Операция «Антропоид»: убить рейхспротектора

 
27 мая 1942 года на окраине Праги был смертельно ранен Рейнхард Гейдрих – генерал полиции, обергруппенфюрер СС, начальник главного управления имперской безопасности, исполнявший на тот момент должность имперского протектора Богемии и Моравии. Гейдриха тогда считали «третьим человеком в рейхе», а Вальтер Шелленберг (подчиненный Гейдриха) в своих воспоминаниях даже назвал его «невидимым стержнем, вокруг которого вращался нацистский режим».

Когда Гитлер пришел к власти, именно Гейдрих и Гиммлер по своей инициативе открыли в Мюнхене первые концлагеря – «для перевоспитания противников режима».
В 1936 году Гейдрих был назначен начальником СД (внутренняя служба безопасности НСДАП) и полиции безопасности Германии (в которую входили криминальная полиция и гестапо). Гиммлер официально заявил, что вне подозрения в III Рейхе только вождь партии – Адольф Гитлер, ко всем остальным в любое время могут придти люди из гестапо или СД. И потому влияние Гейдриха и страх, который он всем внушал, были поистине огромными. С сентября 1939 года, после объединения спецслужб Германии в Главное управление имперской безопасности, Гейдрих, ставший заместителем Гиммлера, достиг пика своего могущества. При этом отношения между ними теперь были далеки от идиллии. Гиммлер подозревал ставшего слишком независимым подчиненного в желании возглавить министерство внутренних дел и на всякий случай собирал на него компромат. Выяснилось, например, что один из организаторов Холокоста мог быть евреем: об отце Гейдриха в «Музыкальной энциклопедии Римана» (1916 г.) говорилось: «Бруно Гейдрих, настоящая фамилия Зюсс». Дело в том, что отец Гейдриха был известным композитором, оперы которого ставились в Лейпциге и Кёльне, основателем музыкальной школы в Галле. Неудивительно, что и его сын, Рейнхард, хорошо играл на скрипке, однако карьера музыканта у него не сложилась. Сотрудник СД Герман Берендс, однажды случайно увидевший в архиве Гиммлера донесения относительно наличия еврейской крови у Гейдриха, сообщил об этом своему начальнику. Тот мрачно ответил, что удивился бы, если бы Гиммлер такие материалы не собирал. Другим соперником Гейдриха был начальник Абвера Вильгельм Канарис.

 

Операция «Антропоид»: убить рейхспротектора

Адмирал Вильгельм Франц Канарис


Первая их встреча произошла на учебном крейсере «Берлин», где Канарис исполнял должность старшего помощника капитана, а Гейдрих был мичманом. Отношения между офицерами в то время были достаточно дружескими, Гейдрих и жена Канариса играли в одном струнном квартете. Именно Канарис посоветовал Рейнхарду поступить в морскую разведку и протежировал ему, о чем впоследствии, когда Гейдрих возглавил конкурирующую организацию, очень жалел. Внешне дружеские отношения Гейдриха с Гиммлером и Канарисом, на самом деле, были настолько напряженными, что после его гибели по Берлину стали распространяться слухи об их причастности к смерти рейхспротектора.

Но как же чиновник такого высокого ранга оказался на посту рейхспротектора Богемии и Моравии? 

Чехия при нацистском режиме


После оккупации Чехословакии (14-15 марта 1939 г.) эта страна была разделена на две части: Словакия «получила независимость», превратившись в марионеточное государство с профашистским режимом, Чехия же вошла в состав Рейха как «протекторат Богемия и Моравия». При этом она сохранила собственное правительство и даже небольшую армию. Продолжали работать чешские школы, университеты, больницы, банки. Первым рейхспротектором стал бывший министр иностранных дел Германии Константин фон Нейрат, который практически не вмешивался в чешские дела, осуществляя лишь общий контроль. Впрочем, и особых поводов для вмешательства пока ещё не было. Й. Геббельс тогда оставил такую запись в своем дневнике: 
«Чехи работают к нашему полному удовлетворению и делают максимум возможного под лозунгом «Все для нашего фюрера Адольфа Гитлера!»


