был полностью отделен от своего воинства, и лишь в итоге художник нашел для него самое подходящее место.


Этюд «Стрелок». И посмотрите, как тщательно прописаны все детали, хотя сами по себе мазки этюда и несколько грубоваты. И зерцало, и шлем, и узорчатая сумочка на поясе – все очень реалистично!


Полотно «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем» было окончено Суриковым в 1895 году, а уже в марте этого же года совет Академии художеств присвоил ему за него звание академика. Полотно купил государь-император за 40 тысяч рублей — самую большую сумму, которую когда-либо давали за картину кисти русского художника. Уже в апреле 1895 года был подписан царский указ об учреждении Русского музея Императора Александра III и сюда же была передана эта картина. Третьякову (которому Суриков первоначально обещал это полотно) он все в том же 1895 году подарил копию картины меньших размеров (103×59 см).


Казак с ружьем. А тут так: сабля выписана исторически верно. А вот ружьецо-то осовременено лет так на двести, не меньше


Интересно, что В. Солоухин написал об этой картине в 1966 году, вернее, написал то, что о ней в разное время говорили экскурсоводы музея. Сначала – что Суриков хотел показать народ. Народ, народ и народ. Кругом народ. Ермак не выделен, окружен народом, находится в самом центре народа. Но за пятнадцать лет до этого, по его словам, говорилось иное: «Ермак расположен в центре композиции, чем подчеркивается его роль вождя, атамана, полководца. Он стоит под знаменем, под Спасом-нерукотворным и под Георгием Победоносцем. Чувствуется, как его воля цементирует атакующее войско. Все воины сплотились вокруг него и готовы сложить головы, но не выдать своего атамана». (В. Солоухин. Письма из Русского музея, 1966 г.) Ну, так вот: всякому времени, свои песни и свой взгляд на вещи. Пройдет еще какое-то время, и новые экскурсоводы (возможно, это будет робот с милым женским голосом) скажет, что перед нами изображение типичного колониального разбоя и нетолерантное отношение более развитой нации к другой! Не дай бог, конечно, но кто знает, что может быть…


А вот здесь замок ружья выписан просто великолепно, так что мы даже можем определить его тип. Сегодня такие замки называют английским термином «шапхан». Известно, что русским оружейникам конструкция шапхана была известна, и на основе разработок иностранных мастеров они создали на ее основе «самопальное ружье», или «самопал». Оружие было не слишком тяжелым, что позволяло стрелять, просто уперев такой самопал в плечо

 


Известно, что ударные замки такого типа уже существовали в 1544 г., поскольку шапханы в это время уже применялись. Правда, в то время они еще не вытеснили колесцовые замки и фитильные. В начале XVII века о них писали как о наиболее удобных замках для охотничьих ружей, поскольку, мол, они всегда готовы к выстрелу и не выдают стрелка запахом дыма. А вот на поле боя все-таки лучше фитильный замок, поскольку он… надежнее


Толстые одежды из шкур, давали, пожалуй, аборигенам хоть какую-то защиту от холодного оружия. Но не от пуль! К тому же в то время пули на Руси не столько лили, сколько рубили – отливали пруток из свинца и рубили цилиндрики топором на полене. Круглые пули использовали главным образом на охоте, а вот в бой заряжали по три-пять таких вот «цилиндриков»! Именно поэтому некоторые характеристики русского огнестрельного оружия того времени трудно понять не специалисту. «Пять резов на гривенку» — это как? А так, что в ствол такого ружья войдет пять пуль, нарубленных из свинцового прутка общим весом в одну гривенку, то 204,75 грамма! Делим на пять и получаем 40 граммов — вес каждой «пули». Понятно, что точно в цель при выстреле «этим» попасть было нельзя, но это при попадании в тело раны были просто ужасающими. Именно поэтому, кстати, при стрельбе часто использовались А-образные стойки-опоры для очень тяжелого ствола, что мы как раз и видим на картине у Сурикова. Кстати, у крайнего слева стрелка, что пользуется этой подставкой, ружье как раз фитильное, так что… Суриков – молодец, только это и можно сказать.