Но заместитель Нейрата, судетский немец Карл Герман Франк, решил «подсидеть» шефа. 20 сентября 1941 г. он отправился в Берлин, чтобы убедить высшее руководство Рейха в том, что чехи могут работать более эффективно, но «излишняя мягкость» Нейрата мешает ему добиться более впечатляющих результатов. Однако Гейдрих, которого Гитлер вызвал для консультаций по этому вопросу, доложил фюреру о тайных связях чешского правительства с Москвой и Лондоном. И это был уже «камень в огород» самого Франка. Гитлер пришел в ярость и поручил Гейдриху «навести порядок в Праге». 

С Нейратом обошлись достаточно мягко: 27 сентября 1941 года его «временно» освободили от должности «по состоянию здоровья». На время его «болезни» рейхспротектором Богемии и Моравии был назначен Гейдрих, который, прибыв в Прагу, заявил, что «раздавит тех, кто окажет сопротивление, но вознаградит тех, кто готов быть полезным».


Передняя полоса чешской газеты «Народна политика»: объявление о вступлении Гейдриха в должность рейхспротектора



Рейнхард Гейдрих во время торжественного поднятия государственного флага во дворе Пражского Града, 28 сентября 1941 года


«Мягкая сила» Рейнхарда Гейдриха


В первые 12 дней правления Гейдриха были казнены 207 человек, всего же за 7 месяцев его управления Чехией было арестовано 5 000 человек. Например, 28 октября была разогнана студенческая демонстрация, посвященная 21-ой годовщине независимости Чехии. Один из лидеров студентов получил ранение, от которого скончался. 15 ноября во время его похорон начались новые волнения. В результате 17 ноября были казнены девять арестованных студентов, 1800 – отправлены в концентрационный лагерь Саксенхаузен. Однако надо сказать, что репрессии Гейдриха длились недолго. Показав «кнут», он тут же достал и «пряник»: повысил нормы снабжения для чешских рабочих (которых было около 2 млн человек), приказал выделить 200 000 пар обуви для тех из них, что были заняты в военной промышленности. Было также увеличено количество сигарет и продуктов, выдаваемых по карточкам прочим категориям граждан. Гостиницы и пансионаты в Карловых Варах и других курортах стали домами отдыха для рабочих. Кроме того, рабочим выделялись бесплатные билеты на футбол, в театры и кино, а 1 мая было объявлено праздничным днем.


Сам Гейдрих так объяснял свою политику подчиненным:
«Мне нужно здесь спокойствие, чтобы чешский рабочий полностью включился в немецкие военные усилия, чтобы не снижались объемы поставок, и здешняя индустрия вооружений развивалась. Само собой разумеется, необходимо добавить чешским рабочим жратвы, ведь они должны выполнять свою работу».


А вот как отзывался о ситуации в Чехии А. Гитлер:
«Чехи олицетворяют собой рабскую покорность. Чехов можно сделать фанатичными сторонниками рейха, если, учитывая, что они любители поесть, дать им двойной паек. Они сочтут своим моральным долгом трудиться на военных заводах вдвое больше».


В планах Гейдриха была полная германизация подходящих по расовым параметрам чехов (с этой целью было проведено обследование детей в чешских школах). Часть населения, не соответствующую расовым критериям, предполагалось переселить на оккупированные территории СССР. Но об этом, естественно, в газетах не сообщалось. И популярность Гейдриха в Чехии резко возросла, в Праге он чувствовал себя очень комфортно, даже передвигался по городу в открытой машине без охраны. И эта идиллия очень нервировала находившегося в Лондоне Эдварда Бенеша – президента Чехословакии в изгнании.

Операция «Антропоид»


По словам Мирослава Каха (деятель чешского Сопротивления), «коллаборационизм среди граждан (Чехии) начал превышать разумную меру», и авторитет Бенеша в глазах союзников был на критической отметке. Поэтому был принято решение организовать громкую «акцию возмездия», которая, по словам начальника военной разведки Чехословакии Франтишека Моравеца, «во-первых, подняла бы престиж Чехословакии на международной арене. Во-вторых, ее успех подтолкнула движение народных масс, хотя при этом плата будет высокой».

Свободно передвигающийся по улицам Праги Гейдрих в качестве объекта покушения подходил идеально. Моравец продолжает:
«Президент Бенеш, внимательно выслушав мои доводы, заявил, что он как верховный главнокомандующий согласен с ними и считает, что, хотя операция и потребует жертв, она необходима для блага родины. И отдал приказ разработать все в строжайшей тайне: «Тогда этот акт может быть расценен как стихийное проявление отчаяния народа».



Эдвард Бенеш



Франтишек Моравец


Повышение престижа чешского правительства в изгнании не было единственной задачей операции. Убийством высокопоставленного чиновника Бенеш и его сотрудники надеялись спровоцировать ответные карательные акции немцев, что, в свою очередь, должно было нарушить спокойную и размеренную жизнь местного населения и подтолкнуть его к протесту и сопротивлению. Проблема была в том, что чешское подполье было чрезвычайно слабым, и выполнить задачу не могло. Поэтому исполнителей стали искать среди военнослужащих чешской бригады, сформированной на территории Англии. К планированию операции, получившей кодовое название «Антропоид», было привлечено также Управление специальных операций Великобритании. Несколько групп парашютистов были заброшены на территорию Чехии, где, как выяснилось, их никто не ждал. Выжившие утверждали потом, что они попали в абсолютно враждебную среду. Вот такой рассказ оставил Ян Земек: 
«У нас была разве лишь последняя пуля, чтобы прострелить себе голову… Всюду сотни и сотни предателей… Люди не доверяли друг другу. Когда высадились члены группы Platinum, они пришли по адресу, считавшемуся надежным. Но хозяин квартиры их выгнал, а потом выдал…»


Подготовка исполнителей оказалась совершенно недостаточной, практически все группы попали не туда, куда планировалось, часть людей получила травмы при неудачном приземлении, другие не смогли найти сброшенное им вслед снаряжение и оружие. Радист Вильям Герик, добравшись добрался до Праги, выяснил, что выданные ему деньги бесполезны без продуктовых карточек. Когда он, голодный, появился на рекомендованной конспиративной квартире, хозяин предложил ему сдаться гестапо – он так и поступил 4 апреля 1942 г. Другой член этой группы, Иван Коларжик, 1 апреля 1942 г. покончил с собой, будучи окружен немцами. 

Параллельно с подготовкой к покушению на Гейдриха было решено провести еще одну операцию – Tin, в рамках которой Ярослав Шварц и Людвиг Цупал должны были убить министра образования и пропаганды Протектората Эммануэля Моравеца. 29 апреля 1942 года они были заброшены в Чехию, но травмировались при приземлении и потеряли всю экипировку. В результате данная операция была свернута.

Но вернемся к операции «Антропоид». Главную роль в покушении на Гейдриха должны были играть Ян Кубиш и Йозеф Габчик.


Ян Кубиш и Йозеф Габчик


Кубиш ранее проходил службу в чехословацкой армии в звании сержанта. В дальнейшем служил в чехословацком легионе Польши и во Французском иностранном легионе. В 1940 г. принимал участие в сражениях с немцами у реки Луара, был награжден Французским Военным крестом и произведен в сержанты. После капитуляции Франции эвакуирован в Англию, где, после курсов обучения основам диверсионной деятельности в третий раз получил звание сержанта. Габчик также служил в чехословацком легионе Польши (где познакомился с Кубишем) и во Французском иностранном легионе. Позже был переведен в 1-ую чехословацкую дивизию, исполнял обязанности заместителя командира пулеметного взвода. После эвакуации в Англию, служил в 1-ой чехословацкой смешанной бригаде. На момент операции имел чин ротмистра, в 2002 году ему было посмертно присвоено звание полковника. 