Аркебуза фитильно-колесцовая, Южная Германия, Аугсбург, 1585 гг. Длина общая: 1160 см; калибр: 13 см; длина ствола: 700 см. Ружье казнозарядное. Ствол в казенной части с зарядной каморой с откидной крышкой, которая открывается с помощью рычага, расположенного у хвостовика. Рычаг выполнен в виде мужской головы. У хвостовика выбито клеймо аугсбургского ствольного мастера, работавшего в 1585 г. Крышка каморы фиксируется при помощи пружинной защелкой. В камору вкладывается металлическая гильза с затравочным отверстием и шпилькой, выступающей из донца. Шпилька обеспечивает жесткую фиксацию гильзы в канале ствола таким образом, чтобы затравочное отверстие гильзы всегда совмещалось с затравочным отверстием на стволе. То есть, по сути, здесь применялось патронное заряжание. Вот это прогресс! Ну а наличие заранее заряженных гильз могло дать значительную экономию времени при заряжании. Замок аркебузы комбинированный, сочетающий фитильный курок (серпентин) с курком колесцового замка. В случае отказа сложного колесцового механизма можно было использовать фитильный способ воспламенения заряда. Пороховая полка имела автоматически закрывающуюся крышку. Ключ для завода колесцового механизма не требовался. По-видимому, его взведение осуществлялось с помощью курка. Понятно, что это охотничье, богато декорированное оружие в руках у казаков оказаться не могло. Но что-то видом и устройством попроще… Почему бы и нет? (ГИМ, Москва)


Но это история. А сегодня у нас задача другая – рассмотреть, как именно, правильно или неправильно, Серов изобразил на своем полотне оружие и доспехи, что там из музея, а что… от лукавого?


Пушка вертлюжная XVIII в. Длина общая с винградом: 29 см; длина без винграда: 25,5 см; длина уключины: 26 см; калибр: 21 мм. Такие вот «орудия» вполне могли стоять и на судах у Ермака

 


Противники казаков вооружены луками, копьями, и только у одного арбалет, металлический щит и шлем. Ну, тут все точно так же, как было и у Кортеса с Писарро


Безусловно, основным типом замка на стрелковом оружии у стрельцов и казаков даже в 1585 году должен был быть фитильный замок. И совершенно правильно сделал художник, что никого из казаков не вооружил пистолетом – в то время колесцовые пистолеты были очень дорогим оружием и в Россию не экспортировались. То есть выбирать мы можем только из фитильного замка и замка-шапхана. Я бы, конечно, постарался показать стрелков с фитильными ружьями, но… тут уж художник не слишком погрешил против истины, всего-то 50 лет разницы. Ведь даже ополченцы и стрельцы 1612 года стреляли именно из фитильных ружей, поскольку именно тогда уже стали появляться и более совершенные образцы ружей с ударными замками – трофеи, отнятые у поляков и шведов.


На картине у одного из казаков мы видим топор. В коллекции ГИМа есть топор XVII в. Длина: 16,5 см (топор); ширина у лезвия: 95 мм (лезвие); длина древка: 36 см (топорище). Можно бревна на избу тесать, можно басурманам головы рубить!

 


Бахтерец первой половина XVI в. (ГИМ, Москва)

 


Бахтерец XVII в. (ГИМ, Москва)

 


Шишак. Западная Европа, Священная Римская империя Германской нации. Вторая половина XVI в. Высота: 29 см; диаметр основания: 23х21,5 см (ГИМ, Москва) Суриков многим казакам нарисовал красивые сабли. И это исторический факт. Иметь саблю в богатых ножнах было престижным, как золотую цепь на шее в минувшие 90-е у нас среди определенной категории населения. И сабли с такими ножнами в Россию и поставлялись, и производились на месте. Но и поставки были очень значительны. Персия, Турция – вот откуда к нам шли сабли с золотой насечкой на клинках и ножнами, украшенными кораллами, и бирюзой.


Палаш Скопина Шуйского (ГИМ, Москва)

 


Сабля князя Пожарского. XVII в. Длина: 105 см; длина клинка: 92 см Сталь, бирюза, стекло, золото, серебро, изумруды, чеканка (ГИМ, Москва)

 


Суриков Василий Иванович (1848-1916)


И в качестве итога: пожалуй, эту картину Сурикова должно считать тем самым образцом для подражания, на который должен, по идее, равняться каждый художник-баталист, кому пришло в голову писать похожие по размерам полотна. И писать именно так, хотя сегодня можно портреты нужных людей, равно как и изображения оружия и доспехов, получить при помощи Интернета!

Автор:Вячеслав ШпаковскийСтатьи из этой серии:Куликовская битва в образах и картинах
«Битва при Ангиари» и «Битва при Марчиано»: ученик против учителя, символизм против реализма
«Битва при Ангиари» и «Битва при Марчиано». Леонардо да Винчи и Джорджо Вазари
Павел Корин. «Александр Невский». Неразрешимая задача мятущейся души
«Битва при Грюнвальде» Яна Матейко: когда эпичности слишком много
«Богатыри» Васнецова: когда в картине главное эпичность

Картина дня

))}
Loading...
наверх