Главная группа была выброшена на территорию Протектората со второй попытки в ночь на 29 декабря 1941 г. Из-за ошибки пилотов, приземлились они не под Пльзенем, как предполагалось, а в пригороде Праги Негвизды. К тому же Габчик во время приземления повредил ногу. Пришлось задержаться в доме одного из местных жителей, который согласился укрыть Кубиша и Габчика, и не выдал их. Затем, в помощь им, были сброшены ещё две группы диверсантов – три и два человека соответственно. К выполнению задания они смогли приступить лишь в мае 1942 года. Они не знали, что в выбранный ими день Гейдрих собирался отправиться на встречу с Гитлером – в Берлин. Вполне возможно, по итогам этой встречи его ждало новое назначение, и вся операция могла сорваться. Место для покушения было выбрано весьма подходящее: на дороге в пражском пригороде Либень, по пути из загородного дома, выбранного Гейдрихом, в центр Праги был крутой поворот, где машина протектора неизбежно должна была сбавить скорость. 27 мая, приехавшие сюда на велосипедах, Кубиш и Габчик встали у трамвайной остановки. Еще один член их группы, Йозеф Вальчек, увидев приближающуюся машину Гейдриха, подал сигнал зеркалом. В автомобиле, как обычно, кроме Гейдриха находился только водитель. В 10 часов 32 минуты, когда автомобиль оказался прямо перед диверсантами, Габчик попытался открыть огонь из пистолета-пулемета «Sten».


Кадр из фильма «Мозг Гиммлера зовётся Гейдрихом», 2017 г.


Но патрон заклинило, и казалось уже, что для Гейдриха все закончилось вполне благополучно. Однако рейхспротектор был то ли излишне смелым, то ли не очень умным человеком: вместо того, чтобы приказать шоферу прибавить скорость и покинуть опасное место, он заставил его остановить автомобиль, вытащил пистолет и вместе с водителем попытался схватить диверсанта.


Кадр из фильма «Мозг Гиммлера зовётся Гейдрихом»


Ян Кубиш бросил гранату – и не попал в стоящий напротив него автомобиль (!): граната закатилась под правое заднее колесо и взорвалась там. Раны получили все, кроме Габчека. Гейдрих ещё нашел силы выйти из автомобиля, но упал рядом, приказывая водителю преследовать нападавших.


Кадр из фильма «Антропоид», 2016 г.


После этого шофер стреляет в Кубиша, но и его пистолет дает осечку. Кубиш, в свою очередь, выстрелил в оказавшегося поблизости чешского полицейского, не попал, и уехал от места покушения на велосипеде. Габчик же в это время забежал в мясной магазин некоего Франтишека Браунера. Спрятаться там не удалось: мясник услужливо распахнул дверь перед преследующим Габчика водителем Гейдриха, открыв огонь, диверсант дважды ранил немца, снова выскочил на улицу и прыгнул в подошедший трамвай, на котором благополучно скрылся.

Сейчас на этом месте в Праге можно увидеть памятник: два парашютиста в британской военной форме – это Кубиш и Габчик. Третья фигура символизирует помогавших им чехов и словаков. На бронзовой плите надпись: 
«Здесь в пятницу 27 мая 1942 года в 10.35 героические чехословацкие парашютисты Ян Кубиш и Йозеф Габчик совершили один из самых важных поступков времен Второй мировой войны — убили имперского протектора Райнхарда Гейдриха. Они не сумели бы исполнить эту миссию без помощи сотен чешских патриотов, которые заплатили за свою храбрость собственными жизнями».



Мемориал операции «Антропоид»


Но вернемся в май 1942 года. Чешский полицейский, в которого не попал Кубиш, остановил проезжавший мимо грузовик, на котором Гейдриха доставили в госпиталь Буловка. Здесь выяснилось, что у рейхспротектора осколочное ранение селезенки и перелом одного из ребер, который привел к развитию пневмоторакса. Селезенка была удалена, но 4 июня Гейдрих погиб от раневой инфекции.


Прощание с телом Гейдриха в Праге


Свои соболезнования Рейху и семье погибшего, помимо прочих, выразили и руководители украинских националистов.

Гейдрих был похоронен на берлинском кладбище Инвалидов, но после окончания войны надгробие было уничтожено и теперь место его захоронения неизвестно. Гитлер посмертно наградил Гейдриха «Германским Орденом», в прощальной речи назвав его «незаменимым борцом» и «человеком с железным сердцем». Г.Гиммлер немного позже назовет своего бывшего подчиненного «сияющим великим человеком», который «внёс преисполненный жертвенности вклад в борьбу за свободу немецкого народа».

Последствия операции «Антропоид»


Пост рейхспротектора Богемии и Моравии получил оберстгруппенфюрер СС, генерал-полковник полиции Курт Далюге. В Чехии было введено чрезвычайное положение, за информацию о диверсантах была объявлена награда, которую не погнушались получить более 60 человек – в общей сложности было выплачено 20 млн крон. Больше всех (по 5 млн крон) получили два чешских парашютиста, которые добровольно явились к немцам и рассказали все, что им известно. Одним из них был Карел Чурда, заброшенный в Чехию в марте 1942 года. Начальник пражского гестапо докладывал: 
«16 июня явился гражданин протектората Карел Чурда. Данное им описание парашютиста совпало с описанием некоего Йозефа Габчика. Чурда высказал предположение, что вторым преступником может быть лучший друг Габчика — Ян Кубиш…»


Семь чешских парашютистов – Йозеф Габчик, Ян Кубиш, Ян Хрубы, Йозеф Валчик, Адольф Опалка, Йозеф Бублик и Ярослав Шварц (заброшенный в Чехию в рамках операции Tin), попытались укрыться в кафедральном соборе Святых Кирилла и Мефодия – главном православном храме Праги.


Собор Святых Кирилла и Мефодия, Прага


18 июня этот храм был окружен немецкими солдатами и гестаповцами. Через несколько часов перестрелки шестеро из них застрелились, чтобы не попасть в плен. Тяжело раненный Кубиш скончался по дороге в госпиталь.


Мемориальная доска на стене храма Кирилла и Мефодия


Предстоятель чехословацкой православной церкви Горазд был казнен за помощь этим людям, позже он был канонизирован и признан великомучеником.


Святой Горазд Богемский и Мораво-Силезский, икона


Последний участник несостоявшейся операции Tin, Людвиг Цупал, в январе 1943 года был выдан гестапо собственным отцом, при попытке ареста он застрелился.

Расправы с мирными жителями, заподозренными в помощи парашютистам, вошли в историю как «гейдрихиада». В частности, были уничтожены две деревни – Лежаки и Лидице. В Лежаках действительно располагалась одна из баз парашютистов. Последний из них успел передать сообщение: «Деревня Лежаки, где находилась моя база, стерта с лица земли. Помогавшие нам люди арестованы». А вот Лидице была уничтожена лишь потому, что в вещах одного из захваченных парашютистов были обнаружены адреса двух семей из этой деревни. В результате все дома в Лидице были разрушены, мужчины – расстреляны, женщин отправили в концлагерь Равенсбрюк.


Мемориал в Лидице


Заместитель имперского протектора бригадефюрер СС Карл Герман Франк сказал по этому поводу, что теперь на этой земле «будет прекрасно расти кукуруза». В мае 1945 года он был арестован и повешен в 1946 году. В ответ на уничтожение Лидиц, У. Черчилль предложил стереть с лица земли три немецкие деревни, но командующий военно-воздушными силами Великобритании не согласился с ним, заявив, что для этого потребуются сто бомбардировщиков.

Лондонский президент Чехии Бенеш поздравил генерала Моравеца с успехом, назвав операцию «Антропоид» «актом справедливой мести со стороны народа». Но сам Моравец иллюзий по этому поводу не питал, отмечая, что убийство Гейдриха, хоть и подняло престиж правительства в изгнании, не послужило поводом для подъёма Сопротивления. Более того, в июле 1942 года на Вацлавской площади Праги правительством Протектората была устроена манифестация, в которой приняли участие двести тысяч человек. Толпа скандировала: «Да здравствует Адольф Гитлер! Слава рейху!»

В декабре 1943 года в Москве В.М. Молотов спросил у Бенеша: в чем проявляется сопротивление немцам чешского народа?

Бенеш попытался объяснить покорность чехов географическими условиями, которые не позволяют проводить партизанские акции. 

После войны куратора операции «Антропоид» Франтишека Моравеца в Чехии встретили упреками, считая виновным в смерти тысяч неповинных людей. Более того, когда Моравец приехал в тюрьму, чтобы посмотреть на предавшего его людей Карела Чурду, тот нагло заявил ему: «Из-за меня погибли два человека, из-за тебя пять тысяч, и кого же из нас должны расстрелять?»

Во время суда Чурда спросил обвинителя: «А разве вы не сделали бы то же самое за миллион?»

Он был осужден за измену и повешен 29 апреля 1947 года в пражской тюрьме Панкрац.

И лишь через много лет отношение чехов к операции «Антропоид» изменилось в лучшую сторону. Ликвидировавших Гейдриха парашютистов теперь считают национальными героями, о них снимаются фильмы, пишутся песни, выпускаются посвященные их подвигу марки.


Чешский почтовый блок, посвященный операции «Антропоид»



Афиша чехословацкого фильма «Покушение», 1964 г.
Источник ➝

Ларнака

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

На острове Кипр я побывал зимой. В низкий сезон народу не много, что хорошо способствует изучению достопримечательностей острова без лишних толп туристов. Ближайшим к моему отелю крупным городом был город Ларнака. Он является третьим по величине городом на Кипре (после Никосии и Лимасола), с населением около 70 000 человек.

 

Ранее на месте города Ларнака, находился античный город-государство Китион (относится к позднему бронзовому веку). Сейчас Ларнака это курортный город с множеством отелей,  большим пляжем, а так же расположенным неподалеку аэропортом.

Муниципальная художественная галерея.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Фонтан у галереи.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Деревянный настил на пристани.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Стоянка яхт.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

И конечно, куда же без кошек, которых на Кипре везде очень много.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Пляж.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Температура воды в море зимой на Кипре редко опускается ниже + 18 градусов, а температура воздуха + 15. Но, для купания весьма холодно, хотя не всех это останавливает.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Я же смог только промочить кроссовки )

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Достаточно крупные чайки тусуются на пляже.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Знак.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Набережная у моря.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Новогодняя елка на фоне портовых кранов.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Ларнакский форт. Был построен европейцами в XIV веке и перестроен турками в 1625 году для охраны гавани Ларнаки.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Пушки внутри форта.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Церковь Святого Лазаря (898 год). Церковь названа в честь Лазаря, которого, согласно Евангелию, воскресил Иисус Христос. После этого, из-за преследований, он был вынужден  покинуть Иудею и в 33 году перебрался на Кипр, где стал первым епископом Китиона.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Пробка в центре города.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Так выглядит полицейский участок.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Много раз вдел в Ларнаке вот такие шести дверные такси Мерседес.

Ларнака Архитектура, Фотография, Кипр, Путешествия, Длиннопост

Спасибо за просмотр!

 

Мой Instagram

«Учебное полотно» великого мастера - 2

Из-за размеров картины, которую Суриков писал на дому, ему даже пришлось поменять московскую квартиру, на которую он переехал, вернувшись из Красноярска осенью 1890 года, на большую по размерам. В декабре 1892 года Суриков сделал в работе над полотном перерыв, так как готовил к выставке картину «Исцеление слепорожденного». Однако в начале 1894 года опять принялся за «своего Ермака». Причем сначала цветовая гамма картины была ярче. Но потом Суриков выбрал для нее тот самый мрачный колорит, в котором мы все ее теперь знаем.

Долгое время Ермак по полотну «кочевал», то «прятался» за другими казаками, то, в более поздних вариантах, напротив, был полностью отделен от своего воинства, и лишь в итоге художник нашел для него самое подходящее место.


Этюд «Стрелок». И посмотрите, как тщательно прописаны все детали, хотя сами по себе мазки этюда и несколько грубоваты. И зерцало, и шлем, и узорчатая сумочка на поясе – все очень реалистично!


Полотно «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем» было окончено Суриковым в 1895 году, а уже в марте этого же года совет Академии художеств присвоил ему за него звание академика. Полотно купил государь-император за 40 тысяч рублей — самую большую сумму, которую когда-либо давали за картину кисти русского художника. Уже в апреле 1895 года был подписан царский указ об учреждении Русского музея Императора Александра III и сюда же была передана эта картина. Третьякову (которому Суриков первоначально обещал это полотно) он все в том же 1895 году подарил копию картины меньших размеров (103×59 см).


Казак с ружьем. А тут так: сабля выписана исторически верно. А вот ружьецо-то осовременено лет так на двести, не меньше


Интересно, что В. Солоухин написал об этой картине в 1966 году, вернее, написал то, что о ней в разное время говорили экскурсоводы музея. Сначала – что Суриков хотел показать народ. Народ, народ и народ. Кругом народ. Ермак не выделен, окружен народом, находится в самом центре народа. Но за пятнадцать лет до этого, по его словам, говорилось иное: «Ермак расположен в центре композиции, чем подчеркивается его роль вождя, атамана, полководца. Он стоит под знаменем, под Спасом-нерукотворным и под Георгием Победоносцем. Чувствуется, как его воля цементирует атакующее войско. Все воины сплотились вокруг него и готовы сложить головы, но не выдать своего атамана». (В. Солоухин. Письма из Русского музея, 1966 г.) Ну, так вот: всякому времени, свои песни и свой взгляд на вещи. Пройдет еще какое-то время, и новые экскурсоводы (возможно, это будет робот с милым женским голосом) скажет, что перед нами изображение типичного колониального разбоя и нетолерантное отношение более развитой нации к другой! Не дай бог, конечно, но кто знает, что может быть…


А вот здесь замок ружья выписан просто великолепно, так что мы даже можем определить его тип. Сегодня такие замки называют английским термином «шапхан». Известно, что русским оружейникам конструкция шапхана была известна, и на основе разработок иностранных мастеров они создали на ее основе «самопальное ружье», или «самопал». Оружие было не слишком тяжелым, что позволяло стрелять, просто уперев такой самопал в плечо

 


Известно, что ударные замки такого типа уже существовали в 1544 г., поскольку шапханы в это время уже применялись. Правда, в то время они еще не вытеснили колесцовые замки и фитильные. В начале XVII века о них писали как о наиболее удобных замках для охотничьих ружей, поскольку, мол, они всегда готовы к выстрелу и не выдают стрелка запахом дыма. А вот на поле боя все-таки лучше фитильный замок, поскольку он… надежнее


Толстые одежды из шкур, давали, пожалуй, аборигенам хоть какую-то защиту от холодного оружия. Но не от пуль! К тому же в то время пули на Руси не столько лили, сколько рубили – отливали пруток из свинца и рубили цилиндрики топором на полене. Круглые пули использовали главным образом на охоте, а вот в бой заряжали по три-пять таких вот «цилиндриков»! Именно поэтому некоторые характеристики русского огнестрельного оружия того времени трудно понять не специалисту. «Пять резов на гривенку» — это как? А так, что в ствол такого ружья войдет пять пуль, нарубленных из свинцового прутка общим весом в одну гривенку, то 204,75 грамма! Делим на пять и получаем 40 граммов — вес каждой «пули». Понятно, что точно в цель при выстреле «этим» попасть было нельзя, но это при попадании в тело раны были просто ужасающими. Именно поэтому, кстати, при стрельбе часто использовались А-образные стойки-опоры для очень тяжелого ствола, что мы как раз и видим на картине у Сурикова. Кстати, у крайнего слева стрелка, что пользуется этой подставкой, ружье как раз фитильное, так что… Суриков – молодец, только это и можно сказать.




Аркебуза фитильно-колесцовая, Южная Германия, Аугсбург, 1585 гг. Длина общая: 1160 см; калибр: 13 см; длина ствола: 700 см. Ружье казнозарядное. Ствол в казенной части с зарядной каморой с откидной крышкой, которая открывается с помощью рычага, расположенного у хвостовика. Рычаг выполнен в виде мужской головы. У хвостовика выбито клеймо аугсбургского ствольного мастера, работавшего в 1585 г. Крышка каморы фиксируется при помощи пружинной защелкой. В камору вкладывается металлическая гильза с затравочным отверстием и шпилькой, выступающей из донца. Шпилька обеспечивает жесткую фиксацию гильзы в канале ствола таким образом, чтобы затравочное отверстие гильзы всегда совмещалось с затравочным отверстием на стволе. То есть, по сути, здесь применялось патронное заряжание. Вот это прогресс! Ну а наличие заранее заряженных гильз могло дать значительную экономию времени при заряжании. Замок аркебузы комбинированный, сочетающий фитильный курок (серпентин) с курком колесцового замка. В случае отказа сложного колесцового механизма можно было использовать фитильный способ воспламенения заряда. Пороховая полка имела автоматически закрывающуюся крышку. Ключ для завода колесцового механизма не требовался. По-видимому, его взведение осуществлялось с помощью курка. Понятно, что это охотничье, богато декорированное оружие в руках у казаков оказаться не могло. Но что-то видом и устройством попроще… Почему бы и нет? (ГИМ, Москва)


Но это история. А сегодня у нас задача другая – рассмотреть, как именно, правильно или неправильно, Серов изобразил на своем полотне оружие и доспехи, что там из музея, а что… от лукавого?


Пушка вертлюжная XVIII в. Длина общая с винградом: 29 см; длина без винграда: 25,5 см; длина уключины: 26 см; калибр: 21 мм. Такие вот «орудия» вполне могли стоять и на судах у Ермака

 


Противники казаков вооружены луками, копьями, и только у одного арбалет, металлический щит и шлем. Ну, тут все точно так же, как было и у Кортеса с Писарро


Безусловно, основным типом замка на стрелковом оружии у стрельцов и казаков даже в 1585 году должен был быть фитильный замок. И совершенно правильно сделал художник, что никого из казаков не вооружил пистолетом – в то время колесцовые пистолеты были очень дорогим оружием и в Россию не экспортировались. То есть выбирать мы можем только из фитильного замка и замка-шапхана. Я бы, конечно, постарался показать стрелков с фитильными ружьями, но… тут уж художник не слишком погрешил против истины, всего-то 50 лет разницы. Ведь даже ополченцы и стрельцы 1612 года стреляли именно из фитильных ружей, поскольку именно тогда уже стали появляться и более совершенные образцы ружей с ударными замками – трофеи, отнятые у поляков и шведов.


На картине у одного из казаков мы видим топор. В коллекции ГИМа есть топор XVII в. Длина: 16,5 см (топор); ширина у лезвия: 95 мм (лезвие); длина древка: 36 см (топорище). Можно бревна на избу тесать, можно басурманам головы рубить!

 


Бахтерец первой половина XVI в. (ГИМ, Москва)

 


Бахтерец XVII в. (ГИМ, Москва)

 


Шишак. Западная Европа, Священная Римская империя Германской нации. Вторая половина XVI в. Высота: 29 см; диаметр основания: 23х21,5 см (ГИМ, Москва) Суриков многим казакам нарисовал красивые сабли. И это исторический факт. Иметь саблю в богатых ножнах было престижным, как золотую цепь на шее в минувшие 90-е у нас среди определенной категории населения. И сабли с такими ножнами в Россию и поставлялись, и производились на месте. Но и поставки были очень значительны. Персия, Турция – вот откуда к нам шли сабли с золотой насечкой на клинках и ножнами, украшенными кораллами, и бирюзой.


Палаш Скопина Шуйского (ГИМ, Москва)

 


Сабля князя Пожарского. XVII в. Длина: 105 см; длина клинка: 92 см Сталь, бирюза, стекло, золото, серебро, изумруды, чеканка (ГИМ, Москва)

 


Суриков Василий Иванович (1848-1916)


И в качестве итога: пожалуй, эту картину Сурикова должно считать тем самым образцом для подражания, на который должен, по идее, равняться каждый художник-баталист, кому пришло в голову писать похожие по размерам полотна. И писать именно так, хотя сегодня можно портреты нужных людей, равно как и изображения оружия и доспехов, получить при помощи Интернета!

Автор:Вячеслав ШпаковскийСтатьи из этой серии:Куликовская битва в образах и картинах
«Битва при Ангиари» и «Битва при Марчиано»: ученик против учителя, символизм против реализма
«Битва при Ангиари» и «Битва при Марчиано». Леонардо да Винчи и Джорджо Вазари
Павел Корин. «Александр Невский». Неразрешимая задача мятущейся души
«Битва при Грюнвальде» Яна Матейко: когда эпичности слишком много
«Богатыри» Васнецова: когда в картине главное эпичность

Картина дня

))}
Loading...
наверх